Как работала кабульская комендатура?

Владимир Прямицын, доктор исторических наук

Крупнейшим из гарнизонов советской армии, расположенных на территории Афганистана в годы вооружённого конфликта, являлся кабульский гарнизон. Существенный интерес вызывает деятельность его военной комендатуры, решавшей широкий спектр задач в напряжённых боевых условиях. От успеха её работы в значительной степени зависела безопасность высшего афганского руководства, командования 40-й армии, частей и подразделений нашего Ограниченного контингента, дислоцировавшихся в столице, и советских граждан, работавших в Кабуле.

Кабул — столица и крупнейший из городов Афганистана. На протяжении вооружённого конфликта (1979–1989 годы) здесь располагались Оперативная группа Министерства обороны, управление и штаб 40-й армии, многочисленные части, подразделения и учреждения армейского подчинения, части 103-й гвардейской воздушно-десантной и 108‑й мотострелковой дивизий. В кабульском гарнизоне было 33 военных городка с казарменно-жилищным фондом в 1200 зданий и сооружений, в том числе 272 общежития, 129 казарм, 248 складов.

Закономерно, что потребность в наличии военной комендатуры возникла в столице с первых суток пребывания здесь советских войск. Исполнять обязанности военного коменданта назначили начальника противовоздушной обороны 103-й гвардейской воздушно-десантной дивизии гвардии полковника Юрия Двугрошева. Перед ним поставили задачу поддержания порядка в городе, охраны и обороны важных объектов, включая пункты дислокации советских войск, советские учреждения, располагавшиеся в Кабуле, и руководство Афганистана.

Особое внимание уделялось охране и обороне зданий, в которых разместились государственные учреждения и органы управления 40-й армии. От военного коменданта потребовалась существенная работа по организации пропускного режима на таких объектах, как Дворец народов, выбранный резиденцией главы государства Бабрака Кармаля, и Дворец Тадж-Бек, в котором должен был разместиться штаб армии.


Первый комендант кабульского гарнизона полковник Юрий Двугрошев, 1980 год

 

Вспоминает полковник Юрий Двугрошев: «Для организации охраны и обороны важных объектов города при нападении моджахедов по просьбе афганского правительства и армейского командования было решено охрану осуществлять силами Советской армии, в частности, десантниками. Для поддержания порядка днём и ночью, для проверки документов прибывавших в Кабул организовать комендантскую службу».

Для решения этих задач город разделили на три зоны, в каждой из которых создали нештатную зональную комендатуру, закреплённую за одним из парашютно-десантных полков. Были подготовлены планы и схемы, в которых предусматривалось закрепление конкретных объектов за конкретными подразделениями, выделенными для их охраны и обороны.

В городе организовали патрулирование, осуществлявшееся десантниками на боевых машинах десанта. Патрули были совместными, с привлечением афганской милиции — Царандоя. Эти меры оказались эффективными и своевременными. Они сыграли решающую роль при усмирении массовых волнений, инспирированных вооружённой оппозицией в феврале 1980 года с целью свержения кабульского режима.

Советские десантники на улицах Кабула, весна 1980 года

 

Когда кабульский гарнизон пополнился силами 108-й мотострелковой дивизии и стало очевидным, что советские войска остаются в Афганистане на неопределённый срок, было принято решение о создании штатной военной комендатуры. Весной 1980 года в Кабуле начала работу 158-я военная комендатура. Она размещалась в самом центре города совместно с афганской военной комендатурой Кабула. Афганцы занимали первый этаж здания, а 158-я военная комендатура — часть второго этажа.

Штатная численность военной комендатуры была небольшой. Однако в распоряжение военного коменданта выделялись значительные силы от частей и подразделений, дислоцировавшихся в гарнизоне.

Некоторые из них были приданы на постоянной основе. Так, в подчинении у военного коменданта находились нештатные военные коменданты трёх зон, на которые поделили город, и три нештатных инспектора Военной автомобильной инспекции. Ему выделили мотострелковый взвод на трёх боевых машинах пехоты, который нёс службу на сторожевой заставе по охране и обороне комендатуры, а также отделение минно-разыскной службы, менявшееся раз в месяц. Кроме того, военному коменданту подчинялся суточный наряд, выделяемый для несения гарнизонной службы.

Военная комендатура гарнизона решала широкий спектр задач, связанных с размещением и функционированием советских войск в Кабуле. Их можно условно поделить на две группы. В рамках первой группы задач 158-я военная комендатура отвечала за поддержание правопорядка и воинской дисциплины, за организацию автомобильного движения, за проведение всевозможных воинских церемоний и гарнизонных мероприятий. К примеру, военнослужащие, убывавшие в отпуск или возвращавшиеся в СССР, получали возможность воспользоваться услугами местной торговли. Военная комендатура должна была обеспечить организованное и безопасное посещение магазинов. Для этого части и подразделения гарнизона подавали заявки, составлялись списки, предусматривалась дополнительная охрана мест, которые посещали военнослужащие. Военная комендатура принимала непосредственное участие в подготовке вывода советских войск из столичного гарнизона.

