Сегодня мы воспринимаем трамвай как нечто обыденное, заурядное, часть повседневной жизни. Иные и вовсе назовут его «вчерашним днём», намекая на стремительное сокращение трамвайной сети в крупных городах. Но было время, когда пуску трамвая люди радовались искренне, встречали его со слезами на глазах. Об этом помнят жители Северной столицы, где трамвай всегда являлся особой частью истории и культуры. Важнейшей датой в этом отношении стало 15 апреля 1942 года.

Предшественница трамвая, конно-железная дорога, появилась в Санкт-Петербурге ещё в 1863 году, раньше других городов страны. А вот электрический трамвай, наоборот, начал своё шествие по России вовсе не в столице: впервые его опробовали в 1894 году в Киеве, через два года он пришёл в Нижний Новгород, затем в Москву в 1899 году. В имперской столице первый опыт использования электрического трамвая был произведён в 1894 году, но тогда линию запустили прямо по льду Невы и с наступлением тепла разобрали — так её собирали и разбирали каждый год в течение 16 лет (интересно, что за это время ни один вагон под лёд не провалился). Окончательной датой рождения петербургского трамвая считается 1907 год, когда заработал первый маршрут — от Главного штаба на Дворцовой площади до 8-й линии Васильевского острова. Всего за несколько лет, до начала Первой мировой войны, столица получила развитую трамвайную сеть, охватывавшую все основные улицы города.

Революция и Гражданская война остановили развитие трамвая в Петрограде, часть маршрутов не работала, до конца 1921 года движение осуществлялось только в утренние и дневные часы по рабочим дням. Хотя по мере восстановления хозяйства в целом по стране ситуация менялась: трамвай постепенно оправился от потрясений и вновь вышел на прежний уровень. В состав трамвайной сети Ленинграда включили созданную ещё до революции Ораниенбаумскую электрическую линию — особый маршрут пригородных поездов, который по первоначальному плану должен был связать Нарвскую заставу с Петергофом и Ораниенбаумом (ныне город Ломоносов). Однако линию довели лишь до Стрельны. После 1929 года её приспособили для трамвая. К концу 30-х годов маршруты покрыли всю городскую территорию, Ленинград стал крупнейшим в стране городом по протяжённости трамвайной сети. Появились также новые трамвайные парки и тяговые электроподстанции, одну из которых построили на набережной Фонтанки в 1932 году.

С началом Великой Отечественной войны трамваи в Ленинграде продолжали ходить, несмотря на изменившуюся жизнь города. Именно трамвай столкнулся с врагом буквально «нос к носу» — и это не метафора, а чистая правда. В сентябре 1941 года, когда кольцо немецкой блокады только-только сомкнулось вокруг Ленинграда, один из трамваев в Стрельне оказался задержан передовым отрядом эсэсовцев. Эта история отражена в романе Александра Чаковского «Блокада» и поставленном по нему фильме: вожатый повёл трамвай на немцев, а те расстреляли вагон и всех, кто в нём находился. Согласно другой версии, гитлеровцы остановили трамвай и присвоили его себе, но никого из пассажиров не убили, отпустив всех восвояси. Эта история до конца так и не прояснена, но одно известно точно: «пленный трамвай» в оккупированной немцами Стрельне был, даже сохранились его фотографии.

В условиях осаждённого города трамвай продолжал работать под бомбардировками и являлся незаменимым средством передвижения, так как практически весь автомобильный транспорт оказался мобилизован для нужд фронта. Помимо пассажирского работал также и грузовой трамвай, доставлявший к станциям железных дорог оборудование для эвакуации, сырьё и топливо для заводов и фабрик. Также были созданы особые санитарные трамвайные поезда из нескольких вагонов. Они перевозили раненых, для чего в них размещались носилки в три яруса. Окна таких вагонов задрапировывались шторами и щитками, чтобы и ночью можно было ездить с зажжённым светом. Внутри оборудовали отопление. Сопровождающих-кондукторов снабдили аптечками. Были проложены специальные трамвайные пути к крупнейшим больницам и госпиталям. Ряд маршрутов доходил почти до линии фронта.

