День России

Редакция журнала «Историк»

Что объединяет нас на необъятном пространстве, называющемся Россией? Русский язык, память о нашей общей истории и, конечно, любовь к Родине к тому месту, где мы родились и выросли, к тем людям, без которых мы не представляем себе нашу жизнь…

Президент РФ Владимир Путин в День космонавтики во время сеанса связи с Международной космической станцией (МКС) (фото: Сергей Гунеев/РИА «Новости»)

 

Какие первые ассоциации возникают при слове «Россия»? Какой зрительный ряд? Несомненно, миллионам людей сразу вспомнятся Спасская башня с курантами и рубиновой звездой, мерные зубцы Кремлёвской стены на Красной площади, храм Василия Блаженного. Всплывут в памяти и стрелка Васильевского острова, Петропавловская крепость, шпиль Адмиралтейства с корабликом. Мелькнут перед глазами купола Ферапонтова монастыря, играющие на северном солнце. Древняя церковь Покрова на Нерли. Новгородский кремль. Россия — это ещё и Памятник затопленным кораблям в Севастополе. Затонувшим, но не сдавшимся. Это и «Родина-мать» на Мамаевом кургане в Волгограде. А также стальная ракета, устремлённая ввысь. Россия — это не только красота и гармония, но и воля, интеллект, целеустремлённость, героизм.

Есть «экспортные» представления о «загадочной русской душе» — о «рулетке», надежде на авось и вечном уповании на чудо. Давно примечена и широта русской натуры. «Никогда не заглядывайтесь на вещь, принадлежащую русскому человеку: сколько бы она ни стоила, он вам её непременно подарит!» — писал Александр Дюма после путешествия по России.

Однако не будем доверять стереотипам: в них есть правда, да не вся. В России не менее важны здравый смысл и дисциплина, ставшие основой крепкой государственности. Наш первый император верил, что русские люди «пристыдят самые просвещённые народы успехами своими в науках, неутомимостью в трудах и величеством твёрдой и громкой славы». И надежды Петра I во многом сбылись.

Математически точный ум, навострённая интеллектуальная оснастка — всё это тоже присуще России. Не только разудалый порыв, но и дерзость мысли, пытливый рассудок — таков русский характер. Технологически передовую Россию мы увидели, когда весной 2016 года «у высоких берегов Амура» состоялся первый запуск ракеты-носителя с космодрома Восточный. Миллионы людей воспринимали новости с пусковой площадки как что-то личное. Почти как 61 год назад, когда Юрий Гагарин открыл космическую эру. Сейчас в амурской тайге построен город для работников самого высокотехнологичного в мире космодрома. Новый город назвали в честь Константина Циолковского — русского учителя, изобретателя, провидца, который не сомневался в том, что именно наш соотечественник станет первым межпланетным путешественником…«У нас нет и не может быть никакой другой объединяющей идеи, кроме патриотизма» — эти слова Владимира Путина можно считать и своеобразным рыцарским девизом Дня России.

Впрочем, порой мы сталкиваемся с неким представлением о «пагубности» и «убогости» патриотизма. Дескать, патриотизм — это для серой массы, а не для «продвинутых умов». Нередко слышим, что креативный класс космополитичен по определению, а если кто-то думает иначе, то он «ватник», ему нет места среди настоящих «креаклов».

«Ты лично сочинял "Евгения Онегина", открывал периодическую систему элементов, защищал Сталинград? Нет? Тогда какое тебе дело до чьих-то свершений?» — вот «логика» тех, кто хочет казаться «гражданином мира», а на самом деле мыслит как перекати-поле.

Убогий подход. Ведь если разобраться, он основан не просто на отрицании патриотизма, но и на неприятии любой общности, любого сплачивающего начала. По существу, это отказ от солидарных интересов, крайний, воинствующий индивидуализм, граничащий с неприятием собственных корней, собственной цивилизации. «Нельзя создать здоровое общество, благополучную страну, руководствуясь принципом "каждый — сам за себя", следуя примитивным инстинктам нетерпимости, эгоизма и иждивенчества», — сказал президент России, и эти его слова по большому счёту явились ответом носителям подобного мировоззрения.

Действительно, может ли страна выжить, поставив во главу угла эгоизм и крайний индивидуализм? Вряд ли. И в 1613-м, и в 1812-м, и в 1941-м не было бы России, если бы каждый думал только о себе и верил бы только самому себе, не имея перед глазами достойных подражания примеров из прошлого и не стараясь им следовать.

Санкт-Петербург. Во время празднования Дня государственного флага России на Исаакиевской площади (фото: Ирина Кузнецова/ИТАР-ТАСС/Интерпресс)

 

День России — это во многом и праздник нашей истории. И её знаковые эпизоды — тоже образы страны. Как тут не вспомнить такие грандиозные события, как Крещение Руси, Ледовое побоище, ополчение Кузьмы Минина и Дмитрия Пожарского. А ещё Александра Суворова и его «науку побеждать», голос Фёдора Шаляпина, музыку Петра Чайковского, победный флаг над Рейхстагом, маршала Георгия Жукова, объезжающего войска, построенные на Парад Победы, полёт Юрия Гагарина. И концерт оркестра Мариинского театра под управлением Валерия Гергиева в освобождённой Пальмире — чем не событие из этого ряда?

Так уж получилось, что мы ищем образцы в нашей истории. Отсюда — интерес к историческому знанию, к нашему прошлому. Конечно, глупо считать собственной заслугой победы и открытия предков. История даёт нам уроки не для того, чтобы мы учились хвастаться. Однако вспомним слова Александра Пушкина: «Гордиться славою своих предков не только можно, но и должно; не уважать оной есть постыдное малодушие».

Яркие примеры из прошлого помогают нам поверить в себя, найти силы в «минуты жизни роковые». Так мы получаем мотивацию на созидание, а не прозябание. И первый шаг к успеху — понимание, что мы не из «страны дураков», что летопись жизни нашей Родины — это в большей степени история успеха, нежели «хождение по мукам». История взлётов, несмотря ни на что. Уж такое это упрямое слово — «Россия».

Редакция журнала «Историк»

Читайте дальше