Назад

Версия для слабовидящих

В избранное

Настройки

Пучок прутьев

№93 сентябрь 2022

Впервые в истории фашисты пришли к власти осенью 1922 года, когда их вождь Бенито Муссолини возглавил правительство Италии. 

«Моя цель проста: я хочу сделать Италию великой, уважаемой и внушающей страх», – сказал Муссолини в 1932 году знаменитому немецкому публицисту Эмилю Людвигу. К этому времени ни один человек в Европе – кроме Иосифа Сталина – не обладал такой огромной властью. Бенито Амилькаре Андреа Муссолини безраздельно правил Италией: он был главой правительства, министром иностранных и внутренних дел, министром корпораций, командующим и первым почетным капралом Добровольной милиции национальной безопасности. Вскоре он стал еще и военным и морским министром и министром авиации, а в 1938 году еще и первым маршалом империи. Но никто не называл Муссолини по его должностям, для жителей Италии он был просто дуче – вождь.

 

«Да здравствует социализм!»

Сын кузнеца, школьный учитель, страстный публицист и хороший оратор, Муссолини к началу Первой мировой войны возглавлял самую влиятельную газету итальянских социалистов Avanti! («Вперед!»). Он яростно выступал против католической церкви. Гневно обличал милитаризм, национализм и империализм. Австрийцы вступали в Сербию, а со страниц Avanti! Муссолини призывал: «Долой войну! Долой оружие, да здравствует гуманизм!» Но не прошло и нескольких месяцев, как позиция Муссолини кардинальным образом изменилась. Уже 15 ноября 1914 года вышел первый номер его новой газеты Il Popolo d’Italia («Народ Италии»), где в передовице будущий дуче писал: «Есть слово, пугающее и пленительное, которое в обычные времена я никогда бы не произнес, но сейчас, руководствуясь искренней верой, вынужден сделать это во всеуслышание – ВОЙНА».

Его коллеги по партии возмутились, и 24 ноября миланская секция исключила Муссолини из рядов социалистов. Именно тогда Бенито заявил: «Вы ненавидите меня, потому что еще любите!», а затем продолжил: «Я был и остаюсь социалистом, 12 лет моей партийной работы должны подтвердить это… Время покажет, кто был прав… Да здравствует социализм! Да здравствует революция!»

В 1917 году капрал Бенито Муссолини вернулся с фронта в Милан. Он хорошо воевал, был ранен и теперь со всем основанием мог сказать: «Я горжусь тем, что, выполняя свой опасный долг, окрасил в красный цвет своей кровью дорогу в Триест». Италия долгие годы претендовала на этот средиземноморский город и вступила в войну на стороне Антанты в том числе для того, чтобы отнять его у Австро-Венгрии…

800px-National_Fascist_Party_logo_2.svg 1.png

Эмблема Национальной фашистской партии

Союз ветеранов

23 марта 1919 года в Милане в доме Ассоциации торговцев и владельцев магазинов на площади Сан-Сеполькро Муссолини перед несколькими десятками ветеранов недавно закончившейся войны объявил о создании нового движения – Итальянского союза борьбы. По-итальянски это звучало как Fasci Italiani di Combattimento, и его членов стали называть фашистами. При выборе названия Муссолини остановился на слове fascio, что означает «союз» или «пучок», – пучок прутьев с воткнутым в него топориком был символом власти ликторов в Древнем Риме. Вообще сын кузнеца и бывший социалист очень трепетно относился к истории Великого Рима. Все фашистское движение было проникнуто римской символикой – это и приветствие вскинутой вверх рукой, и чины фашистской милиции (там были свои центурионы и консулы), и штандарты и многое другое.

