Часто бывает так, что в одном географическом месте имеется сразу несколько исторических достопримечательностей. Архитектурный ансамбль усадьбы Гребнево как раз один из таких объектов. Расположен он около промышленного посёлка Фрязино Ярославской железной дороги на речке Любосеевке, которая является притоком Вори, впадающей в Клязьму.

В летописи за 6838 (1330) год сообщается, что к Великому князю Ивану Калите из Орды приехал служить мурза Чет, который принял крещение. Усадьба Гребнево предположительно именно поэтому и называлась ранее Четрековским.

Московские тысяцкие конца XIII и нач. XIV веков Протасьевичи известны как прямые предки первого документально подтверждённого хозяина Гребнева боярина и воеводы, опричника Василия Воронцова.

В сборнике «Писцовые книги Московского государства XVI века» за 1584–1586 годы упомянуты многие деревни данной местности, в том числе и Гребнево на речке «Любосивке». Числились эти земли за Василием Фёдоровым, сыном Воронцова, а затем их приобрёл Богдан Бельский — оружничий Ивана Грозного. Однако местность ничего ещё не значит, если на ней не создаётся что-либо заслуживающее внимания.

Впрочем, живописный пейзаж сам по себе очаровывает взгляд. Речка Любосеевка, огибающая Гребнево, протекает в низкой лощине, а с высокого берега открывается чудесный вид на лесистые дали. Правда, в наш урбанистический век город Фрязино вместе со своими высотками и промзоной примыкает почти вплотную к охранной территории усадьбы. Можно только воображать, какая неописуемая  красота здесь была когда-то ранее — одни «барские пруды» чего стоят!

Точнее сказать, пруд-то всего один, но «около семи вёрст в окружности» и с большим количеством заросших островов. Раньше на некоторых островах стояли беседки, куда на лодках или паромах перевозили гостей для чаепития и весёлого времяпрепровождения. До сих пор у местного населения окрестных деревень бытует мнение, будто эти пруды рыли каторжники — участники пугачёвского бунта. Это и так и не так, поскольку во времена князя Дмитрия Трубецкого, первого из рода Трубецких, в 1612 году на речке Любосеевке упоминается плотина, образовавшая некий пруд. Может, и не такой обширный, но пруд уже существовал. А крестьянская война под предводительством Емельяна Пугачёва началась в 1773  году. Да и кто пустит в Москву бунтовщиков?! Хотя дыма без огня не бывает — легенды на пустом месте не возникают. Краеведами документально подтверждено, что с Волги действительно было привезено несколько прощёных семей, которые в дальнейшем участвовали в облагораживании «барских прудов». Однако это уже другая история.

На протяжении полутора веков усадьбой владели представители рода князей Трубецких. При них в 1775 году на подворье была построена деревянная церковь Николая Чудотворца с колокольней и двумя приделами — царя Константина и матери его Елены.

В 1760 году имение купили Голицыны, а в 1781-м его приобрела первая жена генерал-майора Гаврилы Бибикова. Он и начал на этих землях грандиозное строительство, создав архитектурный комплекс в стиле классицизма. Был возведён большой каменный дворец — трёхэтажное здание с антресолями, соединённое крытыми галереями с двумя купольными павильонами, а фронтон украшался шестиколонным портиком. По сторонам от дома на почтительном расстоянии выросли два двухэтажных флигеля, благодаря чему парадный двор впечатлял своим размахом, геометрической выверенностью и монументальностью. Архитектурный ансамбль окружали большие сады с беседками. В одном из садов располагался театр со сценой, кулисами и декорациями, где играл оркестр из крепостных музыкантов и давались балеты.

Ещё одной достопримечательностью стала возведённая в усадебном подворье церковь во имя Гребневской иконы Божьей Матери по проекту архитектора Иоганна Веттера (1786–1791 годы). По преданию, эту икону поднесли  казаки Дмитрию Донскому после Куликовской битвы. Храм летний и для архитектуры классицизма весьма необычен. Он выполнен в своей центральной части крестообразным планом, а снаружи его отличают четырёхколонные портики, купол с люкарнами и небольшая главка, над которой возвышается трёхметровый архангел, держащий перед собой большой крест. Крест сей поставлен у самых ног скульптуры и простирается выше её головы. По заверениям историков, это вторая постройка в мире после храма Ангела в Ватикане со столь необычной символикой, которая до сих пор остаётся нерешённой исторической загадкой.

