Назад

Версия для слабовидящих

В избранное

Настройки

Как украли мозг Альберта Эйнштейна

21 Сентября 2022

Альберт Эйнштейн считается едва ли не самым ярким умом, который когда-либо производило на свет человечество, и на то есть веские причины. Его достижения в области науки изменили мир, а вместе с ним и то, как мы видим жизнь. На протяжении всей его научной карьеры многие биологи пытались понять, чем же таким на анатомическом уровне Эйнштейн отличался от всех остальных?

FDr4HwXXoAYd8A9.jpg

На фотографии: Маргарита Коненкова и Альберт Эйнштейн

 

Дождаться смерти, чтобы покопаться в голове

Как бы печально это ни звучало, многие из тех, кто был заинтересован в раскрытии этой тайны, ждали его смерти. Чтобы иметь возможность спокойно и детально изучить каждый сантиметр и миллиграмм всего того, что в совокупности называлось Альбертом Эйнштейном. Сам гениальный физик уже знал, что его мозг представляет большой интерес, и сказал своей семье, что отрицательно относится к идее посмертного изучения его мозга. В качестве последнего желания учёный потребовал, чтобы тело его было кремировано. А прах тайно развеян, дабы ни один фанатик не присвоил себе ни одной его частички.

В первых числах апреля 1955 года Эйнштейн почувствовал себя худо. По словам Брайана Баррела, профессора неврологии университета Южной Дакоты и автора книги «Открытки из Музея мозга» (Postcards from the Brain Museum), «Альберт практически сразу понял, что его время [прощаться с этим миром] пришло». 18 апреля 1955 года Эйнштейна срочно доставили в Принстонскую больницу, где он скончался через пару часов после прибытия. Ему было 76.

Похищение величайшего разума в мире

Медики не смогли по внешним признакам установить точную причину смерти физика, поэтому решено было провести вскрытие, которое квалифицированно исполнил патологоанатом Томас Харви.

MV5BOWE3ZTQ2NTctZjUyNy00NjIxLTk0MWMtNjkzMWI5ODEzNWM3XkEyXkFqcGdeQXVyNjUxMjc1OTM@._V1_.jpg

На фотографии: Томас Харви

Харви был хорошо осведомлен о желаниях Эйнштейна, но как человек, одержимый идеей найти нечто, ответственное за формирование в человеке гениальности, не смог устоять перед искушением украсть мозг Эйнштейна «в научных целях». Через несколько дней после вскрытия родственники Эйнштейна поинтересовались у Харви, куда делся мозг умершего. Патологоанатом отправился Гансу Альберту (сыну знаменитого покойника), чтобы попросить  благословения отпрыска на изучение мозга отца в интересах будущего человечества.

Ганс Альберт разрешение Харви дал. Но если Эйнштейну-младшему нарушение последней воли Эйнштейна-старшего простили (в конце концов, это дело семейное), то Томасу Харви спускать никто не собирался – с должности  патологоанатома Принстонской больницы он был незамедлительно уволен.

Это было, конечно, жестоким ударом по карьере. Однако Харви не только не отказался от затеи изучать мозг ушедшего в мир иной гениального учёного, но и немедленно приступил к реализации своего плана по поиску секрета выдающегося интеллекта Эйнштейна.

Мозг был разделен на 240 частей, которые были помещены в жидкость, именуемую целлоидином. Кусочки распределили на две отдельные банки, которые исследователь оставил в подвале. Как будто заготовленные на зиму соленья.

 

Причина, по которой он разрезал мозг на столь большое количество частей, проста. Харви хотел поделиться обретённым сокровищем с другими специалистами‑исследователями по всему миру, которые, точно так же, как и Томас мечтали найти «ген гениальности» или что-то в этом духе. Как бы странно это ни звучало, часть мозга Эйнштейна была разослана ​​по всему миру, как обычные почтовые отправления. Жена Харви пригрозила ему, что «лично выбросит куда-нибудь этот ужас», поскольку хранившаяся в баночках субстанция её просто пугала. 

