Спасо-Андроников монастырь — одна из наиболее чтимых святынь Москвы. Его архитектура сурова и поэтична. С историей монастыря, который и ныне известен каждому москвичу, связаны судьбы целой плеяды выдающихся подвижников.

Сам образ монастыря, как и тихое течение Яузы, напоминает о духовном подвиге преподобного иконописца Андрея Рублёва, который был иноком Спасо-Андроникова монастыря. Под престолом Спасского собора, в котором сохранились рублёвские фрески, найдены захоронения, предположительно, двух иконописцев — Рублёва и Даниила Чёрного.

Предыстория монастыря такова. В 1354 году митрополит Киевский и всея Руси Алексий по пути в Константинополь попал в шторм. Святитель дал обет построить в Москве собор в честь того святого или праздника, в день которого он благополучно достигнет бухты Золотой Рог. День пришёлся на празднование Спасу Нерукотворному. Напоминает о том опасном морском путешествии и небольшая речушка, впадающая в Яузу неподалёку от стен Андроникова монастыря. Её назвали Золотым Рожком. Святой митрополит привёз в Москву греческую икону Спаса Нерукотворного образа, которая стала первой святыней нового монастыря.

Возвратившись на родину, митрополит Алексий посетил Сергия Радонежского. Там он познакомился с монахом Андроником, в котором сразу увидел будущего игумена обетованного монастыря. Он не прогадал. Немногословный, мудрый ученик преподобного Сергия больше двадцати лет был душой нового монастыря.

Кульминация монастыря — Спасский собор, древнейший сохранившийся московский храм. В нач. XV века формировался своеобразный московский архитектурный стиль. Одним из самых ярких его образцов стал «зело прекрасный» монастырский собор на тихом берегу Яузы. Мы приходим сюда поклониться святым основателям монастыря, поклониться преподобному Андрею Рублёву.

Место для постройки храма выбрали там, где сын великого князя Владимирского Владимир Георгиевич в 1238 году встретил войска Батыя во время его январского похода на Русь, когда была сожжена Москва. На этом же месте митрополит Киприан, по преданию, встречал князя Дмитрия Донского, возвращавшегося с Куликовской битвы. Cведения о строительстве храма сохранились в Житии преподобного Сергия Радонежского: «По времени ж в оной обители бывшу игумену Александру, ученику предпомянутого игумена Савы… Также и другому старцу его именем Андрею иконописцу преизрядну… И сотвори совет благ со братиею и Богу помогающу создаста в обители своей церковь камену зело красну и подписанием чудным своима руками украсиша в память отец своих сия же доныне всеми зрится в славу Христу Богу».

Собор выглядит сурово, монументально. Он полон духовной силы, перед которой не властны времена. В росписи главного монастырского храма принимал участие преподобный Андрей Рублёв. По всей видимости, это последняя работа великого иконописца. Увы, от рублёвской росписи сохранились очень небольшие фрагменты — орнаменты на косяках алтарных окон.

Уберечь древний облик храма не удалось. В конце XVIII века к собору пристроили крытую паперть. В 1812 году французы обстреляли, разграбили и подожгли собор. Их интересовали не только серебряные оклады, но и православные святыни. В ту осень чудом уцелели лишь мощи преподобных Андроника и Саввы. Хотя самая кардинальная реконструкция прошла в сер. XIX века по проекту архитектора Петра Герасимова. В то время зодчие считали, что от первоначального храма уже ничего не осталось… Однако в 1918 году художник Игорь Грабарь, исследовавший фрески собора, обнаружил в основании стен белый камень. Значит, под наслоениями разных времён всё-таки скрывается древний собор Спаса Нерукотворного! Когда в 1940-е годы возник вопрос об уничтожении монастыря, на его защиту встал архитектор Пётр Барановский, известный ценитель  московской старины. Он доказал, что Спасский собор — старейший сохранившийся архитектурный памятник столицы. Его поддержал знаменитый зодчий Алексей Щусев. В монастыре стали обустраивать музей, а Спасский собор решили восстановить в первоначальном виде. Архитекторы спорили: каким должен быть возрождённый храм? Предлагались разные варианты. Летом 1960-го мастера возродили почти утраченный собор… Это был первый столь масштабный уникальный опыт восстановления древней архитектуры. Таким видели храм преподобный Андрей Рублёв и Даниил Чёрный, великий князь Иван III и царь Иван Грозный.

Храм величественный и чуждый суетности. В основании стройного барабана — венок меньших кокошников, устремлённых к небу. На фасаде можно видеть фрагменты неотреставрированной кладки нач. XV века. В этом уголке шумной современной Москвы до сих пор сохраняется тихая сосредоточенность. Почти как в древности.