13 сентября

НИКОЛАЕВСКАЯ РОССИЯ

Автор: Григорий Чернецов. Парад и молебствие по случаю окончания военных действий в Царстве Польском 6 октября 1831 года на Царицыном лугу в Петербурге. 1837

Императора Николая I впечатлила картина немецкого художника Франца Крюгера «Парад в Берлине». Самодержец заказал художнику Григорию Чернецову «написать вид, изображающий парад на Царицыном лугу, в ту меру, как написана известная картина Франца Крюгера «Парад в Берлине»». Тот парад был символом победы над мятежной Польшей, своего рода апофеозом империи. И Чернецов создал живописный апофеоз николаевской России — уверенной в себе, мощной империи.

Почти пять лет Чернецов создавал это многонаселённое панорамное полотно. Написал немало эскизов, не раз корректировал композицию и в соответствии с волей императора менял состав персонажей. Не все персоны, изображённые на картине, в действительности присутствовали на параде. Каждого из них император утверждал лично: и Александра Бенкендорфа, и Николая Крузенштерна, и Александра Суворова, внука генералиссимуса. Среди трёх сотен героев уникальной картины — и царская семья, и крупнейшие сановники, и офицеры, и писатели, и представители низких сословий. Причём не безымянные, а особо отличившиеся. В ход пошла и известная зарисовка Чернецова «Крылов, Пушкин, Жуковский и Гнедич в Летнем саду». О каждом из героев живописец написал несколько поясняющих слов, например таких: «П. Телушкин, крестьянин Яросл. губ., починивший крест без лесов на шпице колокольни Петропавловского собора в С. П. Б. в октябре и ноябре 1830 года». Воистину тут было и православие, и самодержавие, и народность.

Император покровительствовал Чернецову, курировал его работу над картиной, дважды одаривал художника драгоценными перстнями. Когда Чернецов выставил незавершённое полотно, Николай Александрович высказывался о ней одобрительно. И критики наперебой заговорили о том, что русский мастер превзошёл Крюгера. Однако законченная картина не произвела сильного впечатления на августейшего заказчика. Николай I не стал её приобретать. Художнику заплатили скромную сумму —  1142 рубля серебром. Несколько лет картина оставалась в мастерской художника. А в 1840 году царская семья всё-таки купила её — как один из свадебных подарков наследнику престола, будущему императору Александру II. Картина получилась уникальная. Настоящий срез эпохи. Пожалуй, ей не хватает темперамента. Слишком идиллично и меланхолично выглядят собравшиеся на Марсовом поле подданные императора. При этом державный размах панорама передаёт впечатляюще.