Назад

Версия для слабовидящих

В избранное

Настройки

Крах Муссолини

№93 сентябрь 2022

Режим дуче подкосили не внутриполитические проблемы, а решение вступить на стороне Гитлера во Вторую мировую войну.

В Первую мировую войну Италия вступила в 1915 году: когда стало очевидно, что Антанта выигрывает, она просто присоединилась к потенциальному победителю, хотя до этого находилась в противоположном лагере, будучи одной из стран – основательниц Тройственного союза. В 1940-м Бенито Муссолини решил повторить кульбит: присоединиться к Адольфу Гитлеру, который к тому времени завершал разгром Франции и, по мнению дуче, и дальше имел все шансы на успех. Впрочем, в тот момент ни Гитлер, ни Муссолини понятия не имели, что судьба Второй мировой будет решаться не на западе Европы, а на востоке.

ALMKE4BDC 1.png

Встреча Адольфа Гитлера и Бенито Муссолини. Август 1941 года

«Параллельная война»

К началу 1940-х у дуче созрела идея «параллельной войны». Он исходил из того, что, в то время как Германия будет брать под свой контроль Центральную и Западную Европу, на юге то же самое будет делать Италия. Муссолини мечтал о Средиземноморье и Адриатике – традиционных сферах интересов Великобритании и Франции, и поэтому союз с Гитлером, развязавшим войну с этими странами, был для него вполне естественным.

1940 год итальянский фашизм встретил на пике своего могущества. Экономика находилась на подъеме, оппозиция ничем себя не проявляла, колониальная империя расширялась (недавно была захвачена Албания). Муссолини и его министр иностранных дел (по совместительству зять) Галеаццо Чиано даже через год после начала мировой войны умудрялись сохранять нормальные отношения со всеми ведущими державами. Хотя в мае 1939-го Чиано и Иоахим фон Риббентроп подписали «Стальной пакт» о военном союзе, дуче отказался вслед за Гитлером объявить войну Великобритании и Франции. Он даже вел тайные переговоры с британским министром иностранных дел лордом Галифаксом о переходе на сторону союзников, но те сочли требования Муссолини чрезмерными.

Фюрер оказался более щедрым: он сулил итальянскому союзнику и оружие, и промышленные товары, и прямую военную помощь, если тот вступит в войну. Обещал и поддержать планы превращения Средиземного моря в «итальянское озеро». И Муссолини не устоял – 10 июня 1940 года Италия вступила в войну и захватила приграничные территории Франции, которая уже готовилась капитулировать под натиском немцев. Это событие положило начало пяти кровавым годам, которые унесли жизни почти 500 тыс. граждан Италии, включая самого дуче.

 

Герои отступления

Зная, что Муссолини мечтает о расширении своих владений, Гитлер предложил ему на выбор две цели – Тунис и Югославию. Дуче, однако, решил иначе: в сентябре 1940-го его войска вторглись из Ливии в Египет, стремясь завладеть стратегически важным Суэцким каналом. Почти одновременно, в октябре, итальянцы без согласования с немцами попытались захватить Грецию, но небольшая армия этой страны оказала ожесточенное сопротивление и едва не отобрала у них Албанию. Британцы выбили войска дуче из Египта, а затем изгнали их из Эфиопии. Немцам пришлось выручать непутевого союзника: весной 1941 года они отправили в Африку и Грецию свои войска для поддержки итальянцев. В утешение Муссолини получил от немцев часть югославской и греческой территории. Считается, что, если бы не необходимость прийти на помощь дуче в Греции, Гитлер напал бы на Советский Союз, как и планировал, в середине мая 1941-го, однако он был вынужден на ходу корректировать планы и в итоге вторжение произошло 22 июня.

Сразу же после нападения нацистов на СССР дуче предложил направить итальянские войска на Восточный фронт. Гитлер, к тому времени успевший оценить боевые качества союзников, отнесся к этой идее без энтузиазма, но Муссолини настаивал. В августе на советско-германский фронт прибыли три дивизии (две моторизованные и одна кавалерийская) плюс добровольцы-чернорубашечники общей численностью 62 тыс. человек. Первые бои с отступающей Красной армией были успешными: при участии итальянцев гитлеровцы захватили Сталино (ныне Донецк) и другие города Донбасса. Весной 1942-го на Восточный фронт отправились пополнения, объединенные в 8-ю итальянскую армию численностью 335 тыс. человек – она должна была принять участие в наступлении на Сталинград. Осенью итальянцы вместе с румынами и венграми заняли рубеж на Среднем Дону, где их и застало советское контрнаступление.

