Назад

Версия для слабовидящих

В избранное

Настройки

Псков - город боевой славы

21 Сентября 2022

Град на реке Великой издавна был  несокрушимой воинской твердыней, а псковичи славились стойкостью и отвагой в боях за родную землю. В Пскове сражались дружины Александра Невского, защищавшие северо-западные рубежи Руси. Их славу, их традиции переняли и русские гвардейцы петровских времен. В годы Северной войны, когда гвардия Петра Великого получила боевое крещение. А имена уроженцев Псковской земли – великих полководцев – знал весь мир. Прежде всего, это – Михаил Голенищев-Кутузов и Пётр Коновницын.

Столетиями Псковская земля стояла на страже Русской земли, её северо-западных рубежей. Достаточно вспомнить, что Псков за свою историю выдержал 26 осад, а общее количество войн, в которых участвовали псковские воины, приближается к 130-ти. За свою многовековую историю Пскову доводилось воевать со всеми своими соседями. Кроме того, псковская рать неоднократно билась плечом к плечу вместе с полками из других русских земель. Например, в 1268 году, в битве при Раковоре псковичи сражались вместе с новгородцами, владимирцами против немецких и датских рыцарей. А 8 сентября 1380 года псковская дружина героически сражалась в Куликовской битве – рядом с москвичами и представителями других русских княжеств. Псковская «сила» многократно «била единым  кулаком» вместе с Московским войском по Ливонскому ордену.

Пограничное положение Псковской земли превратило её в важнейший форпост на северо-западе Руси. После вхождения Пскова в состав единого Русского государства в 1510 году роль города-крепости как стража страны только возросла, о чем могут свидетельствовать две знаменитые осады, в которых решалась судьба не только города, но и Русского государства. Это осада 1581 - 1582 гг., когда на Псков наступали войска польского короля Стефана Батория и героическая эпопея 1615 года, когда псковичи сражались с войсками шведского короля Густава II Адольфа.

В начале Северной войны, с 1700 по 1706 год, Псков в очередной раз сослужил ратную службу Русскому государству и стал базой для формирования, обучения и снабжения русских войск, а также плацдармом для атак на шведские владения в Прибалтике. К середине 1701 года во Пскове и его окрестностях было сосредоточено около 60 тысяч солдат. Здесь находилась штаб-квартира генерал-фельдмаршала Бориса Шереметева, который осуществлял общее командование. Кроме того, сам государь Пётр Алексеевич не раз посещал Псков и проверял ход фортификационных работ.

В конце войны, в 1717 — 1718 гт., во Пскове были расквартированы подразделения покрывшего себя славой лейб-гвардии Семёновского полка, для которого местные жители в течении пяти месяцев собирали провиант.

Всего за время Северной войны из жителей Псковской земли удалось сформировать 11 полков, 2 из которых сражались под Нарвой в 1700 году. В 1703-м полк под командованием Ивана Ушакова на лодках разбил шведскую флотилию в Чудском озере. Пётр | отметил это событие как первую крупную победу Русской державы на воде и повелел выбить в честь этой виктории памятную медаль.

Именно из Пскова началось «победное шествие» русской армии в Северной войне. Отсюда в декабре 1701 года в «Свейский поход» выступали основные силы Русской армии. Они остановились под Эрестфером, где состоялось сражение, ставшее для русским героев первой крупной победой над шведской армией.

Кроме того, в Пскове, в 1701 году, впервые в России был создан отдельный артиллерийский полк, а также отдельные понтонная, минерная и инженерная команды.

После победного завершения Северной войны Россия стала империей – и роль Пскова в этом триумфе невозможно переоценить.

Пределы государства Российского расширились, и Псковская земля перестала быть пограничной. Её значение как северо-западного форпоста России снизилось. Тем не менее, Псковщина по-прежнему вносила заметный вклад в ратное дело и оборону страны. Псков и его уезды в разное время становились домом для различных воинских частей,  хотя и не стали постоянным местом расквартирования гвардии. В период Российской империи из Псковской земли вышло большое количество гвардейских офицеров, которые отличились на полях сражений, а псковские полки неоднократно показывали свою доблесть в бою.