Коллектив 158-й военной комендатуры, 1988 год

 

Вторая группа задач была связана с тем, что Кабул являлся столицей государства, в котором велась гражданская война. На все случаи жизни в штабе армии заготовили и заложили в сейфы соответствующие планы, в которых важная роль отводилась военной комендатуре. К примеру, в случае вооружённого восстания или государственного переворота военный комендант заранее планировал, какие силы для решения каких задач выделить, какие направления заблокировать…

Значительное внимание уделялось противодействию обстрелам города неуправляемыми реактивными снарядами и диверсиям. На территории советской военной комендатуры размещался Центр боевого управления кабульского гарнизона афганской армии. Для взаимодействия с ним от Центра боевого управления 40-й армии советскому коменданту была придана оперативная группа в составе оператора, связиста и артиллериста. При очередном обстреле города неуправляемыми ракетами или вертолётов крупнокалиберными пулемётами через приданную оперативную группу военный комендант согласовывал нанесение ответного удара с афганцами. Лишь после этого давали команду на ведение ответного огня.

Важной задачей была охрана и оборона объектов, расположенных в окрестностях Кабула и в городской черте. С этой целью создали режимную зону, включавшую в себя почти 100 сторожевых застав, на которых несли службу более двух тыс. военнослужащих. Они подчинялись командованию соответствующих частей и подразделений. Но военный комендант Кабула отвечал за их деятельность в части, касающейся гарнизонной службы. К примеру, если становилось известно, что с какого-то направления город обстреливается чаще обычного, командующий армией направлял военного коменданта для инспектирования сторожевых застав, располагавшихся в соответствующем секторе. На месте изучалась ситуация, готовился доклад командующему с оценкой обстановки и конкретными предложениями. Это направление деятельности командующий армией генерал-лейтенант Борис Громов охарактеризовал так: «Система охраны и обороны столицы ежегодно совершенствовалась, и в 1985 году её создание было полностью завершено. Она состояла из двух поясов и была достаточно надёжной, для того чтобы правительство Афганистана, советские представительства и командование 40-й армии могли работать в условиях относительной безопасности».

Советский бронетранспортёр в Кабуле

 

Не менее важной задачей было поддержание безопасности и порядка на улицах Кабула. Она решалась установлением патрулирования, пропускного режима и комендантского часа. Дважды в сутки, в 06:00 и в 18:00, в военной комендатуре осуществлялся развод патрулей. От частей гарнизона прибывали военнослужащие на своей боевой технике, с оружием и в экипировке. Днём на улицах города расставлялись 20 патрулей на колёсных автомобилях, а ночью — 10 патрулей на бронетехнике. Надо заметить, что ночные патрули были двухсторонними. Советские военнослужащие несли дежурства совместно с представителями Царандоя. Кабул так устроен географически, что пересечь его с одного края на другой возможно всего парой маршрутов. Поэтому даже небольшого количества постов оказалось достаточно для контроля движения по городу и поддержания режима комендантского часа.

Каждый день в 07:00 доклад военного коменданта кабульского гарнизона принимал командующий армией. На протяжении суток его в режиме реального времени через Центр боевого управления информировали обо всех значимых происшествиях, обстрелах и терактах, произошедших в гарнизоне. Так что в ходе утреннего доклада, который длился обычно от 15 до 30 минут, военному коменданту требовалось доложить детализирующую информацию и предложения, получить указания командарма.

Последний комендант кабульского гарнизона подполковник Александр Герасименко

 

Вспоминает последний советский комендант Кабула полковник Александр Герасименко: «Среди задач, решавшихся военной комендатурой, командующий армией уделял значительное внимание урегулированию инцидентов, возникавших между советскими военнослужащими и местным населением. Пребывание на зарубежной территории накладывало существенную специфику. В Кабуле размещались Центральный комитет Народно-демократической партии, посольство США, представительства Организации Объединённых Наций и других международных организаций. Командующий очень трепетно относился к тому, чтобы любые инциденты и происшествия, произошедшие по вине советских воинов, немедленно разрешались на месте и не получали огласку. Войск в гарнизоне было много, служба была интенсивной, поэтому случалось всякое. Какая-нибудь пьяная выходка со стрельбой могла стать поводом для жалобы кабульским властям, быть вынесена на высокий уровень. Президент Наджибулла мог позвонить Горбачёву и пожаловаться на поведение советских военнослужащих. Поэтому военный комендант отвечал перед командующим за контроль всех инцидентов и их немедленное урегулирование. К примеру, если танки при перемещении по узким улицам Кабула наносили кому-то ущерб или, хуже того, кого-то давили, приходилось немедленно выдвигаться на место и решать вопрос. Пострадавшую сторону щедро одаривали продуктами, мукой, консервами, топливом, стройматериалами, всем, что необходимо, чтобы инцидент был исчерпан. К решению таких задач подключали наших советников при специальных службах Афганистана».

