Часть I

Россия и Британия нередко соперничали. Конфликты возникали вокруг Пруссии, вокруг Турции, на среднеазиатском и индийском направлениях. Англия занимала наиболее непримиримую позицию по отношению к Советскому Союзу и в первые, и в последние десятилетия его истории. Однако дипломатическая одиссея двух великих держав вовсе не исчерпывается хлёсткой формулой «Англичанка гадит». Полномасштабная война между двумя державами случилась лишь однажды — в Крыму в 1854–1855 годах. А в самых крупных войнах мы являлись союзниками. К тому же долгое время Россия не имела более важного торгового партнёра на Западе. Постараемся вспомнить «всё, чем для прихоти обильной торгует Лондон щепетильный». В первую очередь в большой политике.

ВРЕМЯ ГРОЗНОГО ЦАРЯ

Историю русско-английских отношений принято отсчитывать с сер. XVI столетия, когда царь Иван Васильевич принял английского мореплавателя Ричарда Ченслера. Англичане видели в огромной малозаселённой стране не просто перевалочный пункт для продвижения на Восток. Им было выгодно торговать с Москвой, налаживать производство в русских городах. Для Русского царства это оказалось находкой. Враждебная Польша отделяла Русь от Европы, затрудняла торговлю. А с Англией торговля шла через северные морские ворота. Удобно и почти безопасно!

Старый Английский двор. Современная фотография

Англичане получили отдельное подворье, которое до сих пор сохранилось на Варварке, — Старый Английский двор. Московская компания — право открыть фактории в Холмогорах, Вологде и Москве. Иван Грозный дал англичанам грамоту, по которой они получили право свободно и беспошлинно оптом и в розницу торговать в русских городах. Было заключено соглашение, по которому русские купцы смогли заняться беспошлинной торговлей в Англии. Однако отсутствие торгового флота мешало Москве наладить такую торговлю. Из Руси вывозили воск, сало, лён, корабельный лес, ворвань, горючее, слюду. Ввозили сукно и порох. А ещё русский царь из Англии получал золото и серебро — этих благородных металлов на Руси остро не хватало. Чуть позже британцев заинтересовали меха и мед, а кроме того, они наладили в русских городах мачтовые и канатные мануфактуры. Сотрудничество с Русским царством позволило англичанам усилить флот.

Хотя русского царя не устраивала английская торговая монополия. Он маневрировал, урезал британские привилегии. После 1568 года отношения партнёров усложнились. Иван Васильевич не отказывался от контактов с голландскими купцами. Его не устраивало и то, что Лондон уклонялся от военно-политического союза с Москвой. Когда речь заходила о династическом браке или предоставлении временного убежища другу-монарху, англичане ускользали. Москва, судя по всему, нуждалась в политической поддержке Лондона. При этом Лондон не рассматривал Москву как равноправного политического союзника. Да и воевать с поляками британцы не собирались. Грозный гневался, писал строгие, даже оскорбительные письма королеве Елизавете I, но всё равно Англия оставалась главным партнёром православного царства.

Александр Литовченко. Иван Грозный показывает сокровища английскому послу Горсею

ЛОВКАЧ БЕСТУЖЕВ

Выдающийся русский дипломат XVIII века Алексей Бестужев-Рюмин хорошо знал Англию. В молодости он служил при дворе ганноверского курфюрста, ставшего в 1714 году английским королём Георгом I. Будучи русским резидентом в Дании, Бестужев не порывал связей с Лондоном. Он был убеждён, что союз с Британией необходим России: делить нашим державам было нечего, а торговля — дело выгодное. Иногда (по традициям того времени) англичане ему приплачивали. От противников Бестужев никогда не принимал подношений, а от тех, с кем считал необходимым дружить, принимал. Во времена Елизаветы Бестужев возглавил внешнюю политику Российской империи. Он боролся с французским влиянием и старался дружить с Британией. Сам Бестужев породил так называемую систему Петра Великого — ставку на союз с Англией, Саксонией и Австрией. Ситуация изменилась, когда активизировался прусский король Фридрих II. Бестужев резонно считал прусскую экспансию опасной для России, а Лондон поддерживал Фридриха. В Семилетней войне Россия оказалась в стане противников Англии. При этом Бестужеву удалось сохранить связи с Лондоном. Даже война и пребывание в противоположных коалициях (благо англичане тогда практически не проливали кровь) не привела две державы к разрыву.

