Назад

Версия для слабовидящих

Настройки

Было дело в самарканде...

30 Января

Изображение картины

Художник Василий Васильевич Верещагин (1842–1904) участвовал в нескольких войнах. В том числе в Туркестане, когда Россия обретала Среднюю Азию. За доблесть, проявленную в сражении, которому посвящено это полотно, он получил боевую награду. Небольшой русский отряд защищал Самаркандскую крепость от войск бухарского эмира.

Мы видим русских солдат, которых всей своей мощью высвечивает среднеазиатское солнце. Знойный день. Непривычно воевать в таких условиях!  Но богатыри готовы встретить врага, они сгрудились, защищая полуразрушенные укрепления. На лицах — сосредоточенность и тревога. Ведь врагов больше, намного больше, чем защитников цитадели.

Мысли о смерти, о неизбежности поражения, конечно, приходят в голову каждому. Однако никто из них и не думает сдаваться.  Лица суровы, в позах видна твёрдая решимость бороться и дать отпор.

Художник вспоминал: «Проклятая крепость, в три версты в окружности, везде обваливалась, везде можно было пройти в нее, и так как внутри прилегало к стенам бесчисленное множество саклей, то вошедшую партию неприятеля, даже малочисленную, стоило бы большого труда перебить.

И жутко, и смешно отчасти вспомнить: только что вернулись отсюда, и Николай Николаевич Назаров стал уже поговаривать о том, что не худо бы поесть борщу, как бегут опять, разыскивая его, с нашего старого места:

— Ваше высокоблагородие, пожалуйте, наступают!

Мы опять бегом. Сильный шум, но ничего еще нет, шум все увеличивается, слышны уже крики отдельных голосов: очевидно, они направляются к пролому невдалеке от нас; мы перешли туда, притаились у стены, ждем.

— Пойдем на стену, встретим их там, — шепчу я Назарову, наскучив ожиданием.

— Тсс, — отвечает он мне, — пусть войдут.

Этот момент послужил мне для одной из моих картин. Вот крики над самыми нашими головами, смельчаки показываются на гребне — грянуло «ура!» с нашей стороны, и такая пальба открылась, что снова для штыков работы не осталось, все отхлынуло от пуль».