Сто лет назад была провозглашена Одесская Советская Республика (ОСР). Её создание стало итогом вооружённого восстания левых сил (большевиков, левых эсеров и анархистов) против властей Украинской Народной Республики (УНР), попытавшихся взять под свой контроль крупнейший город Северо-Западного Причерноморья. Некоторое время в Одессе существовало двоевластие. Была даже попытка прийти к компромиссу в виде наделения Южной Пальмиры статусом вольного города в составе УНР. Однако хрупкое равновесие оказалось нарушено военными действиями Советов против сил Центральной рады УНР, а также объявлением о «государственном суверенитете Украинской державы».

ОСР провозглашалась на территории Херсонской и Бессарабской губерний. Однако её реальная юрисдикция распространялась на Одессу, Тирасполь, западные уезды Херсонщины и южную часть Бессарабии. Ленинское правительство прохладно отнеслось к заявлению ОСР о вхождении непосредственно в состав Советской России. Петроград требовал, чтобы Одесса признала себя частью Советской Украины.

Успех январского восстания в Одессе обусловливался ростом популярности леворадикальных политических идей. Однако важными обстоятельствами поддержки большевиков явились также опасения по поводу начавшейся украинизации многонационального города, стремление одесситов сохранить государственное единство с Российской республикой.

История отвела Одесской Республике всего полтора месяца. Тем не менее она успела дать успешный отпор румынскому наступлению на юге Бессарабии и в Приднестровье. 13 марта 1918 года в столицу ОСР вступили австро-германские войска, вместе с ними в город вернулись и власти УНР.  По итогам гражданской войны Одесса, Тирасполь и другие населённые пункты бывшей ОСР были включены в состав Украинской ССР.  Хотя уже в 1924 году в Северо-Западном Причерноморье вновь возникает региональное государственное образование — Молдавская Автономная ССР. Правда, «молдавской» эта республика была преимущественно по названию и внешним атрибутам: Молдавский обком партии, Молдавский драматический театр, симфонический оркестр и т.п.

Создание МАССР происходило под нажимом союзного центра, поскольку эта идея встретила противодействие украинской бюрократии. Располагалась республика в основном на землях бывшей Одесской губернии (около четверти территории губернии в границах 1920 года), большую часть жителей составляло славянское население (украинцы — почти 50%, русские — около 10%). Доля молдаван едва достигала 30%. В межнациональном общении, официальном делопроизводстве использовался преимущественно русский язык.

Становление МАССР совпало с «коренизацией» национальных окраин, поэтому большевики со свойственной им решительностью принялись за «молдаванизацию» вновь созданного государственного образования. Однако, судя по рекламациям республиканских властей местным советским и партийным органам, результаты этой политики оказались очень скромными. Весьма неожиданным итогом «молдаванизации» стало то, что она нейтрализовала проводимую параллельно кампанию по украинизации Приднестровья (МАССР существовала в составе Украины). Вот как откровенно об этом говорил первый ответственный секретарь Молдавского обкома КП(б)У Иосиф Бадеев на республиканской партийной конференции в ноябре 1925 года: «До организации Молдавской Республики целый ряд районов и очень много работников украинизировались, а с момента существования Республики они стали русифицироваться. Это, конечно, недопустимо. Вместо того, чтобы молдавские районы — молдаванизировать, а украинские — украинизировать — то вместо этого многие товарищи пошли по пути наименьшего сопротивления и вернулись к русскому языку».

А так по информации районного парткома в 1931 году обстояли дела в столице МАССР Тирасполе: «…директивы Обкома и Правительства в части  молдаванизации и украинизации аппарата РИКа (районного исполкома), Райкоопсоюза и Райколхоза не выполнены и комиссия по молдаванизации и украинизации бездействовала».  «РИК, сельские советы, кооперативные организации всю свою работу и переписку за редким исключением проводят по-русски… Несмотря на известное количество молдаван в аппарате РИКа и кооперации, их влияние на ход молдаванизации не только не чувствуется, но, наоборот, они под влиянием всего аппарата проводят свою работу на русском языке», — говорилось тогда же в постановлении бюро Рыбницкого РК КП(б)У.

К концу 1930-х годов кампания по «коренизации» была свёрнута, а в 1940 году  МАССР была упразднена. При всех «перегибах» национальной политики данное государственное образование сыграло позитивную роль в истории региона. Именно в рамках этой республики сформировался фундамент мощного промышленного потенциала Левобережного Приднестровья, существенно развилась социальная инфраструктура.

В 1940 году в результате присоединения к СССР Бессарабии, образования Молдавской Союзной Республики, территориального размена между УССР и МССР Северо-Западное Причерноморье оказалось разделённым между двумя национальными республиками — Украиной и Молдавией. В бытность Советского Союза это не особо сказывалось на жизни многонационального, но преимущественно русскоязычного населения региона. Ситуация кардинально изменилась, когда СССР распался, а советские республики стали трансформироваться в этнократические суверенные государства.

Республика Молдова пережила такую трансформацию одной из первых. Поэтому движение за государственность многонациональных регионов здесь возникло ещё в конце 80-х годов прошлого века. Так уж сложилось, что эти регионы располагались на юго-востоке МССР и ранее были причастны к истории ОСР.

