На 40-й день после Пасхи христиане празднуют Вознесение Господне. Этот праздник, один из двунадесятых (то есть двенадцати главных праздников православного календаря), всегда выпадает на четверг. В России ему посвящено множество церквей, не стала исключением и Москва. В столице на Большой Никитской улице есть даже особенный храм, который в народе именуется «Большое Вознесение». Это название он оправдывает не только своими размерами, но и значимостью в истории города и великими именами, связанными с ним.

Чуть ближе к Кремлю, на той же Большой Никитской улице, стоит и церковь «Малое Вознесение», известная с сер. XVI века. Поначалу она была просто Вознесенской, но уже в XVII веке неподалёку, за Никитскими воротами Белого города, возникла вторая церковь с таким же посвящением. Со временем москвичи стали называть их «Старым» и «Новым Вознесением», чтобы отличать друг от друга, а в нач. XIX века — «Малым» и «Большим» соответственно. Впрочем, в официальных документах такие названия не использовались. «Большое Вознесение» именовалось «в Сторожах», что указывало на характер занятий местных жителей в XVII веке. Это были «комнатные сторожа», находившиеся на государевой службе и образовавшие обособленную слободу. Хотя есть и другая версия, согласно которой название «в Сторожах» образовалось от острога — небольшой крепости с частоколом, предназначенной для защиты западных рубежей города.

Впервые церковь Вознесения за Никитскими воротами упомянута в 1619 году, во времена династии Романовых, и была она тогда деревянной. Простояла она недолго. Уже в 1629 году её уничтожил пожар, но на том же месте быстро возникла новая. Следующая перестройка церкви связана с именем царицы Натальи Кирилловны Нарышкиной, матери Петра I. Вблизи от храма, в районе нынешнего Столового переулка, располагался её дворец, благодаря чему вся слобода стала называться Царицынской, или Царицыной. Такое же название получил и отрезок Большой Никитской улицы за воротами Белого города. Благоустраивая местность вокруг своего двора, вдовствующая царица обратила внимание и на обветшавшую деревянную церковь, вместо которой в 1685–1689 годах была построена «церковь каменная о пяти главах, обита жестью, кресты золоченые, крыта лещадью каменной; при ней два придела: во имя Владимирския Богородицы и Николая Чудотворца». С западной стороны построили отдельно стоящую шатровую колокольню.

Среди прихожан храма в XVIII веке насчитывалось немало знаменитых фамилий: Скавронские, приходившиеся роднёй Екатерине I, Шафировы и Ромодановские, служившие Петру I, князья Черкасские. Позже землю рядом с храмом купил Василий Суворов — отец великого русского полководца, который и сам провёл здесь детство. Их соседом был Александр Потёмкин, отец другого выдающегося деятеля Екатерининской эпохи — светлейшего князя Григория Потёмкина-Таврического. Его мать Дарья Васильевна являлась прихожанкой Вознесенского храма и даже пожертвовала образ Успения Божией Матери с частицами мощей разных святых. Именно с Потёмкиными связан новый виток истории храма Вознесения за Никитскими воротами. Некоторые историки считают, что именно тут могло состояться тайное венчание светлейшего князя Григория Александровича с императрицей Екатериной II. Однако это лишь предположение, больше похожее на легенду. А вот другой сюжет вполне реален и подтверждается документами.

В 1781 году князь Потёмкин объявил о масштабном проекте перестройки церкви и превращения её в собор лейб-гвардии Преображенского полка — самого известного и элитного подразделения в императорской армии. У него уже имелся свой полковой собор в Санкт-Петербурге на Преображенской площади (он существует и сегодня), однако Потёмкин хотел, чтобы Первопрестольная не отставала от Северной столицы. Планировалось, что новый Вознесенский храм станут посещать чины Преображенского полка, служащие в Москве, здесь же приносить присягу, венчаться и причащаться, тем более что полковой двор находился неподалёку, в Гранатном переулке. Князь, бывший подполковником Преображенского полка, даже пожертвовал принадлежавший ему участок земли под будущее строительство и закупил кирпич. Проект нового храма, по одной из версий, разработал знаменитый зодчий Василий Баженов. К сожалению, этот грандиозный план отменили после смерти Григория Потёмкина в 1791 году. Идею гвардейского собора более никто не поддержал.

При этом от постройки нового храма местные жители не спешили отказываться. В 1798 году работы всё же начались по новому проекту, созданному Матвеем Казаковым. Тогда никто не предполагал, что они займут несколько десятилетий. Старую церковь поначалу не ломали, возводя новую поблизости — на земле, пожертвованной Потёмкиным. «Тёплую» (то есть отапливаемую) трапезную с двумя приделами построили в 1805 году, но в начале возведения главной («холодной», то есть неотапливаемой) церкви строительство остановилось из-за нехватки средств. Отечественная война 1812 года стала новым ударом для «Большого Вознесения». Уже построенная трапезная сильно пострадала от пожара. К 1816 году её восстановили, хотя работа продвигалась крайне медленно: приход после войны значительно поредел, состоятельных людей, готовых стать храмоздателями и довести начатое до конца, долго не находилось.