Баррелл в своей книге рассказывает о том, как «не совсем педантично, не по‑научному» Харви обращался с драгоценным материалом:

«Некоторое время он работал медицинским наблюдателем в лаборатории биологических испытаний в Уичито, штат Канзас, и хранил мозг в коробке из‑под сидра, спрятанной под пивным кулером. Затем он переехал в Уэстон, штат Миссури, где занимался медициной и пытался в свободное время изучать мозг. Но в 1988 году лишился медицинской лицензии после провала трёхдневного экзамена на компетентность. Затем он переехал в Лоуренс, штат Канзас, устроился на завод оператором экструдера пластика. Поселился в квартире на втором этаже дома, стоящего рядом с заправочной станцией и подружился с соседом, поэтом-битником Уильямом Берроузом. Двое друзей обычно встречались на крыльце дома Берроуза, когда кто-то из них проявлял инициативу «принять по баночке лагера». Харви рассказывал соседу истории о мозге, о том, как отрезал от него куски, чтобы отправить их исследователям по всему миру. Берроуз, в свою очередь, хвастался знакомым, что может получить кусочек Эйнштейна в любое время, когда захочет». 

Нет никаких записей, показывающих, сколько фрагментов мозга Эйнштейна было отправлено. Не было отмечено и никакой системности в делении на доли: одни фрагменты были оставлены в виде больших кусков, другие – нарезаны тонкими пластинками. Последние, скорее всего, предназначались для изучения под микроскопом.

Был ли мозг Эйнштейна особенным?

В конце концов, единственная причина, по которой Харви украл мозг и поделился им с другими фанатиками, такими же, как он сам, заключалась в том, чтобы посмотреть, нет ли в интеллекте Эйнштейна какого-то секрета, заложенного самой природой. В 1985 году Томас и другие его коллеги по анализу мозга великого физика опубликовали другое исследование, в котором был сделан вывод о том, что «мозг Эйнштейна существенно не отличался от среднего человеческого мозга». Затем последовали другие исследования, результаты которых несколько отличались от первого – экспериментаторы утверждали, что им удалось найти в мозге Эйнштейна некие дополнительные клетки.

Однако эти исследования подверглись резкой критике со стороны ученых в этой области, заявив, что интеллект не имеет ничего общего с анатомией мозга. Кроме того, мозг Эйнштейна был не самым свежим для анализа, так как к тому времени он находился в маринованном состоянии более 30 лет. Другие ученые говорят, что фрагменты мозга Эйнштейна могут помочь ученым выяснить, в какой части мозга развивается интеллект.

В 1996 году Харви в партнерстве с невропатологом из Алабамы Бриттом Андерсоном провел еще одно исследование, в ходе которого им удалось подсчитать нейроны в лобной доле коры головного мозга. Специалисты пришли к выводу, что плотность нейронов в этой зоне мозга Альберта Эйнштейна была выше, а значит, их число превосходило количество нейронов, имеющихся у «среднего человека». Учёный мир в курсе, что все мы являемся на этот свет с чрезмерным числом нейронов, но, как правило, к двум годам у детей завершается процесс апоптоза – отмирания избытка нервных клеток, «запрограммированного» природой. На основе этого Андерсон и Харви выдвинули предположение, что «возможно, по каким-то [неустановленным] причинам апоптоз у Эйнштейна прошёл в щадящем режиме».  В 1999 году Харви поделился с журналом Lancet редкой фотографией мозга Эйнштейна до того, как его разрезали. Он объяснил, что у гения была аномальная складчатость в части теменной доли, области, которая была связана с математическими способностями. Исследователь также сообщил, что теменные доли мозга Эйнштейна были на 15 процентов шире и симметричнее, чем у мозгов контрольной группы, изучавшихся для сравнения.

В 2014 году небольшая группа экспертов в области неврологии провела ещё одно исследование. Работы велись с использованием новейшего оборудования, намного более совершенного, чем применявшееся в 90-х годах ХХ века, однако практически никакой «революции» не последовало: результатов, отличных от достигнутых ранее, получено не было. Эксперты, обозревавшие представленные «свежие, но вчерашние» данные, сосредоточились главным образом на метании критических стрел в ученых, работавших с «краденым сырьём».

Томас Харви скончался в 2007 году. Незадолго до смерти он пожертвовал остаток мозга Эйнштейна Национальному музею здоровья и медицины. Некоторые из образцов сегодня выставлены в Медицинском музее Мюттера в Филадельфии. Остается добавить, что в настоящее время собрать воедино мозг Эйнштейна невозможно – некоторое количество его фрагментов безвозвратно утеряны, а еще часть рассеяна среди коллекционеров, не желающих расставаться с попавшим в их руки «кладом» ни за какие деньги.

 

 

 

 

 

 

 

Владимир Добрынин