Командующий 40-й армией генерал-лейтенант Борис Громов (слева)

 

Среди советских войск военная комендатура выступала связующим звеном всей жизни гарнизона. Военный комендант тесно сотрудничал с отделом службы войск и безопасности военной службы штаба армии, командованием соединений и частей гарнизона, дорожно-комендантской бригадой, Военной автоинспекцией, военным прокурором армии и военным прокурором гарнизона. Военный комендант являлся посредником между советскими войсками и городскими властями, местными специальными службами.

Офицеры 158-й военной комендатуры с афганским военным комендантом Кабула (третий слева), 1987 год

 

Кроме того, комендатура отвечала и за безопасность сотрудников советских учреждений, работавших в Кабуле, при их выходах в город. В случае проведения ими каких-либо выездных мероприятий по предварительному согласованию военная комендатура выделяла дополнительные патрули, выставляла оцепление, проводила изучение местности на предмет минирования.

Неслучайно на протяжении всех лет пребывания Ограниченного контингента советских войск в Афганистане 158-я военная комендатура Кабула оставалась мишенью для вооружённой оппозиции. Первый комендант Кабула полковник Юрий Двугрошев написал книгу мемуаров[1], в которой подробно освещено, как моджахеды буквально охотились за ним. Пулю, которую в него выпустил снайпер, принял на себя его водитель.

Несмотря на все усилия военной комендатуры, моджахедам удавалось провозить в город оружие, боеприпасы и взрывчатку. Однажды они начинили взрывчатыми веществами автомобиль и подогнали его к входу в военную комендатуру. Рядовой Матюшин, стоявший на посту, обратил внимание на подозрительную машину и сообщил о ней военному коменданту. К машине незамедлительно направили сапёров, которые обнаружили в ней 100 кг пластида и часовой механизм. Всего через четыре минуты раздался бы взрыв, который уничтожил бы половину квартала. Корреспондент газеты «Красная звезда» подполковник Александр Олийник написал об этом эпизоде заметку, которая так и называлась — «За четыре минуты до взрыва»[2].

В нач. февраля 1989 года командующий последний раз принял доклад военного коменданта Кабула, перед тем как переместиться из столицы на запасной командный пункт в Наибабад. Перед убытием он распорядился о выделении самолёта для возвращения в СССР 158-й военной комендатуры и разрешил её личному составу покинуть столицу через два часа после него.

Подводя итог разговору о работе советской гарнизонной военной комендатуры Кабула в ходе вооружённого конфликта в Афганистане 1979–1989 годов, можно сделать следующие выводы. Потребность в деятельности военной комендатуры возникла в столице с первых дней пребывания советских войск и сохранялась вплоть до их вывода. В первые недели в столице действовала нештатная военная комендатура, опиравшаяся на возможности 103-й воздушно-десантной дивизии. В дальнейшем была создана 158-я военная комендатура, которая имела небольшой штат, но привлекала к решению своих задач подразделения, выделяемые от частей кабульского гарнизона. 158-я военная комендатура решала широкий спектр задач, среди которых — свойственные мирному времени и обусловленные боевой обстановкой. Столичный статус Кабула накладывал на деятельность советской военной комендатуры существенную специфику. Военный комендант Кабула подчинялся лично командующему армией и ежедневно представлял ему доклад. Он отвечал за безопасную работу государственных структур Афганистана, советских представительств, командования армии. Деятельность 158-й военной комендатуры отвечала требованиям, предъявляемым к ней вышестоящим командованием, и способствовала успеху решения боевых задач частями и подразделениями, расквартированными в Кабуле.

http://www.rsva-tula.ru/files/images/526863eb61fccd5166c754d48345bc19.jpg

Встреча боевых товарищей. На фото — первый советский комендант Кабула полковник Юрий Двугрошев (слева) и последний советский комендант Кабула полковник Александр Герасименко (справа)

 

[1] Двугрошев Ю.И. Воспоминания первого коменданта Кабула (к 25-летию афганской войны). — Изд-во «Источник жизни», 2005. — 512 с.

[2] Олийник А.М. За четыре минуты до взрыва // Красная звезда 12 октября 1988 года.

Читайте дальше