SONY DSC

При этом 8 декабря 1941 года случилось страшное: электричество  внезапно выключилось, и трамваи намертво встали. 52 вагона так и остались стоять посреди улиц, где их застало отключение энергии, и простояли всю зиму. Для горожан это явилось настоящей катастрофой, ведь многие из них работали далеко от дома, и теперь им приходилось по несколько часов в день идти пешком туда и обратно. Страшно представить, скольким из ленинградцев такие пешие походы стоили жизни, сколько людей замёрзло в пути, сколько умерло от остановки сердца…

Городские власти отчётливо понимали, что без трамвая город обречён, поэтому бросили все возможные силы на то, чтобы восстановить электроснабжение и снова пустить вагоны по Ленинграду. Эти усилия дали результат: 8 марта 1942 года по городу стали ходить первые грузовые трамваи, помогавшие очищать улицы от мусора, нечистот и снега, чтобы не началась эпидемия. Однако настоящим праздником стало 15 апреля, когда по Ленинграду двинулся первый возрождённый пассажирский трамвай. Поэт Николай Тихонов вспоминал: «По расчищенному Невскому проспекту пошел первый вагон трамвая. Люди бросили работы, смотрели, как дети на игрушку, на бежавший по рельсам вагон, и вдруг раздались аплодисменты десятков тысяч. Это ленинградцы овацией встречали первый воскресший вагон. А вожатая вела вагон и стряхивала слезы, которые набегали на глаза. Но это были слезы радости, и она вела вагон, и плакала, и не скрывала этих слез».

Начальник Трамвайно-троллейбусного управления Михаил Сорока в своей книге «Фронтовой трамвай» так описывал 15 апреля в Ленинграде: «Гляжу, а от Главного штаба выезжает на Невский трамвай. Через переднее стекло моторного вагона видно сияющее радостью лицо вагоновожатой. А нога ее то и дело выжимает педаль звонка, который созывает отовсюду людей, — смотрите, радуйтесь, мы выжили! Не передать чувства ленинградцев, услышавших этот звон! Люди стояли вдоль трамвайной линии, плакали и смеялись; незнакомые прежде, они поздравляли друг друга и обнимали как самых близких и родных. И эта общая радость, эти улыбки и тысячи счастливых глаз для нас дороже любых, самых высоких наград». Есть и воспоминания других ленинградцев об этом событии, но все их объединяет чувство искренней радости, веры в победу над врагом и освобождение города.

Электрический ток для трамвайного движения в 1942 году дали три подстанции, при этом одна из них, стоящая на набережной Фонтанки неподалёку от Михайловского замка, стала особенной для ветеранов войны и блокадников, превратилась в символ подвига трамвайщиков тех лет. В городе её называли не иначе, как «Блокадная подстанция», на её стене появилась соответствующая мемориальная доска. Подстанция продолжала обслуживать трамвай Северной столицы до 2014 года, после чего её отключили. В это время над ней нависла угроза утраты: под видом реконструкции здания было предложено превратить его в отель. К счастью, ветераны войны и неравнодушные горожане, вовремя узнавшие об этих планах, выступили категорически против и выдвинули встречное предложение — превратить Блокадную подстанцию в мемориал памяти. В результате проект нового строительства на месте блокадной подстанции был отменён Правительством Санкт-Петербурга. Каждый год 15 апреля сюда вновь приходят блокадники и все, кто хранит память о произошедшем в 1942 году.

Трамвайный маршрут до Стрельны сохранился до наших дней, хотя и претерпел небольшие изменения по сравнению с 1940-ми годами. Жители Северной столицы считают трамвай № 36 одной из городских достопримечательностей и рекомендуют туристам, отправляющимся в Петербург за живописными видами, хотя бы раз прокатиться от центра города до Стрельны.