«Союз против»

Никита Брусиловский

140 лет назад, 20 мая 1882 года, в Вене представители Германии, Австро-Венгрии и Италии подписали военный оборонительный пакт, направленный против Франции и России. В историю он войдёт как Тройственный союз, с оформления которого началось разделение Европы на два противоборствующих лагеря, приведшее в конечном счёте к Первой мировой войне.

В 1870-е годы обстановка в Европе серьёзно изменилась. Пруссия одержала победу над Францией в войне и объединила немецкие земли в Германскую империю, ставшую новым и очень серьёзным игроком на международной арене. Франция, в свою очередь, жаждала реванша, недвусмысленно готовилась к новому конфликту с Германией и искала для этого союзников. Россия, освободившись от запрета иметь Черноморский флот (он был введён после поражения в Крымской войне), одержала победу над Османской империей в 1878 году и подписала выгодный Сан-Стефанский мир, но вскоре его результаты были пересмотрены на Берлинском конгрессе. Здесь ей открыто противостояла Австро-Венгрия, которую молчаливо, но отчётливо поддержала Германия. И это при том, что в тот момент ещё действовал «Союз трёх императоров» — русского, германского и австрийского. Стало понятно, что старая система взаимоотношений в Европе трещит по швам. Подписанный в Вене 20 мая 1882 года секретный пакт между Германией, Австро-Венгрией и Италией стал яркой тому иллюстрацией.

Участники Тройственного союза, заключённого сроком на 5 лет (в дальнейшем договор продлевался) обязались не принимать участия в союзах или соглашениях, направленных против одной из этих стран, консультироваться по политическим и экономическим вопросам, оказывать друг другу взаимную поддержку. В договоре даже не скрывалось, что это «дружба против»: объектом противостояния стала Франция, столкновение которой с Германией рассматривалось как неизбежное. Австро-Венгрия здесь выступала как союзник Германии, не имея к Франции непосредственных претензий, а вот у Италии были свои интересы. Король Умберто I, понимая, что его страна поздновато включилась в колониальную «драку за Африку», хотел успеть взять Тунис — и тут его интересы столкнулись со схожими притязаниями Франции. Формально договор не заключался против России, но фактически выходило именно так: здесь, наоборот, первую скрипку играла Австро-Венгрия, который было невыгодно усиление русских позиций на Балканах. В своём противодействии она рассчитывала на поддержку в первую очередь Германии, а заодно и Италии. Таким образом, получалось, что заключённый союз становится взаимовыгодным для всех трёх сторон, но в то же время накладывает на каждую из них обязательства, не всегда непосредственно связанные с их интересами.

Сложившийся союз оказался достаточно странным и многим казался тогда противоестественным. Ведь ещё недавно Пруссия и Австрия соперничали между собой за право объединить немецкие земли, между ними даже началась война, во время которой пруссаки нанесли Австрии серьёзное поражение и едва не взяли Вену. Но Отто фон Бисмарк, ещё недавно настроенный на конфронтацию с Веной, изменил позицию, посчитав, что теперь, когда объединение уже свершилось под главенством Берлина, две немецкоязычные державы забудут «старые обиды», найдут общий язык и смогут образовать мощный блок. Так что ещё в 1879 году был заключён Двойственный союз между Германией и Австро-Венгрией. А в 1882 году к ним присоединилась Италия. Как и Германия, она только что объединилась и чувствовала себя на международной арене несколько неуютно. Союз против Франции привлекал её, но для этого ей пришлось идти навстречу своем давнему противнику — Австро-Венгрии. Ведь именно с австрийцами итальянцы ранее схлестнулись в двух войнах, чтобы завершить объединение своей страны, отвоевав Ломбардию и Венецию. И в этих войнах их поддержала сначала Пруссия, а затем Франция. Выходило очень двусмысленное положение! Тем более что в приграничных землях Австро-Венгрии всё равно проживало немало итальянцев: в Тироле, Истрии и Далмации. В итальянском обществе этот союз многие осудили, однако Умберто I был настроен иначе.

Впрочем, противоположный блок России, Франции и Великобритании получился не менее странным. Сближение монархической России и республиканской Франции представлялось немыслимым, особенно учитывая консервативные убеждения Александра III. Тем не менее в 1891 году французская эскадра посетила Кронштадт. Её встречал лично император, который с непокрытой головой слушал «Марсельезу» — революционный гимн Франции, что произвело на собравшихся изрядное впечатление. В сложившихся условиях, когда союз с Германией и Австро-Венгрией в силу их вероломства был более невозможен, Россия, чтобы избежать изоляции, решила сделать ставку на Францию. Это было оправдано и географически: Россия и Франция в секретной конвенции обязывались в случае нападения Германии выдвинуть свои войска на границы — это вынудило бы немцев воевать сразу на два фронта, на западе и на востоке (Первая мировая война по такому сценарию и пойдёт). Одновременно наметился и франко-английский союз, что тоже стало неожиданным: Лондон и Париж были непримиримыми врагами ещё с XIV века, со времён Столетней войны. До этого они объединились только один раз — против России, во время Крымской войны.

Что же касается русско-английских отношений, то они были безоблачными разве что во времена Ивана Грозного, когда англичане беспошлинно торговали в Москве, и потом ещё во время разгрома Наполеона. В остальном же русские и английские интересы постоянно сталкивались: то во время Северной войны, то на Венском конгрессе после победы над Наполеоном, то в Крымскую войну, на Балканах и особенно в Азии, где развернувшееся противостояние писатель Редьярд Киплинг назвал «Большой игрой» — везде Великобритания активно противостояла России. Но перед лицом набиравшей мощь Германии франко-русско-британский союз стал возможен. Он окончательно оформится в 1904–1907 годах и войдёт в историю как Антанта («Сердечное согласие»). Так Европа разделилась на два противоборствующих лагеря, которые усиленно готовились к будущему столкновению. И старт этому процессу дал именно Тройственный союз Германии, Австро-Венгрии и Италии.

Интересно, что Италия как «непримиримый» противник Антантой не рассматривалась. Её намеревались склонить на свою сторону, особенно после того, как в 1900 году король Умберто I был убит и его сменил Виктор Эмманиул III, настроенный в пользу союза с Францией против Австрии. И действительно, когда началась Первая мировая война, Италия вопреки своим союзническим обязательствам не поспешила вступить в конфликт на стороне Германии и Австро-Венгрии. Зато вместо неё это совершила Османская империя, атаковавшая в октябре 1914 года Севастополь, Феодосию, Одессу и Новороссийск — так с помощью турок Тройственный союз стал Четверным. Годом позже Италия сделала свой выбор и вступила в войну на стороне Антанты, пообещавшей ей после разгрома Австро-Венгрии земли, населённые итальянцами. Однако союз всё равно остался Четверным: место Италии тут же заняла Болгария, присоединившаяся к немцам, австрийцам и туркам. События показали, что ни о какой верности ранее принятым соглашениям и речи не было. Впрочем, в Четверном союзе основным локомотивом выступала Германия, даже Австро-Венгрия уступала ей по своей мощи, не говоря уже об откровенно слабой Турции, терпевшей от России на кавказском фронте одно поражение за другим, и маленькой Болгарии. В 1918 году Четверной союз проиграл Первую мировую войну и прекратил своё существование.

 

Гравюра, посвящённая заключению Тройственного союза, с портретами трёх монархов: короля Италии Умберто I, германского императора Вильгельма II и императора Австрии Франца-Иосифа. Под портретами надпись на итальянском: «Тройственный союз есть мир». В реальности он, наоборот, привёл к войне…

 

 

 

Читайте дальше