Становление премьера

Александр Соколов, доктор исторических наук, профессор

Родители с детства внушали Петру Столыпину: будучи дворянином, он должен, во-первых, беречь честь смолоду, а во-вторых, верно служить Отечеству.

Этому завету следовали предки Петра Столыпина по обеим линиям. Его отец Аркадий Дмитриевич участвовал в нескольких войнах, дослужившись до генерала. Мать Наталья Михайловна была дочерью влиятельного генерала Михаила Горчакова, который командовал (правда, не слишком удачно) армией во время Крымской войны, а позже стал наместником в Польше. Брак оказался неудачным: супруги не сошлись характерами и со временем решили жить врозь, но успели произвести на свет четверых детей.

Из них Петр был единственным, кто родился за границей. Это случилось 2 апреля 1862 года в Дрездене, столице Саксонского королевства, куда его мать ездила гостить к родственникам. Там же, в местной православной церкви, 24 мая младенца крестили.

Братья Петр и Александр Столыпины со своим гувернером Д.Ф. Решетилло. 1872 год

 

Начало биографии

До семи лет мальчик жил в основном в подмосковном имении Средниково (Середниково) с уникальным дворцово-парковым комплексом, но в 1869 году усадьба была продана за 75 тыс. рублей купцу Ивану Фирсанову. Главной семейной резиденцией Столыпиных стало имение Колноберже в Ковенской губернии (ныне Каунасский уезд Литвы). Тогда же Аркадий Дмитриевич перешел с военной службы на гражданскую — с соответствующим переименованием из генерал-лейтенантов в тайные советники. Порой Столыпины ездили отдыхать в Швейцарию, а когда пришло время отдавать детей в гимназию, глава семейства приобрел в Вильно (Вильнюсе) двухэтажный дом с большим садом на Стефановской улице.

В 1874 году после занятий с домашними учителями Петр был зачислен во второй класс Виленской классической гимназии, где проучился до шестого класса. В 1877-м Аркадий Дмитриевич, вновь поступив на армейскую службу, отправился на войну с Турцией, а по возвращении в Россию стал командиром квартировавшего в Орловской губернии 9-го армейского корпуса. Его сыновья были переведены в Орловскую гимназию, причем Петр Столыпин, по воспоминаниям однокашников, «выделялся среди гимназистов рассудительностью и характером». В июне 1881 года он отправился в Санкт-Петербург, где 31 августа был зачислен на естественное отделение физико-математического факультета столичного университета.

Спокойная и сравнительно беззаботная жизнь студента была омрачена внезапной трагедией. В сентябре 1882 года на дуэли с князем Иваном Шаховским старший брат Михаил получил смертельное ранение. Согласно семейному преданию, на смертном одре он соединил руки Петра Аркадьевича и своей невесты Ольги Борисовны Нейдгардт, фрейлины императрицы Марии Федоровны и праправнучки Александра Суворова. По другой легенде, будущий премьер стрелялся с убийцей своего брата и был ранен в правую руку, которая после этого плохо функционировала. На самом деле травму руки Петр Столыпин получил не при столь романтических обстоятельствах: его сбросила взбесившаяся лошадь во время конной прогулки по Колноберже. А вот на невесте брата он действительно женился. Произошло это 27 октября 1884 года — через 15 дней после окончания учебного курса университета.

Петр Столыпин (сидит, второй слева) с уездными предводителями дворянства Ковенской губернии. Ковно, 1901 год

 

Брак оказался вполне счастливым и не омраченным никакими любовными приключениями на стороне. Судя по воспоминаниям современников, супруга Петра Аркадьевича была женщиной незаурядной. Они отмечали ее пусть и не соответствующую канонам классической красоты, но весьма привлекательную внешность, ум и «бойкость». Эта самая «бойкость», проявлявшаяся на разного рода светских мероприятиях, впоследствии дала злопыхателям повод уверять, будто бы жена «вертит Столыпиным как хочет». Впрочем, если говорить собственно о сфере государственной деятельности, то для подобных утверждений не имелось абсолютно никаких оснований. Что же касается отношений внутрисемейных, то да, возможно…