СЛАВНЫЕ ЛЕЙБ-ГУСАРЫ

19 июня 1821 года мещанин города Опочки Иван Лапин сделал в своем дневнике знаменательную запись: «Вступил к нам лейб-гусарский  полк - и то-то уж полк! У нас етакова никогда не стаивало, да, я думаю, и не быть! Солдаты - молодцы, офицеры - хваты и  пребогаты; почти все княжеские да и графские [фамилии]».

Действительно, было чему удивляться. Гусары были людьми высокими, отличались лихостью, отточенной выправкой и приятной наружностью. Кроме того, лейб- гвардии Гусарский полк относился к числу наиболее блестящих в русской армии. Он ведет свою историю от лейб-гусарского эскадрона, сформированного из лучших представителей Жёлтого, Черного, Сербского, Молдавского, Валашского и Венгерского гусарских полков при Екатерине II. Полк нёс охрану Её Величества. В конце января 1798 года эскадрон преобразовали в лейб-гвардии Гусарский полк, состоявший из двух батальонов пятиэскадронного состава.

Во время Отечественной войны 1812 года четыре эскадрона лейб-гвардии Гусарского полка входили в 1-ю Западную армию Михаила Барклая-де-Толли и участвовали в сражениях при Вилькомире, Островно, Витебске, Бородино, Малоярославце... Один запасной эскадрон сражался в рядах Сводно-Кавалерийского полка. Полк этот находился в составе корпуса П.Х. Витгенштейна, который действовал в Белоруссии, а потом прикрывал пути на Петербург. Ближайшим тылом этого корпуса являлась Псковская губерния, так что, защищая столицу, его войска защищали одновременно и наш город. Гусары Сводно-Кавалерийского полка особенно отличились в победных для русского оружия сражениях под Клястицами, при Полоцке, Селице, Чашниках.

Во время Заграничного похода 1813 - 1814 гг. лейб- гвардии Гусарский полк вновь действовал как единое целое и находился под командованием генерал-майора Ивана Шевича. 13 апреля 1813 года, за многочисленные подвиги, полку были пожалованы три Георгиевских штандарта с надписью: «За отличие при поражении и изгнании неприятеля из пределов России в 1812 г.».

13 марта 1813 года в кровопролитном кавалерийском  сражении при Фер-Шампенуазе гвардейские гусары, атаковав отступавшего неприятеля, обратили его в полное бегство. По окончании боевых действий полк возвратился в Россию и разместился в Царском Селе под Петербургом. Однако гусары неоднократно покидали свои квартиры для участия в маневрах. Именно с таким походом было связано и посещение Опочки, которое запечатлел в своем дневнике обыватель Иван Лапин.

ПСКОВСКИЙ ПЕХОТНЫЙ

Славный путь прошёл Псковский пехотный полк, один из старейших в России. Полк был сформирован в 1700 году и оказался четвертым по счету «петровским» воинским подразделением после Семёновского, Преображенского и лейб-гренадерского полков. Долгое время он базировался в Пскове. При Аустерлице он входил в состав героического авангарда, которым командовал Петр Багратион –  и в дальнейшем участвовал во многих сражениях.

В Отечественной войне Псковский мушкетёрский генерала от инфантерии Голенищева-Кутузова полк проявил себя наилучшим образом. Солдаты и офицеры полка в битве за Смоленск сражались насмерть. На Бородинском поле псковичи были в гуще событий и, несмотря на огромные потери, с честью выполнили свой долг. Они сражались на Багратионовых флешах, неоднократно ходили в штыковую. Бились, не считаясь с потерями, защищая батареи генерала Николая Раевского.

Во время Заграничного похода Псковский пехотный полк часто бывал в авангарде, он участвовал в сражении под Лейпцигом и при Бриенне, а при Ля-Ротьере в штыковой атаке взял орудийную батарею.

