Музейная экспедиция 1943 года

Ирина Великанова, генеральный директор Музея современной истории России

17 июля исполняется 80 лет со дня начала Сталинградской битвы, ставшей переломной в ходе Великой Отечественной войны. Во время кровопролитнейшего сражения за Сталинград в 1942–1943 годах город был полностью разорён, разрушен фактически до основания. Но Красная армия одержала решительную победу, и это было самое главное. Свидетельства этой битвы мы бережно храним в Музее современной истории России.

Наш музей (в то время он назывался Музеем революции СССР) стал первым, сотрудники которого уже летом 1943 года выехали с научной экспедицией на поля сражений. Не успели стихнуть залпы пушек, а научные сотрудники Ирина Цветкова, И. Земельман и фотограф-стереоскопист Е. Любимов уже работали — собирали артефакты, фотографировали, записывали свидетельства местных жителей. Хотелось бы подчеркнуть, что музейщики набирали коллекцию очень профессионально: проявляя оперативность и мастерство при комплектовании по горячим следам, они указывали конкретные места боёв.

Благодаря той экспедиции коллекция музея пополнилась уникальными экспонатами, рассказывающими об обороне города и героизме его защитников. Все эти предметы сейчас находятся в фондах и периодически выставляются в составе различных выставок. Это оружие, документы, фотографии и личные вещи участников сражения, продукция заводов Сталинграда периода обороны, письменные воспоминания очевидцев и т. д. Многие вещи взяты непосредственно с мест боёв. Именно так появились, например, кинжал с надписью «Убей немца!», табличка «Площадь 9 Января» с мест сражений, окопная печка с надписью «Отстоять родной Сталинград!», настольный светильник, сделанный из гильзы артиллерийского патрона. Работники музея привезли трёхлинейные винтовки, фугасный огнемёт и другое оружие, применявшееся защитниками города.

В числе музейных трофеев есть и предметы с немецкой стороны. Это оружие и знаки отличия немецких солдат, фуражка одного из пленных генералов, фото с допроса генерал-фельдмаршала Фридриха Паулюса в феврале 1943 года. Интересным приобретением стала эрзац-обувь немцев — плетённые из соломы лапти, скреплённые металлической проволокой. Многое нашим сотрудникам удалось собрать в госпитале для немецких военнопленных. Имеются у нас с тех времён и знамёна: красное знамя, которое подняли над металлургическим заводом «Красный Октябрь» после его освобождения, и немецкое дивизионное знамя, захваченное советскими воинами в боях за город.

В коллекции есть один предмет, говоря о котором мне каждый раз сложно подобрать слова, настолько циничным было это так называемое изобретение фашистов. Я имею в виду чашку, снятую с немецкой мины после разгрома гитлеровцев в Сталинграде. Отступая, немцы оставляли мины, замаскированные обычными вещами, в том числе такими чашками. Не подозревая об опасности, мирные жители подбирали посуду (ведь в разорённом городе не хватало самых необходимых вещей), и спрятанная под ней мина взрывалась. От подобных ловушек погибли сотни жителей города. Случалось, что мину прикрывали игрушки или конфеты, тогда жертвами взрыва становились дети.

Музейный фотограф Любимов во время научной экспедиции подробно запечатлел Сталинград и его окрестности. Так мы получили более 40 снимков лежащего в руинах города. Среди них — и фотография знаменитого дома Павлова, ставшего символом мужества и героизма советского народа. Кто знает, выстоял бы Сталинград, если бы нашим бойцам не удалось его отстоять... Фотограф снимал также и своих коллег в процессе работы. Некоторые из сделанных им в то время кадров вошли в коллекцию музея. У меня есть одна из любимых фотографий: на ней молодая девушка, сотрудница музея Ирина Цветкова, стоя на руинах разрушенного Сталинграда, что-то записывает в свой блокнот. В этом что-то очень трогательное — как будто смерть и разрушения постепенно отступают перед молодостью и новой жизнью!

К сожалению, не сохранился один из трофеев экспедиции — истребитель И-16 Героя Советского Союза старшего лейтенанта Фёдора Фёдорова, заместителя командира эскадрильи 629-го истребительного авиационного полка 102-й истребительной дивизии ПВО, сбившего более десяти самолётов противника. Самолёт не поставили на учёт в музее как непрофильный, он находился здесь лишь до 1953 года, а потом по распоряжению Министерства культуры был утилизирован.

Летопись Сталинградской битвы помогают восстановить 239 газет и более 50 листовок, выпущенных во время Сталинградской битвы. У нас есть и документы о работе предприятий Сталинграда, а также боевые характеристики военнослужащих, разведдонесения лётчиков, документы рабочего отряда завода «Красный Октябрь», свидетельства очевидцев. Своими воспоминаниями об обороне города поделились с музейщиками жители героического города, работники его предприятий.

Одним из ключевых экспонатов военной коллекции стал мемориальный комплекс разведчика-партизана Саши Филиппова. В то время 16-летний юноша работал сапожником, затем стал учеником слесаря на заводе «Красный Октябрь». Когда немцы подступали к Сталинграду, Саша попытался записаться добровольцем в Красную армию, но его не взяли по возрасту. Осенью 1942 года он ушёл в партизанский отряд. Во время Сталинградской битвы Саша Филиппов вёл разведывательную деятельность, под видом чистильщика обуви несколько раз переходил линию фронта, добывая ценные сведения. В конце концов он был схвачен фашистами и казнён. В музей поступили Сашины вещи: ящик с инструментами для починки обуви и сапожные щётки; одежда, в которой он ходил в разведку и был казнён (на ней остались следы крови); письменный рассказ родителей Саши о подвиге сына.

Таким образом, благодаря сотрудникам Музея революции нам удалось сохранить память об одной из крупнейших битв в истории человечества и о героях, которые отдали собственные жизни за будущее своей Отчизны. Музейные работники в буквальном смысле — хранители истории. Хранители истории о нашей Победе...

В нашей стране так было всегда, и сейчас в миллионах российских семей жива традиция бережного отношения к памяти о войне. Моя бабушка Елена Соломоновна, в военные годы работавшая врачом в Москве, сохранила письма-треугольники, которые мой папа Яков Пановко отправлял с фронта. Рассказывать о войне он не любил, поэтому всё, что мы знаем об этом периоде его жизни, — из этих писем. Они до сих пор бережно хранятся у нас в семье как самая дорогая реликвия. И сегодня точно так же, по горячим следам, работники музея пополняют его коллекцию предметами с полей сражений в рамках научных экспедиций в Донецкую и Луганскую народные республики. И я верю, что через много лет эти экспонаты дадут возможность будущим поколениям лучше понять суть специальной военной операции в Украине.

Читайте дальше