Оставшиеся не у дел, не нашедшие себе места в мирной жизни молодые ветераны войны хлынули в ряды нового движения. По всей Италии стали возникать сквадры – боевые отряды чернорубашечников (именно черную рубашку Муссолини выбрал для фашистов в качестве униформы). На руку членам Союза борьбы играло и чувство горечи, царившее в стране после войны. Многие не без оснований считали, что Италию, несмотря на довольно большие жертвы, обошли при разделе колоний и земель бывшей Австро-Венгерской империи. Страна была во власти безработицы и инфляции, а правительство всеми силами пыталось хоть как-то справиться с постоянными забастовками и стагнацией в экономике и защитить интересы разбогатевших на войне поставщиков. Слова бывшего капрала-берсальера импонировали многим: «Мы все только итальянцы, нет никаких классов, у нас одна цель – Великая Италия». Выступая в ноябре 1921 года на III съезде фашистских организаций, Муссолини со свойственным ему темпераментом провозгласил: «Классовая борьба – это сказка, потому что человечество нельзя разделять. Пролетариат и буржуазия как таковые не существуют, будучи звеньями одной и той же формации».

Между тем выборы 1919 года принесли разочарование: тогда фашистам не удалось пройти в парламент. Но уже через два с половиной года ситуация изменилась. Приближался звездный час Муссолини, превративший его из лидера движения в дуче.

 

«Я не блефую»

В начале 1922 года Муссолини почувствовал, что его сквадры стали играть важную роль в Италии. Они превратились в политическую силу, тем более что в ноябре 1921-го основанное им движение наконец оформилось в Национальную фашистскую партию (Partito Nazionale Fascista, PNF). «Я не блефую и не торгую дымом. Революция – это не "ящик сюрпризов", открываемый для удовольствия. Сейчас революции делаются с армией, а не с аморфными массами, с оружием, а не без него. Мы готовы – победа или поражение!» – кричал Муссолини перед марширующими сквадристами.

Первая проба сил состоялась в мае 1922 года. 12 мая чернорубашечники ворвались в Феррару, а уже через две недели – в Болонью. Теперь фашисты, распевавшие: «Молодость – это весенние воды, в фашизме спасение нашей свободы», грозили с оружием в руках вступить в Рим и свергнуть неугодное правительство. К действиям их подталкивало само «неугодное правительство», ответившее на бесчинства сквадристов довольно своеобразно – премьер-министр Луиджи Факта подал в отставку. Тогда вооруженную борьбу с фашистами начали социалисты и контролируемые ими профсоюзы, объявившие 1 августа Всеобщую забастовку. Улицы многих городов превратились в места настоящих боев между левыми и правыми. Для «осуществления в соответствии с обстоятельствами и фашистскими программами любого выступления военного характера» был создан триумвират, в который вошли наиболее влиятельные фашисты Итало Бальбо, генерал Эмилио Де Боно и Чезаре Мария Де Векки. Страна стояла на пороге революции и гражданской войны. Но тут Факта сформировал новый кабинет и отдал приказ о прекращении забастовки. Люди, правившие Италией, больше боялись не фашистов Муссолини – их пугал «призрак коммунизма».

Пользуясь полным попустительством со стороны правительства, 13 августа Национальный совет фашистской партии потребовал роспуска парламента. Фашисты жаждали власти, жаждал ее и Муссолини. Но он боялся, что против его чернорубашечников будет брошена регулярная армия, и надеялся победить на выборах и сформировать свое правительство. При этом ему было все труднее контролировать на местах разбушевавшихся сквадристов, которые в ряде случаев действовали по собственному разумению. В итоге Муссолини просто плыл по течению, наблюдая, как фашистские сквадры захватывают все новые и новые районы Италии. Точно так же вело себя правительство Факты, которое тоже спокойно наблюдало за тем, как власть буквально сваливается в руки фашистов.

ALM2CGC8JF 1.png

Рабочие-антифашисты Пармы на баррикадах во время Всеобщей забастовки. Август 1922 года

«Рим или смерть!»