Пока же службы проводились в старой церкви и в приделах новой трапезной. Именно здесь 18 февраля (2 марта по юлианскому календарю) состоялось венчание Александра Пушкина с Натальей Гончаровой. Это событие обессмертило храм и впоследствии спасло его от сноса в советскую эпоху. «Февраля  восьмого надесять числа  в доме коллежского Асессора Николая Афонасьевича Гончарова женился 10-го класса Александр Сергеичь Пушкин 1-м браком понял за себя коллежского Асессора Николая Афонасьевича Гончарова дочь девицу Наталию Николавну Гончарову…» — гласила запись в метрической книге Вознесенской церкви. Для Пушкина выбор храма оказался весьма символичным, так как сам он родился в праздник Вознесения Господня. К тому же в приходе храма, на Большой Никитской, жили Гончаровы, родственники его жены.

Тогда же, в 1831 году, старая церковь Вознесения была всё-таки разобрана, и началось возведение нового главного храма. Его проект заново создал архитектор Фёдор Шестаков и скорректировал Осип Бове. Храм получился уже не таким высоким и грандиозным, каким задумывался в конце XVIII века, но торжественный облик с мощным куполом и двумя портиками сохранился. Строительство закончили архитекторы Афанасий Григорьев и Евграф Тюрин. Под их руководством храм заново расписали, он получил новые иконостасы, созданные Михаилом Быковским, в нём провели отопление во всём пространстве. 19 сентября 1848 года храм «Большое Вознесение» освятил митрополит Московский Филарет. В общей сложности работы по его возведению заняли 50 лет и всё равно не были доведены до полного завершения: сохранялась старая колокольня, на стенах создали не все украшения. Тем не менее местные жители были счастливы: после стольких лет терпения они получили новый, просторный, светлый и торжественный храм, который теперь по праву именовался «Большим Вознесением».

Революционные события затронули Вознесенскую церковь самым непосредственным образом. Площадь Никитских ворот явилась местом кровопролитных боёв между большевиками и юнкерами. Последних отпевали именно в «Большом Вознесении» 13 (26) ноября 1917 года. По воспоминаниям очевидцев, здесь насчитывалось 180 гробов. Большую часть из них предали земле на Братском кладбище в селе Всехсвятском (сегодня это район Сокол), однако, по словам местных жителей, некоторых похоронили прямо у алтаря Вознесенского храма. Теперь уже трудно проверить, насколько эти слова соответствуют истине…

5 апреля 1925 года тут отслужил последнюю в своей жизни Божественную литургию Патриарх Тихон (Беллавин). Через два дня он скончался в больнице на Остоженке. В 1928 году в церкви, ещё открытой для богослужений, отпевали великую актрису Марию Ермолову. Богослужение тогда совершал Местоблюститель Патриаршего престола митрополит Сергий (Страгородский). А в 1931 году «Большое Вознесение» закрыли, его интерьеры с иконостасами и богатым убранством полностью уничтожили. В здании разместился склад тары и конторы, потом гараж, а после войны — Лаборатория высоковольтных газовых разрядов и молниезащиты Энергетического института имени Г.М. Кржижановского Министерства энергетики и электрификации СССР. В 1937 году снесли стоявшую рядом колокольню XVII века — это был «снос ради сноса», поскольку на её месте ничего не построили.

После вывода лаборатории в 1980-е годы в церкви, обладавшей отличной акустикой, решили обустроить концертный зал. К счастью, в 1990 году состоялось её возвращение верующим, началась постепенная реставрация, закончившаяся к 1999 году. В «Большом Вознесении» вновь возобновились богослужения. При восстановлении храма архитектор Олег Журин решил отказаться от воссоздания шатровой колокольни конца XVII века и завершить ампирный ансамбль церкви. К западному входу пристроили высокую трёхъярусную колокольню с вытянутым шпилем, соответствующую облику основной части храма, украшенную тремя малыми портиками, медальонами с херувимами и другими деталями, характерными для архитектуры ампира. Такой колокольни у храма ранее не существовало, хотя она предполагалась проектом XIX века. Тем самым современные строители довели замысел своих предшественников до логического завершения.

И ещё одна традиция появилась в «Большом Вознесении» на излёте ХХ века: два раза в год здесь совершаются панихиды по Александру Пушкину — в день его рождения и в день его кончины.