Нередко непосвящённые посетители задают и такой вопрос: почему у храма нет колокольни? Да просто рядом в районе кладбища когда-то стояла другая церковь, деревянная, построенная во времена Трубецких, и у неё уже была колокольня. Так зачем же нужна ещё одна?!

Генерал-майор Бибиков скончался в 1803 году, и Гребнево в 1811-м снова переходит к князьям Голицыным. Они решают построить вместо ветхой деревянной церкви, которая несколько раз горела, каменную. Однако Отечественная война 1812 года прервала строительство. Работы возобновились в 1817-м и завершились в 1823 году. Зимний храм во имя Святителя Николая Чудотворца повторяет древнюю весьма редкую форму с поставленной прямо над ним колокольней, которую обычно располагают в стороне. Храм создан в стиле ампира архитекторами Игнатием Ольделли и Николаем Дерюгиным. А завершающие ансамбль барабан и глава, как и весь верхний купольный ярус, явно более позднего происхождения. Известно, что часы в люкарнах установлены лишь в 1853 году.

Голицыны многое переделали в усадьбе. На парадный двор посетитель попадал через триумфальные ворота, построенные по образцу римских, с массивной аркой, колоннами и двумя боковыми проходами. Помимо главных въездных ворот имелись ещё другие в виде пилонов с ионическими колоннами, державшие на себе вверху фигуры львов и сфинксов. Усадьба с парком была обнесена оградой. Если ограда у ворот состояла из колонн, между которыми вставлена металлическая решётка, то парк обнесён кирпичной стеной с угловыми башнями. Были перестроены флигели, созданы каретный двор и манеж, а в 1830–1832 годах архитектор Михаил Быковский построил двухэтажную каменную больницу. Ансамбль усадьбы окончательно приобретает вид, дошедший до наших дней.

В 1845 году Голицыны продали имение купцу Фёдору Пантелееву, который устроил там купоросный и винокуренный заводы, а в домике у главных ворот — трактир и арестантскую. Это погубило интерьер усадьбы.

В сер. 1850-х  пантелеевские предприятия постиг экономический крах, и усадьбу купили хозяева механизированного производства и торфяных разработок Кондрашовы. Они тридцать лет приводили её в порядок, но наступил период временщиков и приспособленцев. Здесь пытались организовать больницу, общежитие, учебное заведение, санаторий… В 1919 году усадьбу национализировали и устроили санаторий имени Н. Семашко для туберкулёзных больных внелёгочной формы.

В 1960 году усадьбу объявили историко-архитектурным памятником республиканского значения. Долгое время тут располагался Щёлковский техникум электровакуумных приборов, затем подсобное хозяйство НИИ «Платан», следы от розеток и выключателей которого заметны на стенах и сегодня, хотя усадьба несколько раз реставрировалась. К сожалению, пожар 1991 года (по мнению местных жителей, умышленный поджог) уничтожил практически весь отреставрированный главный дом архитектурного комплекса.

Когда-то роскошный дворец с флигелями и пристройками находился на балансе одного из оборонных заводов ближайшего Фрязина. «Почтовый ящик» исправно поддерживал здешний музей, проводились экскурсии… Однако из-за смены собственника за восстановление так никто и не взялся. В 2007 году произошёл ещё один пожар: крыша во многих местах рухнула, перекрытия обвалились, внутренний интерьер сгорел и осыпался… Планировалось что-то восстановить силами частных инвесторов, но дальше планов дело не пошло. Да и вряд ли центральный дворец можно восстановить — если только снаружи, декоративно. Флигели пытались разобрать от мусора… На этом всё и застопорилось. Гаврила Державин, гостивший в усадьбе, когда-то посвятил одно из своих стихотворений «священному Гребеневскому ключу», бесследно исчезнувшему в наши дни.

Единственное, что сохранилось от старого Гребнева, — это два храма. Летний — имени Гребневской иконы Божьей Матери — и зимний — во имя Святителя Николая Чудотворца. По воспоминаниям старожилов, когда  в 1934 году с одного из них сбросили все колокола, то самый большой, весом в 600 пудов, раздалбливали большими молотами. Звон оглушал всю округу. Какие события тогда предвещал колокол?