Алексей Бестужев-Рюмин

НАПОЛЕОНОВСКИЕ ВОЙНЫ

Союз с Британией после Французской революции оказался неизбежностью. Париж, начав с оборонительных войн, вёл себя агрессивно, стремился к европейской гегемонии. Да и в Польше интересы России и Франции не совпадали. При этом Екатерина реагировала на французскую бурю сдержанно. Мудрая императрица выжидала. А Павел бросался в гущу сражений — сначала против Франции, а потом, когда стало ясно, что союзники по антифранцузской коалиции ведут себя не по-рыцарски, он замахнулся на Британию. Возможно, на некоторое время ему удалось бы найти общие интересы с Бонапартом. Но авантюрный поход на Индию прервался с гибелью императора. В заговоре прослеживается и британский след, который, однако, не являлся доминирующим. Не будем забывать и о германских интересах, и об интересах екатерининской знати…

Был ли России в те годы выгоден союз с Францией? Вряд ли. Скорее всего, история пошла по оптимальному пути. Дипломатия Александра I никогда не являлась прямолинейной. Он колебался, маневрировал, просчитывал каждый ход. Однако временно отклонился от союза с Британией лишь под давлением военной силы Наполеона. После Тильзита Россия присоединилась к континентальной блокаде Британии. Как следствие, доходы российской внешней торговли вскоре упали на треть. Ведь Россия поставляла в Англию зерно, лён, щетину, железо. Историк Михаил Покровский в 1920-е годы выдвинул версию благотворности континентальной блокады для русской промышленности. Говоря современным языком, из-за «импортозамещения». Хотя, думается, историк — поклонник Французской революции — не сумел сохранить объективность. Заметного роста промышленности в годы блокады в России не наблюдалось.

В союзе с Наполеоном Александр явно чувствовал себя актёром второго плана и тяготился этой ролью. Разрыв в 1812 году явился естественным выражением интересов держав. С этого времени и до конца Наполеоновских войн Россия оставалась союзницей Британии. В 1814 году проявилось двуличие наших союзников — и Лондона в первую очередь. За спиной Александра они, опасаясь возвышения Петербурга, готовили военный союз против России. Русского императора это не удивило. Он не позволил себе обидеться. Однако сразу после побед 1814–1815 годов Британия стала оппонентом (хотя ещё не врагом!) России по вопросам стратегии развития Франции и судьбы наполеоновского наследства.  С тех пор во взаимоотношениях России и Британии партнёрство всегда перемешано с тайным или явным соперничеством.

Участники Венского конгресса 1815 года. Раскрашенная гравюра

КРЫМСКАЯ ВОЙНА

Больше трёх десятилетий европейскую политику во многом определяли принципы Священного союза, который скреплял Лондон и Санкт-Петербург. Правда, расхождения по турецкому вопросу оказались сильнее союзнических обязательств. В 1854 году впервые против России объединились Франция и Англия. Впервые они открыто выступили против России в союзе с Османской империей. К этому времени антироссийские настроения в Великобритании достигли высокой степени, а сохранение Османской империи стало для Лондона политической необходимостью. Влиятельнейший английский политик лорд Генри Пальмерстон вынашивал планы кардинального наступления на Российскую империю — с отторжением Польши, Финляндии, Крыма и Кавказа.

Генри Пальмерстон

Увы, Россия показала неготовность вести большую войну в Крыму против сильнейших армий Европы. Планам Пальмерстона не суждено было сбыться. Хотя по Парижскому мирному договору Россия потеряла часть Бессарабии, а также протекторат над Молдавией и Валахией и, главное, лишилась прав держать на Чёрном море военный флот. Влияние России на европейские дела существенно ослабло. Однако конкуренция с Великобританией вскоре продолжилась в Азии.

Роберт Гиббс. Тонкая красная линия (Сражение под Балаклавой)

ВОЙНА ЦАРЯ-МИРОТВОРЦА

Известно, что при Александре III Россия не вела войн. Но нет правил без исключений. К весне 1885-го русская армия заняла афганскую территорию к югу от реки Амударьи и Мервского оазиса.

К этому времени уже не один год шла «холодная война» двух империй — Британской и Российской — за гегемонию в Средней Азии. Афганистан в те годы существовал под протекторатом Британской империи. Британцы потребовали от афганского эмира оказать русским вооружённое сопротивление. Афганские войска расположились на западном берегу реки Кушка, а российские — на восточном.

Камнем преткновения стал оазис Панджех. Там сосредоточились афганцы. Русский генерал Александр Комаров потребовал, чтобы они отступили. 30 марта он приказал своим войскам наступать на Панджех, но не открывать огонь первыми.

В результате сражения афганская армия отступила. После боя обострилось противостояние дипломатов: Россия и Британия оказались на грани войны. И всё-таки русско-английская пограничная комиссия нашла компромисс, и территория, отвоёванная Комаровым, осталась российской. А в мировом оркестре продолжалась многоуровневая конкуренция держав. Тайная и явная борьба интересов, неожиданных блоков. Приближался ХХ век с его невиданным прежде широчайшим резонансом любого начинания.

Александр Комаров

ПРОДОЛЖЕНИЕ — https://xn--h1aagokeh.xn--p1ai/special_posts/%D0%B1%D1%80%D0%B8%D1%82%D0%B0%D0%BD%D0%B8%D1%8F-%D0%B8-%D1%80%D0%BE%D1%81%D1%81%D0%B8%D1%8F-%D0%B4%D0%B5%D1%81%D1%8F%D1%82%D1%8C-%D1%81%D1%8E%D0%B6%D0%B5%D1%82%D0%BE%D0%B2-%D0%B8%D0%B7-%D0%B8%D1%81-2/