20 сентября 1922 года, выступая на собрании соратников в Удине с речью «Действия и доктрина фашистов в свете исторических потребностей нации», Муссолини впервые упомянул «поход на Рим»: мол, я объявлю поход, во время которого сквадры маршем вступят в Вечный город. Дату Муссолини не назначил. На улице толпы чернорубашечников скандировали: «Рим или смерть!» «Мы хотим править Италией!.. – провозгласил их вождь. – Государство, не умеющее и не рискующее выпустить своей газеты только потому, что печатники объявили забастовку, государство, живущее среди вечных колебаний и проявлений слабости, обречено на гибель». Затем вновь наступило затишье.

16 октября в штаб-квартире миланской фашистской организации на улице Сан-Марко собралось высшее руководство партии. Кроме триумвиров здесь находились национальный секретарь Микеле Бьянки и его заместитель Аттилио Теруцци. Они пришли сюда обсуждать ни много ни мало, как захват власти в Италии. Вскоре к ним присоединился Муссолини, который привез с собой двух генералов итальянской армии – Густаво Фару и Санте Чеккерини.

Четко уловив настроение своих главных помощников, Муссолини понял: тянуть больше нельзя, иначе партия пойдет на штурм власти без него. Тогда он взял слово: «Мы не должны ограничиваться требованием смены правительства. Речь идет о преобразовании режима… Не будем опускаться до компромиссов, пустим в ход нашу силу. Момент настал!» До этого тянувший время, Муссолини теперь в очередной раз изменил политику: вместе с Бьянки и Бальбо он настоял на том, чтобы начать действовать немедленно, хотя генералы и заявили, что им нужно 40 дней, чтобы перетянуть на сторону фашистов регулярную армию.

Сразу же стали обсуждать детали. Решили: Италию разделить на 12 зон, в каждой из которых по условному сигналу из центра сквадристы одновременно захватывают почты, вокзалы, административные здания. Затем тремя колоннами вступают в Рим и требуют от правительства назначить на основные министерские посты представителей фашистской партии. Если вдруг план провалится, то объявить о создании в провинции фашистского правительства, развязать гражданскую войну, а потом снова идти на Рим.

Впрочем, сам Муссолини уклонился от руководства будущим восстанием и предложил назначить для этого квадрумвиров, то есть четверку командующих сквадристами. В их число вошли прежние триумвиры, к которым был добавлен Бьянки. Через два дня квадрумвиры, уже без дуче, собрались в Бордигере, где закончили разработку планов «похода на Рим».

Выступив со столь решительной речью и показав свою твердость перед товарищами по партии, Муссолини все еще колебался. У него не вызывало и тени сомнения, что если будет отдан такой приказ, то регулярная армия разгонит чернорубашечников в течение одного дня. И тогда из лидера влиятельной партии он превратится в государственного преступника, который в лучшем случае окончит жизнь в эмиграции. Дуче даже попробовал отыграть назад и вновь начал говорить о том, что лучше прийти к власти в результате парламентских выборов. Дошло до того, что Бальбо заявил будущему диктатору: «Мы пойдем на Рим с дуче или без дуче». Выхода у Муссолини не осталось: надо было объявлять «поход на Рим».

 

Итало Бальбо, Эмилио Де Боно. Середина 1920-х годов

«Мы хотим пять портфелей»

Через несколько дней, 24 октября, в Неаполе открылся съезд Национальной фашистской партии. Улицы города заполнились 40 тыс. чернорубашечников, съехавшихся со всех концов Италии. Муссолини поднялся на сцену театра «Сан-Карло», чтобы исполнить одну из важнейших партий в своей жизни. «Мы, фашисты, не собираемся идти к власти через "черный ход", сейчас вопрос о власти становится вопросом силы, – объявил он. – Мы хотим роспуска нынешней палаты, избирательной реформы и новых выборов. Мы хотим, чтобы государство вышло из состояния того шутовского нейтралитета, который оно держит в борьбе национальных и антинациональных сил. <…> Наконец, мы хотим пять портфелей и комиссариат авиации в новом министерстве. Мы требуем для себя Министерство иностранных дел, военное, морское, труда и общественных работ. Я уверен, что никто не сочтет эти требования чрезмерными».