Отметим еще один важный факт: вместе с приданым супруги Петру Столыпину принадлежали разбросанные по разным губерниям земельные владения общей площадью 7,5 тыс. десятин, на которых он весьма рачительно и успешно хозяйствовал. Из факта этого проистекают два следствия. Во-первых, Столыпин был человеком богатым, а потому никогда не рассматривал власть как способ повышения своего благосостояния. А во-вторых, принадлежа к классу крупных землевладельцев, он никак не мог согласиться с предлагаемой радикалами схемой решения аграрного вопроса, заключавшейся в изъятии части помещичьих земель с последующим их перераспределением между крестьянами. Хотя такая схема при всем ее радикализме была вполне логичной: речь шла о конфискации излишков у ведущих преимущественно паразитический образ жизни помещиков, чтобы передать землю тем, кто ее обрабатывает.

Столыпин, разумеется, к «паразитам» не относился. В отличие от распространенного в то время типа вечных студентов университетский курс он прошел всего за три года, подготовив к выпуску работу экономико-статистического характера «Табак (табачные культуры) в Южной России». Из записи в формулярном списке следует, что 27 октября 1884 года, в день свадьбы, его зачислили на службу в Министерство внутренних дел. Затем, уже осенью 1885-го, Столыпин был утвержден советом университета в степени кандидата, получил диплом и в декабре того же года подал прошение о переводе из МВД в Департамент земледелия и сельской промышленности Министерства государственных имуществ. Так, с вполне заурядной должности в не самом авторитетном ведомстве началось его четвертьвековое служение России.

 

Тихая жизнь в Ковно

Петр Аркадьевич вернулся в МВД и в марте 1889 года фактически получил назначение (формально был рекомендован) на должность предводителя дворянства Ковенского уезда и председателя местного съезда мировых посредников. Можно предположить, что перемещение в провинциальное Ковно (Каунас) частично объяснялось его семейными обстоятельствами. В 1889-м умерла Наталья Михайловна, мать Столыпина, а именно она занималась всеми вопросами, связанными с управлением обширными семейными земельными владениями, большая часть которых находилась как раз в Ковенской губернии.

Теперь эти обязанности должны были лечь на плечи Петра Столыпина. Ведь его отец, несмотря на преклонный возраст, оставался на военной службе и в 1892 году получил пост заведующего дворцовой частью в Москве (фактически коменданта Московского Кремля), который и занимал до самой своей кончины. Что касается младшего брата Александра, то он выбрал стезю журналиста и предпочел жизнь в столице, где со временем стал редактором влиятельных «Санкт-Петербургских ведомостей». Затем Александр Аркадьевич был уволен оттуда, перешел в «Новое время» и пробовал (правда, безуспешно) заниматься политикой. Также, забегая вперед, стоит упомянуть, что в определенной степени именно благодаря ему чиновный Петербург узнал о провинциале Петре Столыпине. Словом, на роль управителя семейных владений Александр никак не годился, так что взвалить на себя этот груз пришлось старшему брату. И тот скромно принялся приумножать столыпинское богатство, исполняя одновременно и свои служебные обязанности.

В отличие от подавляющего большинства помещиков, привыкших закладывать и перезакладывать имения, Петр Столыпин был крепким хозяйственником, делавшим ставку на интенсификацию производства, внедрение новых аграрных культур и разного рода технических новшеств. Став одним из руководителей Ковенского сельскохозяйственного общества, он стремился использовать его для просвещения крестьянства, добившись на этом поприще заметных успехов.

Проявленное Столыпиным усердие было отмечено начальством: в 1890 году он получил чин титулярного советника, в 1891-м — коллежского асессора, в 1893-м — был удостоен ордена Святой Анны 3-й степени, а в 1895-м — произведен в надворные советники. Периодически посылая в столицу доклады, Петр Аркадьевич высказывал свои соображения по острому для страны крестьянскому вопросу, которые, судя по всему, не обошел вниманием министр внутренних дел Иван Горемыкин. В 1899 году Столыпина ждало уже более серьезное повышение: он стал предводителем дворянства всей Ковенской губернии с одновременным производством в коллежские советники (6-й класс Табели о рангах).