Впоследствии полк был награжден двумя георгиевскими серебряными трубами с надписью:

«Псковского пехотного в воздании отличных подвигов, оказанных в сражениях, бывших в 1814 году».

В 1826 году, учитывая заслуги полка и то, что его шефом был великий Кутузов, Псковский мушкетёрский полк был переименован в Псковский пехотный генерал-фельдмаршала князя Кутузова-Смоленского полк. В это время полковой штаб кутузовцев находился в городе Опочке, а штабы 1-го и 2-го батальонов в селе Баркусове и уездном городе Себеже.

кУТУЗОВ.jpg

Псковский пехотный полк принимал участие в подавлении Польского восстания в 1830 и в 1864 году. Сражались «псковичи» отважно. В 1831-м полку был пожалован «гренадерский бой» (разрешение отдавать особые сигналы к походу), «за отличие при усмирении Польши», а в 1864 году к названию полка был добавлен номер - 11.

В годы Русско-турецкой войны 1877 - 1878 гг. кутузовцы вновь проявили себя. Особенно они отличились при обороне Шипки, за что получили 2 Георгиевских знамени.

Псковский пехотный полк существовал более двух столетий и за это время многократно проявлял себя с лучшей стороны. Полк воевал со шведами, французами, турками, немцами. Участвовал в Полтавской баталии, брал Дерпт, Ригу, Варшаву, мёрз в снегах швейцарских Альп.

ДРАГУНЫ-ПСКОВИЧИ

Лейб-драгунский Псковский Её Величества полк вёл свою историю от созданного в феврале 1701 г. в Москве драгунского полка, сформированного из архангельских и нижегородских дворян. В начале Северной войны драгуны базировались в Пскове и участвовали в боях против шведов в Прибалтике. Отсюда и название полка, который впервые ярко показал себя у Ряпиной мызы (Эстония), сражался при Эрестфере, отличился в 1702 г., в сражении при Гуммельсгорфе, где драгуны «оставшуюся...неприятельскую пехоту атаковав во фланк, многих в полон забрали, а иных порубили...». Славные драгуны принимали участие во взятии Мариенбурга, Дерпта, Нарвы. В 1705 году брали Елгаву (ныне – Митава). В марте 1708 году драгунскому полку было присвоено звание Псковский драгунский полк.

Долгое время Псковский драгунский полк базировался на территории Украины, но в конце XVIII в. вновь оказался на Псковской земле. В июне - декабре 1796 года драгуны стояли в Великих Луках и Торопце, где ожидали выступления в Польшу.

В первой войне с Наполеоном Псковский драгунский полк дрался при Прейсиш-Эйлау. Во время Отечественной войны 1812 года полком командовал прославленный кавалерист Андрей Засс, который начал свою службу в лейб-гвардии Конном полку. В Смоленске полк вёл арьергардный бой под командованием Петра Коновницына. Особо отличился полк во время Бородинской битвы. Псковские драгуны в начале боя были сосредоточены на правом фланге русских войск, но затем перешли в центр. Полковник Засс увидев, как тяжелая кавалерия Вотье, врубившись в изюмских гусар, начала их теснить, без промедления, по собственному почину, повёл полк в отчаянную атаку. Псковский драгунский смял французских кирасир, а затем опрокинул и пехоту Груши. Засс за этот подвиг получил орден св. Георгия IV степени, а весь полк был награжден трофейными французскими кирасами, которые им подарил отважный партизан А. С. Фигнер. В награду за отвагу и проявленную в бою доблесть, Псковский драгунский полк стал именоваться Кирасирским. Кирасы псковичей были серебряного цвета, а не вороненые, как у других русских кирасиров. В марте 1857 года полк стал именоваться лейб-кирасирским Псковским Её Величества полком. А с 1907 года полк получил новое название –  2-й лейб драгунский Псковский Её Величества Государыни Императрицы Марии Федоровны полк.