В ответ на курс по форсированной румынизации и «воссоединению» с Румынией, взятый кишинёвскими властями, съезд народных депутатов степного юга МССР 19 августа 1990 года провозгласил Республику Гагаузия в составе СССР. Была идея создания гагаузско-болгарского объединения, но она не реализовалась. В сер. 1990-х эта республика преобразовалась в Гагаузскую Автономию в рамках Молдовы. Иностранные журналисты, приезжающие сюда, очень удивляются тому, что это государственное образование с преимущественно тюркским населением (гагаузы — тюркский народ) на юге Бессарабии является русскоязычным. На русском языке здесь проходят заседания органов управления автономии,  ведётся делопроизводство, учится большая часть молодёжи, издаются местные СМИ. Наряду с гагаузским и молдавским языками русский — официальный язык автономии.

В 2014 году на региональных референдумах более 96 проголосовавших гагаузов высказались за присоединение Молдовы к Таможенному союзу России и других государств, а в случае изменения государственного статуса Молдовы (поглощения Румынией) — за самоопределение автономии. Сегодня вопреки запрету Кишинёва в автономии продолжается трансляция информационных программ российских СМИ.

Приднестровская Молдавская Республика (ПМР) стала вторым государственным образованием, созданным на волне неприятия политики румынизации и выхода Молдовы из состава СССР. Она была провозглашена несколькими днями позже Гагаузской Республики (2 сентября 1990 года) также как республика в составе СССР, но независимая от Молдовы. Столицей ПМР стал Тирасполь, вероятно, самый русскоязычный город Северо-Западного Причерноморья, волею судеб избежавший как украинизации, так и «молдаванизации». Кстати, название нынешней приднестровской республики как «молдавской», как и в 1924 году, весьма условно, ведь 2/3 населения Приднестровья составляют русскоязычные украинцы и русские. Первоначально создание ПМР встретило противодействие в Москве. В декабре 1990 года президент СССР Михаил Горбачёв издал указ, предписавший распустить Приднестровскую Молдавскую Советскую Социалистическую Республику. Однако в этот раз волю Кремля проигнорировали, а уже в 1991 году ПМР приняла участие во Всесоюзном референдуме о сохранении СССР. Власти Молдовы этот плебисцит бойкотировали, в Приднестровье же в нём участвовали 84% граждан, 98% из которых высказались за сохранение Советского Союза.

Всесоюзный референдум проходил в условиях вооружённого противостояния Молдовы с Приднестровьем. Его апогеем стала бендерская трагедия в июне 1992 года. Русскоязычный город Бендеры хотя и находится в 10 км от Тирасполя, но на правобережье Днестра, в Бессарабии. Молдавские власти рассматривали Бендеры как ключ от приднестровской столицы. Неудачная попытка молдавских войск и полиции навести «конституционный порядок» в этом городе унесла свыше 700 жизней (более 400 приднестровцев и около  300 «силовиков» Молдовы).

В отличие от этноцентрической политики сопредельных национальных государств в Приднестровье сразу три языка получили статус официальных (русский, молдавский и украинский). Геополитический вектор ПМР определяют итоги республиканского референдума 2006 года, на котором более 97% проголосовавших поддержало курс на независимость Приднестровья и «последующее свободное присоединение Приднестровья к Российской Федерации».

Многоточие в истории региональных государственных образований Севера-Запада Причерноморья было поставлено весной 2014 года в Одессе. Тогда в ответ на победу сил Евромайдана в Киеве город охватили митинги и манифестации за сохранение тесных связей с Россией, свободное использование русского языка, федерализацию Украины (а значит, обретение Одесской областью статуса государственного образования в составе Федерации). Это вызвало противодействие со стороны сторонников «единой, неделимой и соборной Украины», приведшее к одесской трагедии 2 мая 2014 года.

Тогда взоры многих жителей Северо-Западного Причерноморья независимо от гражданства и национальной принадлежности оказались буквально прикованы к одесским событиям. Такое внимание обусловливалось тем, что обретение Одессой государственности способно до неузнаваемости изменить обширный регион, стимулировать в нём пока спящие интеграционные процессы.

Итак, взаимоотношения многонациональных, русскоязычных обществ Северо-Западного Причерноморья с национальными, этнократическими республиками имеют давнюю и непростую историю. Создание региональных государственных образований в большинстве случаев носило вынужденный характер, являлось защитной реакцией на национальную унификацию. Русский язык в таких обществах выступает как незаменимый интеграционный фактор, уникальный «ключ» в глобальный мир. Сама же Россия рассматривается как гарантия безопасности.

Одесская Советская Республика сто лет назад создала на северо-западе Причерноморья прецедент региональной государственности,  возникшей на многонациональной основе, ориентированной на развитие в орбите Российского государства. Этот государственный уклад неизменно вызывает противодействие со стороны национальных государств (Украины, Молдовы), поскольку угрожает базовым принципам этнократии. Данное противоборство во многом определяет современные действия по экономическому удушению Приднестровья объединёнными усилиями Молдовы и Украины или стремление Кишинёва ограничить автономию Гагаузии.