В декабре 1-я гвардейская армия генерала Василия Кузнецова начала операцию «Малый Сатурн» по разгрому 8-й итальянской армии. За 11 дней боев бо́льшая часть армии была уничтожена или взята в плен. Оставшиеся три дивизии элитного Альпийского корпуса были разбиты в январе 1943-го 6-й армией Воронежского фронта. В феврале были подведены итоги: более 30 тыс. итальянских солдат и офицеров погибли, 64 тыс. попали в плен. Муссолини приказал срочно вывезти остатки армии в Италию, но было поздно – его популярности на родине был нанесен непоправимый ущерб. Говорили и о бездарности командования, и об эгоизме немцев, которые нарочно подставляли итальянцев под удар. Свою роль сыграло и другое, не менее тяжелое поражение: разгромленные британцами под Эль-Аламейном итальянцы и немцы были вынуждены оставить Египет и Ливию. Правда, в ноябре 1942-го итальянские войска вместе с немецкими оккупировали юг Франции и Тунис, но это не утешало население страны, которое получало по 200 граммов хлеба в день и подвергалось все более ожесточенным англо-американским бомбардировкам.

Под давлением поражений «Стальной пакт» дал трещину. Немцы называли своих союзников «героями отступления» и уверяли, что, если их не остановить, итальянцы готовы бежать прямо до своей родины. В апреле 1943 года Муссолини встретился с Гитлером в Зальцбурге, где фюрер заставил его пообещать «победить или умереть вместе». Однако в мае союзники по антигитлеровской коалиции захватили Тунис, взяв в плен 140 тыс. итальянцев, а в июле высадились на Сицилии. Дуче в панике обратился за помощью к Гитлеру, но тот был занят битвой под Курском и ограничился советом «эвакуировать остров».

3737.png

Колонна итальянских грузовиков «Фиат-СПА AS.37» и мотоциклистов на дороге в Северной Африке. 1940-е годы

Italian_Bersiglieri_in_Russia_1942 1.png

Бойцы итальянских особых стрелковых частей вместе с артиллерией продвигаются к линии фронта в донских степях. Июль 1942 года

Республика террора

Череда поражений заставила правящую элиту Италии организовать заговор, чтобы вывести страну из ведущей к катастрофе войны. В нем участвовали руководители Национальной фашистской партии, включая Чиано и министра юстиции Дино Гранди. 25 июля 1943 года Муссолини был вызван к королю Виктору Эммануилу III и там арестован. Новое правительство во главе с любимцем дуче маршалом Пьетро Бадольо объявило о прекращении военных действий. Но Гитлер, не желавший терять ценного союзника, приказал срочно подготовить операцию по освобождению Муссолини. 12 сентября команда немецких парашютистов во главе с Отто Скорцени высадилась на высокогорном курорте Гран-Сассо, где держали дуче, и вывезла его в Мюнхен. Гитлер предъявил ему ультиматум: Муссолини должен был стать главой нового правительства, иначе люфтваффе превратит Рим и Милан в руины.

Рассказывая об этом сыну Романо, дуче привычно приукрашивал свою роль. Согласившись возглавить марионеточный режим, он хотел не только предотвратить разрушение страны, но и вернуться к желанной власти, а заодно покарать изменников. Последнее он продемонстрировал сразу же, приказав арестовать Чиано и других заговорщиков, которые вскоре были казнены. Немцы не мешали Муссолини мстить, а он послушно утверждал их решения – и о конфискации у полуголодного населения остатков провизии для немецких войск, и о разоружении итальянских солдат, которых за любое сопротивление казнили или отправляли в концлагеря.

18 сентября дуче объявил себя главой Итальянской социальной республики, которая вошла в историю как «Республика Сало́» (в небольшом курортном городке Сало́ на озере Гарда располагалась ее столица). На оккупированной немцами территории Северной и Центральной Италии были воссозданы фашистская партия, правительство, армия во главе с маршалом Родольфо Грациани. Сам Муссолини, однако, всем этим почти не руководил: его мучила не только постоянная боль в желудке, но и запутанная семейная жизнь; он метался между законной супругой Ракеле и любовницей Клареттой Петаччи.

Между тем реальные полномочия в Северной Италии перешли к немецким военным властям во главе с фельдмаршалом Альбертом Кессельрингом. Против них выступили ушедшие в горы части разоруженной итальянской армии и подпольщики-коммунисты, начавшие партизанскую войну. В борьбе с ними немцы рискнули использовать наспех сколоченную армию «Республики Сало́», но она – кроме немногих элитных подразделений и «Черной гвардии» СС – была откровенно небоеспособна. Не в силах завоевать доверие итальянцев, фашисты попытались запугать их террором. Обычными стали массовые облавы и аресты, захват заложников и их расстрел в ответ на действия партизан. Среди карательных акций частей СС и их итальянских пособников самая кровавая состоялась в сентябре-октябре 1944 года в Мардзаботто, где было казнено 1830 человек – все население городка, включая женщин и детей. Итальянские евреи по требованию немцев были объявлены врагами нации и отправлены в лагеря смерти. Всего жертвами фашистского террора в 1943–1945 годах стали 32 тыс. итальянцев.