Во время своего выступления дуче сделал очередной кульбит. Его товарищи по партии, знавшие о том, что в 1921 году недавно избранный в депутаты Муссолини демонстративно покинул зал заседаний, когда король Италии Виктор Эммануил III собирался произнести тронную речь, вдруг с изумлением услышали, что в общем-то фашизм не угрожает ни королевской власти, ни парламенту. Оказывается, фашистская партия призвана только «влить в либеральное государство всю силу молодых поколений итальянцев, рожденных войной и победой».

Вечером, приняв парад сквадр, Муссолини позвал к себе в номер отеля «Везувий» квадрумвиров, а также Теруцци, Акилле Стараче и Джузеппе Бастианини. После того как дуче поставили перед фактом, он обрел решимость и вновь начал торопить соратников. Наконец, было решено провести мобилизацию отрядов чернорубашечников 27 октября, а на следующий день идти брать власть. Накануне «похода на Рим» Муссолини приехал в Милан, где сразу же вступил в переговоры с лидером правых либералов Антонио Саландрой, которого считали одним из наиболее вероятных кандидатов на пост премьер-министра.

Как и было запланировано, 27 октября фашисты вышли на улицы и начали побоище, захватывая административные здания. Правительства хватило только на то, чтобы подготовить декрет об осадном положении и подать в отставку. По этому декрету ответственность за наведение порядка в стране возлагалась на армию, к столице подтягивались войска, и генерал Пьетро Бадольо вполне обоснованно заявил: «Фашизм развалится при первом же выстреле». Именно такого поворота событий Муссолини и опасался. Первой реакцией дуче стал приказ подогнать и заправить его любимый автомобиль – скоростную «Бьянки Торпедо» (от Милана всего несколько часов езды до нейтральной Швейцарии). Утром 28 октября будущий властитель страны сидел в редакции Il Popolo d’Italia, забаррикадировав двери столами и шкафами. Ему мерещились рабочие, идущие на штурм его офиса. Он даже позвонил префекту, которого хорошо знал, и попросил выделить для газеты охрану.

ALMDNX12A 1.png

Бенито Муссолини (в черном плаще) и квадрумвиры "похода на Рим"  Итало Бальбо, Эмилио Де Боно, Чезаре Мария Де Векки и Микеле Бьянки (слева направо).

Vittorio Emanuele III 1.png

Король Италии Виктор Эммануил III (1869-1947)

GettyImages-141555589 1.png

Король Италии Виктор Эммануил III и Бенито Муссолини на балконе Квиринальского дворца. Рим, 30 октября 1922 года

«Революция в спальном вагоне»

А между тем король отказался подписать декрет об осадном положении. В половине двенадцатого официальное агентство распространило эту информацию, и дуче смог вздохнуть спокойно. Следуя заранее утвержденному плану, колонны чернорубашечников во главе с квадрумвирами двинулись к столице Италии. В Милане же тем временем раздался звонок телефона. Из королевского дворца Муссолини сообщили, что если он согласится, то фашисты получат четыре министерских поста в будущем кабинете. Это позже дуче скажет, что его устраивала только позиция премьер-министра, а в тот момент он возликовал и уже набрал в грудь воздуха, чтобы выразить свою радость по поводу такого развития событий. Но, увидев восторг на лице Муссолини, находившийся в комнате рас Павии Чезаре Форни, которому дуче поручил координацию действий всех сквадристов Ломбардии и Пьемонта, довольно грубо вырвал у него из рук трубку и отключил телефон. Сквадры продолжали маршировать к Риму.

