Назад

Версия для слабовидящих

Настройки

Империя очень зла

№97 декабрь 2022

Восьмого марта 1983 года, когда люди доброй воли отмечали Международный женский день, 40-й президент США Рональд Рейган выступил на мероприятии, посвященном очередной годовщине создания американской Национальной ассоциации евангелистов. Это весьма влиятельная структура, которая представляет интересы более 45 тысяч приходов, относящихся к сорока с лишним «деноминациям», то есть, по-нашему, сектам.

Сообразуясь с настроениями аудитории, Рейган говорил о необходимости ограничения «абортов по требованию», о том, что «этика играет важную роль в вопросах секса», об инициируемой им поправке к Конституции, которая «должна восстановить молитвы в общественных школах», а также о категорическом неприятии им «попыток переделать традиционные ценности». В самом конце своего выступления президент упомянул о Советском Союзе. Назвав его «империей зла», он заявил, что «коммунизм – это грустная, причудливая глава в человеческой истории, чьи последние страницы пишутся теперь». Не прошло и девяти лет, как коммунизм в СССР, да и сам СССР приказали долго жить. И хотя лавры победителя формально достались его преемнику Джорджу Бушу – старшему, Рейган все-таки обеспечил себе заметное место в американской истории. Ведь это он сначала запугал Москву грядущими «звездными войнами» («действительность состоит в том, что мы должны найти мир через силу»), а затем, с приходом в Кремль миролюбивого Горби, «дожал» Советский Союз до безоговорочной капитуляции – перед американской мощью, ценностями и образом жизни.

Впрочем, дело было не только в риторике и актерских талантах 40-го президента США. Америка действительно влюбила в себя совграждан, которые, разочаровавшись в марксистко-ленинских догматах о «самом справедливом и передовом» советском строе, тут же посчитали «самым справедливым и передовым» строй американский. Одновременно поверив, что их «империя» – Советский Союз – в самом деле была зла, а потому нечего с ней церемониться. Одним из апостолов новой веры стал тогдашний глава Российского государства, очень чутко улавливавший общественные настроения. «Пробил последний час советской империи. Конечно, единая империя – это вещь мощная, фундаментальная, внушающая и трепет, и уважение. Но сколько можно было оставаться империей? К тому времени все империи давно рухнули – и британская, и французская, и португальская, ведь не так давно и США пытались контролировать почти впрямую целый ряд государств, на своем и соседнем континенте, но не преуспели в этом», – спустя три года после распада СССР писал в «Записках президента» Борис Ельцин. С позиций сегодняшнего нашего знания о мире в этой цитате замечательно все, но особенно – наивный опус первого президента России о том, что Штаты «пытались контролировать почти впрямую целый ряд государств», однако «не преуспели в этом».

Между тем сами США никогда от имперской миссии не отказывались. Несмотря на то что слово «империя» там предпочитают к самим себе не применять. Как писал в конце 1990-х американский политолог Амос Перлмуттер, «империализм очевидно является фундаментальной принадлежностью коммунистической и нацистской политических систем, поэтому отождествлять Соединенные Штаты с имперской властью ошибочно». Но это лишь приятная на ощупь ширма, которая прикрывает вполне имперские интересы. Вот о них-то лидеры Америки не стеснялись говорить прямым текстом. Что 28-й президент Вудро Вильсон в начале ХХ века («тот, кто финансирует мир, должен управлять им»), что 44-й президент Барак Обама в начале XXI столетия («у нас в ДНК отпечатано стремление к расширению – географическому, экономическому и идеологическому»).

Штаты, добиваясь доминирования во всем, вполне по-имперски не допускают мысли, что мир может быть устроен на принципах равновесия интересов. Хотя Рейган в той же речи перед евангелистами утверждал обратное: «Я согласился бы на равновесие, если бы только мы смогли заморозить глобальные желания Советов». Но когда «желания Советов» сначала оказались заморожены, а затем и сам СССР рухнул, равновесия в отношениях – ни с новой Россией, ни с кем бы то ни было – так и не наступило. Скорее наоборот.

Оказалось, что подлинная империя – это не только и не столько рухнувшая советская держава, сколько сама Америка. После распада СССР она окончательно уверовала в свою исключительность и всемогущество. Эта империя оказалась не просто зла, а очень зла: многие за двести с лишним лет ее существования успели почувствовать это на себе…

И все-таки Рональд Рейган был неглупый человек. В своей исторической речи перед евангелистами он среди прочего подчеркнул, что «зло задумывают и приказывают исполнять в чистых и теплых кабинетах с хорошим освещением и ковровыми дорожками тихие люди в белых воротничках, с ухоженными ногтями и гладко выбритыми щеками, которым не нужно повышать голос». Очень точно подмечено! Что ж, немудрено: сказано знающим человеком – президентом империи, которая до сих пор очень зла!

Владимир Рудаков