 

Закатившаяся звезда

Несмотря на репрессии, положение фашистского режима неуклонно ухудшалось. В июне 1944 года союзники заняли Рим, в августе – Флоренцию. Дуче пытался бодриться, призывая в речах вспомнить «золотое время фашизма, когда знамена Италии развевались от Альп до Сомали». Его ораторский дар еще мог зажечь толпу, но ненадолго – все знали про казни, нехватку продуктов, произвол и коррупцию фашистской власти. Знал это и сам Муссолини, все чаще впадавший в депрессию. В интервью журналистке Маделин Моллир в феврале 1945-го он жаловался: «Звезда моя закатилась. Я еще работаю, занимаюсь делами, но знаю, что все это – фарс. Я чувствую себя уже не актером, а зрителем».

Другие слышали от него еще более удивительные речи. Своему соратнику Джованни Прециози дуче признался, что до сих пор считает себя социалистом и презирает «расовый бред» Гитлера. В беседе с французским политиком Виктором Бартелеми он выразил сожаление, что не передал власть народу, а пошел на союз с капиталистами. Уехав в курортный городок Гарньяно на озере Гарда, он часами играл на скрипке или писал статьи, в которых пытался оправдать свою политику. Навестивший его Скорцени вспоминал: «Муссолини совсем отошел от дел… Он походил больше на философа, чем на главу правительства, и пытался не обнаруживать чувство безнадежности перед своими близкими».

17 апреля 1945 года дуче прибыл в Милан, где узнал о предстоящем отступлении немцев из Северной Италии. 25 апреля партизаны начали всеобщее восстание – в тот же день он провел переговоры с их командованием, добиваясь почетной капитуляции, но от него потребовали сдачи без всяких условий. Тогда Муссолини с немногими приближенными и верной Клареттой Петаччи направился к озеру Комо, в альпийскую долину Вальтеллина, где хотел создать свою крепость – «Фермопилы фашизма». Он уже знал, что в освобожденных городах партизаны беспощадно убивают партийных функционеров и чернорубашечников, и не желал попасть к ним в руки.

46336.png

Бенито Муссолини после освобождения немецкими десантниками. 12 сентября 1943 года

Последние дни дуче

Прибыв в город Комо, беглецы обнаружили, что там их никто не ждет, и решили пробиваться в нейтральную Швейцарию. В городке Менаджо они столкнулись с направлявшейся туда же немецкой частью из 200 человек и присоединились к ней. Однако у границы их встретили партизаны 52-й гарибальдийской бригады, которые потребовали выдачи итальянских фашистов. Один из эсэсовцев переодел Муссолини в немецкую шинель и каску, но его все равно опознали. В городке Донго он переночевал в местной ратуше, пока в Милане представители Комитета национального освобождения, где преобладали коммунисты и социалисты, решали его судьбу. Боясь попыток немцев или итальянских фашистов освободить дуче, его решили немедленно казнить.

Утром 28 апреля за ним приехали на грузовике партизаны во главе с полковником Валерио (Вальтер Аудизио, бывший бухгалтер). Под моросящим дождем Муссолини и не пожелавшую оставить его Кларетту довезли до деревни Меццегра, где вывели и поставили у каменной ограды одного из домов. Со словами «именем итальянского народа» Валерио поднял пистолет, но тот дал осечку. Дуче из-за сильной боли (его уже давно мучила язва кишечника) почти не реагировал на происходящее. По легенде, последние в его жизни слова были обращены к полковнику Валерио: «Целься мне в грудь…» Выругавшись, полковник выхватил у одного из бойцов автомат и выпустил очередь в Муссолини, убив заодно и его любовницу (по романтической версии, она пыталась закрыть дуче собой).

В тот же день в Донго были расстреляны еще 15 соратников Муссолини. 29 апреля трупы отвезли в Милан на площадь Лорето. Вскоре тела дуче, Петаччи и еще шестерых подвесили вверх ногами на перекрытиях бензоколонки – там, где за год до этого фашисты так же поступили с пленными партизанами. Тела закидали камнями, потом сбросили в сточную канаву. Только 1 мая дуче и Кларетта были похоронены на миланском кладбище Музокко в безымянной могиле. Уже через год тело Муссолини было похищено, потом найдено и лишь через 10 лет упокоилось в семейном склепе в городке Предаппио.

Миллионы итальянцев радовались смерти дуче и проклинали его правление. Однако причины, вызвавшие фашизм к жизни, никуда не делись: уже в 1946 году сторонники Муссолини основали партию Итальянское социальное движение, которая до 1990-х играла заметную роль в политической жизни страны. Позже на ее основе возникла партия «Национальный альянс», в рядах которой блистала внучка Муссолини Алессандра – бывшая модель «Плейбоя». Неофашистские организации существуют в Италии до сих пор, однако в их деятельности то, что когда-то было трагедией, чаще оборачивается фарсом.

db27048b-6591-46d1-b4db-dda4b426d210 1.png

После казни тела Бенито Муссолини, его любовницы Кларетты Петаччи и других соратников дуче были подвешены на перекрытиях бензоколонки в Милане

Вадим Эрлихман, кандидат исторических наук