Полк неоднократно менял свою стоянку. Солдаты I офицеры полка квартировались в Воронежской, Екатеринославской, Каменец-Подольской, Херсонской губерниях. В 1870-х гг. местами стоянки полка были Тверская, Московская и Сувалкская губернии.

Псковские лейб-драгуны не раз отлично показывали себя в бою. Они храбро сражались во многих кампаниях, в том числе и в

СПАСИТЕЛЬ ОТЕЧЕСТВА

Да, речь в этой главе пойдет о Михаиле Илларионовиче Голенищеве-Кутузове (1745? – 1813). Еще при жизни он заслужил прозвание «Спаситель Отечества». Его предки издавна жили на Псковской земле. Защищали ее, отстраивали. Характер полководца формировали древние своды псковских храмов.

В Опочецком уезде жила вся его семья. У отца Михаила Илларионовича были деревни в Великолукском и Опочецком уездах. В селе Ступино - родовом имении - прошло детство будущего полководца. Позже Кутузов частенько приезжал навестить своих родных. Как правило – ненадолго. Но за жизнью Пскова и губернии следил внимательно. Слишком рано – с юности – началась его учёба в Артиллерийской и инженерной дворянской школе в Санкт-Петербурге. В 1762 году капитана Кутузова зачислили в Астраханский пехотный полк, которым в то время командовал великий Александр Суворов.

Кутузов участвовал в обеих русско-турецких войнах екатерининского времени – и проявил себя как храбрец. Неслучайно императрица называла его «моим генералом». Дважды – под Алуштой и под Очаковом – он получил тяжелые ранения, едва не лишившие будущего фельдмаршала зрения. «Надобно думать, что Провидение сохраняет этого человека для чего-нибудь необыкновенного, потому что он исцелился от двух ран, из коих каждая смертельна», - говорил принц де Линь, австрийский фельдмаршал и наш тогдашний союзник. И великие дела начались вскоре после чудесного исцеления Кутузова. В конце 1790 года, под командованием Суворова, Кутузов отличился при взятии неприступной турецкой крепости Измаил. «Генерал Кутузов шел у меня на левом крыле,  но был правою моей рукою», - писал в донесении императрице Суворов. Чин генерал-поручика и орден Св. Георгия 3-й степени стали тогда достойной наградой для молодого Кутузова.

Он проявил себя и в дипломатии, был русским представителем в Константинополе. В молодости он был храбрецом, в зрелые годы чаще проявлял мудрость и разумную осторожность, сберегая армию. Так было и в кампании 1805 года, когда Кутузову испытать трагедию Аустерлица, и в победной войне с турками, которую Михайло Илларионович в мае 1812 года завершил выгодным для России Бухарестским миром.

А потом пожилой генерал-аншеф возглавил Русскую армию в кульминационные дни Отечественной войны 1812 года. Бородино, оставление Москвы, Тарутинский маневр, Малоярославец… К концу года Великая армия Наполеона, потеряв не менее 90 процентов личного состава, отступила из России… Победа! И значение Кутузова в этой великой кампании трудно переоценить: главное, что в него верила армия.

Во всех сражениях с Наполеоном, в которых Кутузов был главнокомандующим, ключевую роль играли гвардейские полки. На них «старый Лис Севера» возлагал особые надежды. Кстати, из-за ранения Кутузов постоянно носил фуражную шапку лейб-гвардии Конного полка. Она изображена на многих его известных портретах.

Есть устоявшееся мнение, что Кутузов был резким противником Заграничного похода Русской армии.  Это не так. Просто, в отличие от императора Александра I, он считал, что и военным, и дипломатам необходимо время для передышки, для подготовки… И делал всё для того, чтобы Россия не «таскала каштаны из огня» для союзников. Медлительность Кутузова, умение «погодить», «переждать»  — всё это вошло в легенду. Но вот любопытный штрих: он до последних дней оставался лихим наездником. Роковую простуду фельдмаршал подхватил, когда верхом, в лёгком плаще, скакал вместе с армией в Саксонию. В начале апреля 1813 года Кутузов слёг – и 16-го, в Бунцлау (ныне – город Болеславец на западе Польши), скончался. Тело его забальзамировали, чтобы с почестями похоронить в Санкт-Петербурге, в Казанском соборе. К тому времени он был фельдмаршалом, светлейшим князем Смоленским и первым в истории полным кавалером ордена Св. Георгия. А в душе его всегда жила Псковская земля, её природа, её храмы и крепостные стены…

