Назад

Версия для слабовидящих

В избранное

Настройки

Фашизм глазами социолога

№93 сентябрь 2022

Слово «фашизм» давно превратилось в расхожий штамп, поэтому мало кто способен дать его точное определение. Такую попытку предпринял знаменитый американский социолог Майкл Манн

Michael Mann professor 2.png

Майкл Манн

Манн, профессор социологии Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе, известен серией книг о социальных источниках политической власти, в которых он исследовал и фашистские режимы. Его книга «Фашисты. Социология фашистских движений» вышла в США в 2004 году, а в 2019-м была выпущена на русском языке в издательстве «Пятый Рим». В ней автор изучает генезис и историю фашистских движений в шести европейских странах – Италии, Германии, Австрии, Венгрии, Румынии и Испании.

 

Неутешительные выводы

Проанализировав множество фактов, Манн приходит к неутешительному, казалось бы, выводу: эти движения имеют не так много общего как между собой, так и с другими фашистскими партиями. Однако уже в начале книги он выделяет три объединяющих их признака – национализм, радикальный этатизм и парамилитаризм, то есть склонность к вооруженному насилию. Позже к этому добавляются еще два признака – трансцендентность, или претензия на преодоление социальных и классовых противоречий, и постоянные чистки «чуждых элементов». В итоге автор дает такое базовое определение: «Фашизм – это попытка создать трансцендентное национальное государство, при помощи парамилитаризма проведя народ через чистки».

Главную причину путаницы, возникающей вокруг понятия фашизма, Манн видит в его теоретической неопределенности. Если коммунизм, например, основан на трудах Маркса – Энгельса – Ленина, то фашизм лишен таких «священных текстов», а часто одни его идеи выглядят противоположными другим. Однако профессор, в отличие от многих коллег, не спешит объявлять идеи фашистов нелепыми или безумными. Тем, кто торопится похоронить фашизм в прошлом, он терпеливо объясняет: «Фашизм – вовсе не тупиковая ветвь развития современного общества, не случайное отклонение… Фашизм – это, хотим мы того или нет, могущественная движущая сила Нового времени. В ХХ веке он был одной из ведущих политических доктрин всемирно-исторического значения… Фашизм был движением высоких идеалов: он сумел убедить значительную часть двух молодых поколений в том, что несет с собой более гармоничный общественный порядок… Понять фашизм – значит понять, как во имя, казалось бы, высоких идеалов современности люди творили зло, которому нет оправдания».

Далее Манн переходит к ответу на вопрос, как фашистам удалось завоевать широкую популярность. При этом он пытается развенчать модный тезис о том, что причиной этого стали экономические трудности, с которыми европейцы столкнулись после Первой мировой войны и Великой депрессии. Отметает он и представление о фашизме как «диктатуре лавочников», движении обедневшего среднего класса. На самом деле, утверждает Манн, «большинство членов крупных фашистских движений не были ни членами среднего класса, ни экономически обездоленными», при этом «они черпали свою поддержку из всех классов». Опровергается и советская теория, что Адольфа Гитлера и Бенито Муссолини привели к власти капиталисты из страха перед революцией. Согласно Манну, крупный капитал в Германии относился к фашистам не менее настороженно, чем к коммунистам. Правда, этому противоречат слова самого автора о том, что фюрера активно поддержали многие немецкие богачи, разделявшие его националистические и антикоммунистические взгляды.

 

Культ молодости

Касается автор и причин широкой поддержки фашизма интеллектуалами, особенно молодыми. Он отмечает: «Фашисты продвигали и пропагандировали культ молодости. Фашизм был молод и, следовательно, современен, он был обществом будущего». А попутно Манн спорит с теми, кто усматривает в фашизме консервативную и реакционную силу, настаивая, что это явление сугубо модернистское, разделяющее с либеральной идеологией ее неприятие традиционной религии, в которой фашизм видит соперника. Правда, в ряде стран (например, в Испании) фашистские режимы опирались на традиции и церковь, но из-за этого они, по логике Манна, в итоге перестали быть фашистскими. Впрочем, именно это обеспечило устойчивость режима Франко, да и Муссолини, по мнению автора, мог бы благополучно остаться у власти, если бы не ввязался в мировую войну. В этом проявилась слабая сторона фашистских движений – их зависимость от воли вождя, неспособность исправлять принятые им ошибочные решения.

Что касается сильных сторон, то к ним Манн относит уже упомянутую теоретическую аморфность, позволяющую фашизму существенно меняться, отбрасывая чересчур радикальные идеи и методы. При этом автор считает, что сегодня угрозы возрождения фашизма нет, поскольку современные правые радикалы не соответствуют изобретенным этим движением критериям. Например, не имеют парамилитарных формирований и не применяют в широких масштабах уличное насилие, чтобы не потерять поддержку избирателей. «Радикальные популистские партии, – пишет он, – могут создавать проблемы, но, учитывая, что европейские системные партии адаптируются под меняющееся макропространство и гибко реагируют на требования граждан, в Европе фашизм побежден, мертв и похоронен». Если фашизм сегодня где-то и возможен, считает Манн, то только на «глобальном Юге», в соединении с националистической или исламистской идеологией.

Хотя присущие фашизму этатизм и культ насилия, предупреждает социолог, надолго дискредитировали себя, их позиции могут окрепнуть из-за всеобщего недовольства западной либеральной идеологией. Если «неолиберализм, якобы способный обойтись вовсе без государства, причинит миру столько же вреда», то «радикальные этатистские ценности снова сольются с радикальным парамилитарным национализмом в движениях, напоминающих фашизм». Стоит отметить, что после выхода книги именно это произошло в ряде государств Восточной Европы, включая некоторые бывшие республики СССР, где национализм, этатизм и парамилитаризм расцвели пышным цветом. При этом либералы Запада, используя эти движения в своих целях, пестуют их так же, как их предшественники пестовали немецкий и итальянский фашизм. А это заставляет со всей внимательностью отнестись к еще одному выводу профессора Манна: «Предпосылки возрождения фашизма живы и по сей день».

Иван ИЗМАЙЛОВ

1690116_original 1.png

Факельное шествие в честь 112-й годовщины со дня рождения Степана Бандеры в Киеве. 2021 год

Иван Измайлов