В последние дни июня 1941 года германские войска шли в наступление на всём советско-германском фронте. Наиболее мощный удар при поддержке 2-го воздушного флота нанесла группа армий «Центр», которой командовал генерал-фельдмаршал Федор фон Бок.

Одна из важнейших причин неудачного для Красной армии начала Великой Отечественной войны состояла в том, что к лету 1941 года гитлеровское военное командование накопило большой и поистине бесценный опыт ведения «войны моторов». Немецкие военачальники по опыту знали, как правильно наступать, а советское командование ещё плохо представляло, как надо вести оборону, чтобы успешно отражать натиск частей Вермахта.

Гитлеровское командование осознало: если создавать многократный перевес в силах на направлениях главных ударов, то успеха можно достичь и против крупных группировок противника. Ход военных действий на советско-германском фронте в 1941 году показал, что данная установка являлась правильной. В первые дни войны растянутые вдоль границы стрелковые дивизии Красной армии не могли долго сдерживать разящие удары и мощный напор хорошо подготовленного противника. А шедшие на помощь части второго эшелона Вермахт громил поочерёдно, не позволяя им подготовиться к сражению.

Так было и на московском направлении, где в первые часы войны гитлеровцы, обходя 3-ю и 10-ю армии РККА с флангов, создали угрозу их окружения. Пытаясь избежать его, советские войска начали отступление. А немцы продолжили развивать наступление, и уже 23 июня взяли Гродно. Реагируя на это, советское командование приняло решение нанести ответный удар силами 6-го механизированного корпуса генерал-майора Михаила Хацкилевича. Накануне войны он был самым сильным танковым соединением РККА, насчитывавшим 1022 танка (в том числе 352 КВ и Т-34). Однако части корпуса подходили к месту сражения в разное время и вступали в бой разрозненно, чем сильно облегчили немцам решение задачи по отражению советского контрудара. Враг продолжал владеть инициативой, быстро выводя из строя советские танки. А вскоре, оставшись без горючего и боеприпасов, они и вовсе превратились в мишени. Генерал-майор Хацкилевич 25 июня погиб в бою.

Войска Западного фронта, лишившись единого командования и надёжной связи между собой, оборонялись и отступали разрозненно. 28 июня, на седьмой день войны, воспользовавшись 130-километровым разрывом, который возник между войсками советских Северо-Западного и Западного фронтов, части Вермахта захватили Бобруйск и столицу Белорусской ССР Минск. Результат первой недели боёв оказался катастрофическим.

Своё отношение к военнопленным и мирному населению захваченной территории «цивилизованные» европейцы проявили сразу же. 28 июня рядовой 29-й моторизованной дивизии 2-й танковой группы Эмиль Гольц без тени смущения и угрызений совести записал в свой дневник: «На рассвете мы проехали Барановичи. Город разгромлен. Но ещё не всё сделано. По дороге от Мира до Столбцев мы разговаривали с населением языком пулемётов. Крики, стоны, кровь и много трупов. Никакого сострадания мы не ощущали. В каждом местечке, в каждой деревне при виде людей у меня чешутся руки. Хочется пострелять из пистолета по толпе. Надеюсь, что скоро сюда придут отряды СС и сделают всё, что не успели сделать мы».

К концу июня германские войска окружили в районе Белостока и Минска более двухсот тыс. советских солдат и офицеров Красной армии. По подсчётам военного историка Алексея Исаева, в июле вырваться из «котла» смогло примерно 25–30 тыс. человек. Участь остальных советских военнопленных оказалась трагичной. Их расстреливали и морили голодом. Выжили единицы…

За «потерю управления войсками» своими жизнями расплатились командующий Западным фронтом генерал армии Дмитрий Павлов, начальник штаба фронта генерал-майор Владимир Климовских, начальник связи фронта генерал-майор Андрей Григорьев и командующий 4-й армией генерал-майор Александр Коробков. В июле они были сняты с должностей, преданы суду Военной коллегии Верховного суда СССР и расстреляны.

Несмотря на все ошибки командования, неудачи и потери, советские солдаты продолжали бить врага. Свои герои были и на Западном фронте. С 26 по 30 июня 100-я стрелковая дивизия генерал-майора Ивана Руссиянова отражала многочисленные атаки противника под Минском, а в июле героически сражалась в окружении. Позже, 6 сентября, именно она освободила Ельню.

Прославился и 388-й стрелковый полк 172-й стрелковой дивизии полковника Семёна Кутепова, уничтоживший 12 июля на Буйничском поле у Могилёва 39 вражеских танков и бронемашин.

Справа — Александр Боднар

Удары по наступавшему противнику с воздуха наносила советская авиация. 26 июня свой первый боевой вылет на бомбардировщике ТБ-3 совершил штурман Александр Боднар. Впоследствии он прошёл длинный боевой путь: участвовал в обороне Смоленска, Москвы и Ленинграда, в Сталинградской и Курской битвах, освобождал от оккупантов Кубань, Крым, Украину и Польшу. 24 июня 1945 года в составе сводного батальона Авиации дальнего действия, входившего в колонну Карельского фронта, он участвовал в Параде Победы, пройдя по Красной площади.

Ровно 73 года спустя, 24 июня 2018 года, полковник в отставке Александр Николаевич Боднар, совершивший более трёхсот боевых вылетов и награждённый многочисленными орденами и медалями, отметил свой вековой юбилей. Он до сих пор в боевом строю…