ГВАРДЕЙЦЫ КОНОВНИЦЫНЫ

Род Коновницыных был одним из самых знаменитых в России. Он, как и царский род Романовых, имел происхождение от легендарного прародителя – московского боярина Андрея Кобылы. Предки Коновницыных служили в Великом Новгороде.

Родовое имение Коновницыных находилось в деревне Кярово Гдовского уезда, который в XIX веке относился к Петербургской губернии, а в наше время, как и до второй половины XVIII века,  входит в губернию Псковскую.

Коновницыны владели землями в Пскове и деревнями в Опочецком уезде. Так что и псковичи, и петербуржцы могут считать Коновницыных своими.

Видными представителями этого рода три Петра Петровича – самые выдающиеся из Коновницыных. Старший Пётр Петрович (1743 - 1796 гг.) начинал службу подпоручиком в лейб-гвардии Преображенском полку. Впоследствии дослужился до звания генерал-поручика и был санкт-петербурским и олонецким губернатором.

Его внук Пётр Петрович Коновницын принимал участие в восстании на Сенатской площади 26 декабря 1825 г. Он начал службу колонновожатым в 1821 г. в Свите Его Императорского Величества. В 1823 - 1825 гг. находился при Генеральном гвардейском штабе в звание подпоручика. В 1826 году за участие в Восстании декабристов его осудили по IX разряду, лишили чинов и званий, а затем отправили в Семипалатинский гарнизон. Кроме того, вместе с ним были осуждены его брат Иван, который служил в лейб-гвардии Конной артиллерии, и был активным участником восстания. Оба они участвовали в Кавказской и Русско-турецкой войнах, где проявили мужество и отвагу.

Более всех прославился сын Петра Петровича-старшего - также Пётр Петрович Коновницын. Он начал службу в 1785 году подпрапорщиком в лейб-гвардии Семёновском полку. Боевое крещение молодой Коновницын получил в период русско-шведской войны 1788 - 1790 гг. В 1791 г. его произвели в премьер-майоры лейб-гвардии Семеновского полка.

Отличиться на боевом поприще Петру Петровичу удалось во время боевых действий в Польше в 1792 - 1794 гг. В это время он командовал Старооскольским мушкетёрским полком. За разоружение Ленкоранского полка он получил звание полковника. «За мужественный отпор неприятелю и участие в победе при Слониме» Коновницын 15 сентября 1794 г. получил орден Святого Георгия 4-й степени. Осенью 1797 года указом Павла I 32-х летний Пётр Петрович Коновницын был произведен в генерал- майоры и назначен шефом Киевского гренадерского полка. В ноябре 1798 года император отправляет Коновницына в отставку. Поводом к отставке стало то, что вместо офицера Коновницын отправил получать медикаменты фельдфебеля и тем нарушил устав. Он обосновался в Кярово, стал заниматься хозяйством родового гнезда. В течении 8-ми лет Пётр Петрович пребывал в отставке, но интерес его к военному делу не угас –  за это время он изучил множество трудов по военной науке и истории.

В 1806 году император Александр I издал указ о создании временного земского войска, петербургское дворянство избрало  Коновницына командиром этого войска.За отличную организацию ополчения Петра Петровича наградили орденом Святой Анны 1-й степени, и в 1807 году император восстановил его на службе и определил в свою свиту по квартирмейстерской части. После этого Коновницын больше не расставался с военной службой, как и с благоволением императора.

