Святыня Таганки

Никита Брусиловский

27 апреля (14-го по юлианскому календарю) Русская православная церковь чтит память святого Мартина Исповедника, папы римского. Последнее уточнение может ввести в недоумение: как может почитаться папа римский в православной традиции? Однако в этом нет ничего удивительного: Мартин Исповедник занимал римскую кафедру в VII веке, причислен к лику святых чуть позже, но всё это задолго до раскола христианской церкви на западную и восточную. Поэтому его почитают и католики, и православные. Правда, в России церквей в его честь очень немного, но есть один, очень известный и масштабный храм, расположенный в центре Москвы. Он давно уже стал архитектурной жемчужиной Таганки.

В некоторых дореволюционных путеводителях в качестве даты основания церкви Мартина Исповедника (часто его называли «Мартыном») можно встретить 1492 год, то есть 7000 год от Сотворения мира. Однако куда более вероятна иная датировка — 1502 год, на десять лет позже. Возможно, на храмозданной доске, которую прихожане видели ещё в конце XVIII века (до наших дней она не сохранилась), в славянском обозначении даты после буквы «земля», означавшей 7000, стёрлась буква «и десятеричное», означавшая 10. В этом случае всё выглядит логично: именно 14 апреля 1502 года, на память святого Мартина Исповедника, в Великом княжестве Московском был посажен на великокняжеский престол Василий III. Он стал соправителем своего отца, Ивана III, получив, как и он, титул «великий князь Московский и Владимирский и всея Руси Самодержец». В то время существовала традиция ставить церкви в честь тех святых, на чей день памяти пришлось помазание на великокняжеский престол (а позже — венчание на царство). Так и появилась, по всей вероятности, церковь Святого Мартина Исповедника, поставленная неподалёку от Москвы.

О том, как был построен этот храм, существует легенда: будто бы император Священной Римской империи Иосиф II пожелал увидеть православный храм в честь папы римского и остался недоволен его состоянием. К тому времени прежнее здание серьёзно обветшало. И тогда митрополит московский Платон (Левшин) решил построить более достойное сооружение на том же месте. Однако никаких доказательств этой истории не приводится, а строительство началось только в 1791 году, когда старый храм стали постепенно разбирать. На его месте вскоре возник новый храм, более просторный и величественный, по проекту зодчего Родиона Казакова. Он работал в стиле классицизма, наиболее популярном в конце XVIII века, поэтому храм получил два мощных восьмиколонных портика на боковых сторонах, крупный купол с ротондой и четыре главки поменьше, расположенные по углам основного четверика. С западной стороны к храму пристроена трёхъярусная колокольня, одна из самых высоких во всём районе. Изнутри церковь расписана итальянским художником Антонио Клаудо. Существует предположение, будто бы Казаков, создавая план храма Святого Мартина, использовал мотивы собора Святого Павла в Лондоне, однако это явно не так. Пропорции совсем иные, да и детали не очень совпадают, а общие формы хоть и совпадают, но характерны в целом для классицизма. Тем не менее историки архитектуры убеждены, что храм Святого Мартина Исповедника на Таганке — один из лучших и наиболее сохранившихся памятников архитектуры классицизма в Москве.

Все работы велись на средства храмоздателя — московского городского головы, именитого гражданина, купца I гильдии Василия Яковлевича Жигарева. Его же пожертвованиями рядом с церковью на Большой Алексеевской улице (ныне — улица Солженицына) было построено здание для частного народного училища. Главный престол храма, освящённый в 1806 году, теперь именовался в честь Вознесения Господня, но приделы сохранили прежние названия — Грузинской иконы Божией Матери и Святого Мартина Исповедника. Так что и весь храм москвичи продолжали именовать «мартиновским».

Сам Василий Жигарев жил неподалёку, на той же улице. Его усадьба сохранилась, позднее её приобрела состоятельная купеческая семья Алексеевых, к которой принадлежал и знаменитый Константин Сергеевич Алексеев (он же — Станиславский). Основную массу прихожан мартиновского храма составляли именно купцы, так как они преобладали на Большой Алексеевской улице и в её окрестностях. Так, на всю Москву были известны Зубовы — владельцы усадьбы, расположенной ближе к Таганской площади. Её хозяин, Василий Павлович Зубов родом из Александрова, владел красильно-набивным производством и был известным специалистом в области красильного дела. Но в Москве его знали в первую очередь как страстного коллекционера скрипок и других музыкальных инструментов: в зубовском собрании можно было увидеть скрипки Страдивари, Гварнери, Руджери, Амати. Его сын, Павел Васильевич Зубов, защитил диссертацию по химии, но быстро понял, что это не его стихия, и продал фамильную фабрику. Вырученные средства он использовал на расширение отцовского собрания, а также на собственную нумизматическую коллекцию, в которой было множество древних русских и восточных монет. Собрал Зубов и значительную библиотеку в несколько десятков тысяч томов по истории и археологии. В 1900 году Зубов завещал коллекцию, библиотеку, а также значительную сумму денег на их содержание Императорскому Российскому историческому музею. Прославился Павел Васильевич Зубов и как благотворитель: он был председателем попечительства о бедных Рогожской части, существовавшего в приходе мартиновского храма. Кстати, в этой же церкви он венчался со своей супругой Натальей Грачёвой, крестил своих четверых детей, а в 1921 году его самого здесь отпевали. Его старший сын, Василий Павлович Зубов, названный в честь деда, продолжил фамильную славу уже в советскую эпоху, получив прозвище «русский Леонардо» за свои научные труды по искусствоведению и философии.

Есть своя легенда у мартиновского храма и про события 1812 года. Так, рассказывали, что наполеоновский маршал Иоахим Мюрат, живший во время оккупации Москвы в усадьбе Баташёва на Яузской улице, так впечатлился великолепной архитектурой храма, что поставил взвод солдат с офицером для его охраны от мародёров. Когда же французы ушли из Москвы, в сохранившемся от разграбления мартиновском храме было проведено первое благодарственное богослужение. Позже для храма выполнили новый иконостас в форме триумфальной арки — символ победы над врагом. Император Александр I, судя по размещённым слева и справа от Царских врат императорским коронам и горностаевым мантиям, вырезанным из дерева, даровал эти образа храму.

При мартиновском храме на средства Зубовых и других состоятельных прихожан в 1882 году были устроены богадельня на восемь престарелых женщин и приходское попечительство для вспомоществования бедным. После революции всё это было упразднено, а в 1923 году рабочие Рогожско-Симоновского района просили Моссовет предоставить им здание церкви Мартина Исповедника «под общее собрание трудящихся и для других культурно-просветительских целей». Тогда это прошение было отклонено, но в 1931 году мартиновскую церковь всё же закрыли, разместив внутри архив студии документальных фильмов «Востоккино». Позже храм использовался в качестве хранилища Всесоюзной книжной палаты, что спасло его от радикальных перестроек и искажения внешнего вида. Его росписи также были частично сохранены, а уникальный иконостас перенесён в Донской монастырь, где в то время располагалась экспозиция Музея архитектуры. На фронтоне также сохранялась дореволюционная надпись: «Храм святаго Мартина Исповедника». С 1991 года постепенно возобновились богослужения, в дальнейшем вернулся на своё место подлинный иконостас, вскрыты из-под слоёв краски росписи. Здесь же оказалась Грузинская икона Божией Матери, до революции пребывавшая в храме на Воронцовом Поле. Однако главная святыня храма — погребальная рубашка блаженной Матроны Московской. Сегодня мартиновская церковь — одна из самых посещаемых на Таганке.

 

 

Читайте дальше