Назад

Версия для слабовидящих

В избранное

Настройки

Неперевернутая страница

№93 сентябрь 2022

Возникновение фашизма на Западе было вполне закономерно. Равно как и его существование в наши дни.

 

Чувство цивилизационного превосходства, которое было изначально присуще западной цивилизации как таковой (и присуще до сих пор, как бы ее представители ни отнекивались!), на самом деле и легло в основу того, что является фашистской идеологией.

Сейчас принято разводить эти два понятия – фашизм и нацизм, имея в виду, что фашизм – явление менее отвратительное, чем нацизм. Но, на мой взгляд, между ними нет слишком большой разницы. В идеологическом плане они одного порядка. Точнее сказать, просто разные модификации одного и того же явления, порожденного цивилизацией Старого Света, которое называется «либерализм».

Казалось бы, при чем здесь либерализм? А между тем, если вдуматься, он имеет к фашизму и нацизму прямое отношение. Ведь либеральная идея – это прежде всего полная свобода индивида, доведенная до предела. В этом же по большому счету и суть фашизма. Только место индивида занимает «высшая раса», которая свободна во всем, не скована никакими ограничениями. В концепции гитлеровского национал-социализма идея полной свободы арийской расы становится основополагающей: арийцы свободны во всем, в том числе в нарушении свободы всех остальных. И пусть никого не смущает наличие слова «социализм» в самоназвании национал-социалистической идеологии. К социализму она не имела никакого отношения. Это был всего лишь тактический ход: нацисты использовали слово «социализм» для того, чтобы привлечь на свою сторону как можно большее количество левых, которых в Германии тогда было огромное число.

При этом зарождение фашизма в межвоенной Европе, конечно, стало ответом западной буржуазии (кстати, исторически преподносящей себя как главного носителя либеральных ценностей) на появление Советского Союза, на формирование жизнеспособной социалистической модели, которая, с их точки зрения, была очень опасна для них. Главная угроза состояла в том, что «советский проект» представлял собой зримую альтернативу капитализму с его безграничным индивидуализмом и оголтелым национализмом, буквально охватившим тогдашнюю Европу. В этом смысле ничем, кроме лукавства, я не могу объяснить попытки поставить знак равенства между гитлеровской Германией и Советским Союзом. Это были не просто разные, а прямо противоположные системы, одна из которых в конечном счете добилась полного разгрома другой.

Впрочем, как говорится, «иногда они возвращаются». К сожалению, это касается и фашизма. Многие задаются вопросом: почему он не просто жив до сих пор, но буквально на наших глазах то тут, то там поднимает голову? Думаю, если рассматривать фашизм как одно из проявлений капиталистического мира, все встает на свои места. Просто в те моменты, когда капитализм находится в кризисе и нуждается в защите от своих врагов, он прибегает к фашизму как к своему передовому отряду. Именно это, мне кажется, происходит и сейчас: на наших глазах капитализм переживает жесткий кризис. Собственно говоря, в кризисе находится вся современная западная цивилизация, умудрившаяся довести идею свободы до абсурда, до ее полной противоположности. В этой ситуации и появилось чучело нацизма, которое они создали на Украине и при помощи которого пытаются спасти свой тонущий корабль.

Побороть монстра будет непросто. С одной стороны, неумолимый ход истории вынудил нас вступить в эту борьбу. С другой – с 1990-х годов общество приучали к компрадорскому чувству антисоветизма, полному отрицанию всего советского. На мой взгляд, это почти нерешаемая задача – бороться с нацизмом и в то же время быть антисоветчиками. Потому что именно Советский Союз был исторической альтернативой нацизму. Этот сохраняющийся идеологический надлом сильно мешает нам в нашей борьбе.

Карен ШАХНАЗАРОВ, кинорежиссер, народный артист РФ, гендиректор киноконцерна «Мосфильм»

_DSC7057.png

Карен Шахназаров, кинорежиссер, народный артист РФ, гендиректор киноконцерна «Мосфильм»