Пётр Коновницын неоднократно проявлял незаурядную смелость. В начале Отечественной войны он командовал 3-й пехотной дивизией и, помимо прочих полков, под его началом находились гвардейские полки: лейб-гвардии Драгунский, лейб-гвардии Гусарский, лейб-гвардии Конная артиллерия. Всего в его подчинении было 11 тысяч «штыков» и «сабель». Эти силы под умелым руководством «человека великих заслуг», как когда-то его назвал молодой граф Михаил Воронцов, вели упорные арьергардные бои, дрались за Смоленск и с честью несли свой крест. За защиту Смоленска Пётр Петрович получил орден Святого Равноапостольного Князя Владимира 2-й степени.

Петр Коновницын.jpg

Во время Бородинской битвы Коновницын проявил себя как храбрый воин и мудрый военачальник. После того как был ранен командующий 2-й Западной армией князь Багратион, Пётр Петрович до прибытия генерала от инфантерии Дмитрия Дохтурова руководил его войсками.

После занятия Семеновских высот Коновницын командовал лейб-гвардии Литовским и Измайловским полками. Кавалерийские корпуса генералов Нансути и Латур-Мобура попытались обрушить свою силу на каре русской гвардейской пехоты, но дружными ружейными залпами и штыковыми контратаками гвардия отразила атаки вражеской конницы.

Когда необходимо было остановить кавалерию маршала Мюрата – Коновницын сражался в каре лейб-гвардии Измайловского полка. Этот бой гвардии с наполеоновской кавалерией стал одним из самых ярких эпизодов Бородинского сражения.

Во время сражения Петр Петрович был дважды контужен ядрами (в левую руку и поясницу), но остался в строю до конца. Одно из ядер разодрало на нем генеральский сюртук пополам.

В романе «Война и мир» Лев Толстой писал о Коновницыне: «Пётр Петрович Коновницын, также, как и Дохтуров...всегда находился там, где было труднее всего, спал всегда с раскрытой дверью с тех пор, как был назначен дежурным генералом, приказывал каждому посланному будить себя, всегда во время сражения был под огнем...».

Во время Заграничного похода Коновницын был ранен во время битвы под Люценом, где он командовал Гренадерским корпусом. И император не забыл о его заслугах. После войны, в 1815 году, Пётр Петрович был назначен военным министром. В 1817-м ему присвоили звание генерала от инфантерии, а в 1819-м возвели в графское достоинство. Скончался Пётр Петрович Коновницын 28 августа 1822 года и был похоронен в родовом имении Кярово, в Покровской церкви.

СУДЬБА КАВАЛЕРГАРДА

Александр Горожанский происходил из старого польского шляхетского рода, который обосновался в Пскове. В 1819 году, по приказу отца, Александр покидает Дерптский университет и, благодаря связям родителя, был зачислен на службу в Кавалергардский полк, шефом которого была сама императрица Елизавета Алексеевна. В феврале 1821 года Александр Семёнович стал корнетом, а в декабре 1824-го – поручиком. Отец был горд сыном и желал оставить ему в наследство своё состояние, хотя Александр не был первенцем.

Горожанский глубоко воспринял идеи декабристов, он был членом Северного общества, ратовал за республиканский строй и считал императора узурпатором. Перед самым выступлением на площадь молодой Горожанский, узнав о начале предприятия, ринулся в Кавалергардский полк, чтобы вывести свой взвод на Сенатскую площадь, но солдаты ему ответили, что они по приказу командира присягнули императору Николаю Павловичу. Горожанский укорял солдат, но надеялся, что те придут на помощь в нужный час. Каково было его удивление, когда кавалергарды, и его взвод в том числе, ринулись в атаку на восставших. Среди них были его друзья, которые тоже состояли в Тайном обществе. Горожанский, чтобы разглядеть ход противостояния, спешно отправился в здание Сената и наблюдал с балкона. Вскоре его арестовали. Во время следствия на вопрос «Что побудило Вас вступить в тайное общество?» он ответил: «Вступая в общество, действительно полагал, что счастье России зависит от Конституции». Александр Семёнович четыре года провёл в Петропавловской крепости, в заключении, а затем его освободили и определили в 7-й линейный Оренбургский батальон. Правда, там он надолго не задержался. Пребывание в застенках, видимо, сказалось на психологическом здоровье Горожанского. Он неоднократно заявлял, что нет над ним никакой власти, кроме христианской, позволял себе дерзкие высказывания об императоре, а однажды, во время дежурства, шпагой ранил караульного за нерадивость. Остаток жизни - 15 лет - Александр Горожанский провёл в заключении, в Соловецком монастыре. Он был единственным декабристом, отбывавшим наказание на Соловках.