На следующий день, 29 октября, пришло новое сообщение: Виктор Эммануил III приглашает Муссолини прибыть к нему в Квиринальский дворец. Сам тон приглашения показывал, что фашисты победили и можно диктовать свои условия. Приободрившийся дуче демонстративно от него отказался, решительно заявив, что перед королем он предстанет лишь в качестве премьер-министра. В середине дня в Милан была доставлена телеграмма: требования Муссолини удовлетворены. На радостях фашисты разгромили редакцию газеты Avanti!, где когда-то их вождь начинал свою карьеру, а сам дуче сел в специально поданный для него поезд. «Теперь поезда будут ходить по расписанию», – сказал он проводнику.

В 10 часов 42 минуты 30 октября 1922 года дверь спального вагона поезда, прибывшего к перрону римского вокзала Термини, открылась, и из нее вышел Бенито Муссолини – новый премьер-министр Италии. Дуче не мог жить без театральных эффектов, поэтому он поспешил не в королевский дворец, а в отель «Савой», где облачился в черную рубашку, темно-зеленые брюки и краги. Пятнадцать минут двенадцатого Муссолини предстал перед Виктором Эммануилом III: «Ваше Величество, приношу вам свои извинения за то, что явился сюда в черной рубашке. Но я только что с поля боя – к счастью, обошедшегося без кровопролития. Я возвращаю Вашему Величеству Италию времен Витторио-Венето, возвеличенную новой победой. Остаюсь покорным слугой Вашего Величества». Затем король и его новый премьер вышли на балкон, чтобы приветствовать проходившие по площади колонны сквадристов. «Революция в спальном вагоне» закончилась.

Свое движение Муссолини назвал Fasci Italiani di Combattimento. Слово fascio означает «союз» или «пучок» – пучок прутьев с топориком был символом власти ликторов в Древнем Риме. Так появились фашисты

«Мы не должны ограничиваться требованием смены правительства. Речь идет о преобразовании режима. Не будем опускаться до компромиссов, пустим в ход нашу силу!»

 

Лента времени

29 июля 1883 года

Родился Бенито Муссолини.

 

Ноябрь 1912 – октябрь 1914 года

Возглавлял самую влиятельную газету итальянских социалистов Avanti! («Вперед!»).

2.png

24 ноября 1914 года

Исключен из Итальянской социалистической партии.

 

Август 1915 года – 23 февраля 1917 года

Призван в армию, участвовал в боях Первой мировой войны.

 

23 марта 1919 года

В Милане основал фашистский Союз борьбы.

3.png

Май 1921 года

В числе 35 фашистов избран в парламент Италии.

 

30 октября 1922 года

В результате фашистского «похода на Рим» назначен премьер-министром Италии.

 

Декабрь 1922 года

Создан Большой фашистский совет, фактически заменивший парламент Италии.

734384549.png

1932 год

Опубликована «Доктрина фашизма» Муссолини.

 

1935–1936 годы

Итало-эфиопская война и оккупация Эфиопии.

 

9 мая 1936 года

Провозглашена Новая Римская империя.

ALME0KNXH 1.png

Сентябрь 1938 года

Участие Муссолини в Мюнхенской конференции, принявшей решение о передаче Германии Судетской области Чехословакии.

 

Апрель 1939 года

Захват Италией Албании.

 

22 мая 1939 года

Германия и Италия подписали «Стальной пакт», по которому обязались воевать против общих врагов в Европе.

1280px-two_savoia-marchetti_s_m_79_over_sciacca 1.png

10 июня 1940 года

Италия объявила войну Великобритании и Франции.

 

22 июня 1941 года

Италия объявила войну СССР.

 

25 июля 1943 года

Арест Муссолини по приказу короля Италии Виктора Эммануила III.

66666.png

Сентябрь 1943 года

Освобожденный немецкими десантниками, Муссолини возглавил «Республику Сало», созданную на территории оккупированной немцами Северной и Центральной Италии.

 

28 апреля 1945 года

Муссолини и его любовница Кларетта Петаччи расстреляны в городке Донго на озере Комо, а затем их тела подвешены вверх ногами на автозаправке в Милане.

 

Константин Залесский