ГЕРОЙ БОРОДИНА И КУЛЬМА

Между холмов и оврагов Бежанецкой возвышенности, близ города Новоржев, расположилось село Жадрицы. Когда-то это было поместье Пущиных. Именно там и родился в июне 1785 года Павел Сергеевич Пущин. В августе 1797 года отец отвёз сына в Петербург и определил в Пажеский корпус. В ноябре 1802 года камер-паж Павел Пущин был выпущен прапорщиком в лейб-гвардии Семёновский полк. При Аустрерлице он водил свой взвод в знаменитую штыковую атаку «семёновцев», которая открыла путь к благополучному отступлению русских войск. За этот бой Пущин получил свою первую награду – орден Святой Анны 4-й степени. В мае 1811-го его произвели в капитаны.

Перед началом Отечественной войны 1812 года лейб-гвардии Семёновский полк направили к западным границам России. Павел Сергеевич записал в своём дневнике: «9 марта 1812 года мы выступили из Санкт-Петербурга. Я был командиром 9-й роты в составе 165 рядовых, 16 унтер-офицеров. В роте были офицеры: Чичерин, князья Сергей и Александр Трубецкие. <...> 27 марта. Моё имение Жадрицы. До прибытия полка в Новоржев я исходатайствовал разрешенный мне отпуск и отправился в Жадрицы...».

Во время Бородинской битвы семёновцы доблестно сражались в течении 14-ти часов и несли большие потери под перекрёстным огнём французов, отбивая кавалерийские атаки. Рота гвардейского капитана Пущина не была исключением. Солдаты не раз бросались в рукопашную. После этого боя Пущин был награждён орденом Святого Владимира 4-й степени с бантом. Затем – упорные сражения под Тарутином и Малоярославцем. В конце 1812 года Павел Сергеевич был произведён в полковники и получил в командование батальон. Вновь Пущин отличился в битве при Кульме, где семёновцы в который раз показали себя отличными воинами. Там они потеряли в рукопашной схватке более 900 человек. За отличие в этом сражении Пущину была вручена золотая шпага с надписью «за храбрость», а прусский король удостоил его ордена Железного Креста.

Генерал-лейтенант Иван Сабанеев, в корпусе которого служил Пущин, писал о нём: «Полковник Пущин (малый редкий, умный, честный, усердный, словом, прекраснейший) был профессором сей фронтовой тактики».

В возрасте 33-х лет Павел Сергеевич получил звание генерал-майора с назначением командовать 2-й бригадой 16-й пехотной дивизии, которой с 1820 года командовал Михаил Орлов.

В апреле 1822 года Пущин был отправлен в отставку в связи с делом декабриста Владимира Раевского. Отставка последовала внезапно и скрытно, чтобы не будоражить общественность. Просьба командующего 2-й армии графа Петра Витгенштейна «о прощении Пущина» осталась без внимания.

После выхода в отставку Павел Сергеевич перебрался в Одессу. Оттуда он планировал переехать в Париж, но в выдаче заграничного паспорта ему отказали в силу «неблаговоления» императора.

И всё-таки он вернулся в армию. В 1831 году Пущин участвовал в подавлении Польского восстания как командир 2-й бригады 4-й пехотной дивизии, за что был произведён в генерал-лейтенанты. Последние свои годы Павел Пущин провел в Одессе, где и умер 23 июля 1865 года.

 

Александр Орлов