Этот год стал для него и удачным, и печальным, поскольку наряду с успехами по службе он лишился отца — человека, оказавшего на него огромное влияние и обеспечившего отличные стартовые возможности для построения карьеры. Аркадий Дмитриевич Столыпин был военным, награжденным 11 орденами, а кроме того, он написал «Историю России для народного и солдатского чтения», хорошо музицировал и увлекался ваянием, причем две его работы в 1869 году выставлялись на академической выставке. Среди друзей генерала был Лев Толстой, также участник Севастопольской обороны. Правда, узнав о кончине Столыпина-старшего, автор «Войны и мира» на похороны не поехал, заявив, что считает бессмысленной «возню с мертвым телом». Именно тогда между великим писателем и сыном его боевого товарища Петром Столыпиным пробежала черная кошка.

 

От Гродно до Саратова

В 1901 году Петр Аркадьевич получил очередной чин, став статским советником. Весной следующего года он вывез свою семью на воды в небольшой немецкий город Эльстер, где его и застало известие о новом назначении. Ему предстояло занять место губернатора в Гродно. Тогда главой Министерства внутренних дел вместо убитого террористом Дмитрия Сипягина стал Вячеслав Плеве, устроивший естественную в таких случаях кадровую встряску и взявший твердый курс на замещение губернаторских должностей местными землевладельцами.

Для Столыпина 13 лет службы в Ковно стали, пожалуй, наиболее спокойным в личном плане периодом: семейное богатство приумножалось, на свет одна за другой появились четыре дочери — Наталья, Елена, Ольга и Александра (старшая, Мария, родилась еще до переезда в провинцию). Теперь же наступило время действительно серьезного и самоотверженного труда, когда дела семьи все чаще приходилось отдалять на второй план.

Гродненская губерния, являвшаяся частью Северо-Западного края, объединяла некоторые территории нынешней Литвы, Польши и Западной Белоруссии. Ее национальная специфика заключалась прежде всего в том, что многие помещики там были поляками и не питали особой любви к России. Среди крестьян преобладали белорусы. В городах проживало немало евреев, которые также относились к числу не самых лояльных подданных Российской империи. Столыпин, которого впоследствии часто обвиняли в антисемитизме, в действительности был последовательным сторонником уравнивания евреев в правах с представителями славянских народов. Однако и сами они, по его мнению, должны были отказаться от всяких претензий на «богоизбранность», признав приоритет свода законов империи над Торой и Талмудом. Лишь исходя из таких посылов можно понять сделанные Столыпиным уже на посту премьер-министра шаги по решению еврейского вопроса. Пока же в качестве губернатора он делал то, что мог, открыв в Гродно еврейское двухклассное народное училище.

Почти одновременно для христианского (католического и православного) населения были учреждены ремесленное и женское приходское училища. Нельзя сказать, что энергичная деятельность Петра Аркадьевича встречала полное и безусловное одобрение польских помещиков, которые по-прежнему относились к крестьянам как к рабочей скотине. Один из местных землевладельцев князь Владимир Святополк-Четвертинский высказал достаточно циничную мысль: «Нам нужна рабочая сила человека, нужен физический труд и способность к нему, а не образование. Образование должно быть доступно обеспеченным классам, но не массе». Ответ Столыпина прозвучал вполне резко и категорично: «Бояться грамоты и просвещения, бояться света нельзя. Образование народа, правильно и разумно поставленное, никогда не приведет к анархии».

Губернатором в Гродно Столыпин был всего восемь месяцев: уже в феврале 1903 года он получил назначение на такую же должность в Саратов. Этот город с его полутора сотнями тысяч жителей, заводами и фабриками, театром и музеями выглядел намного солиднее, чем Гродно. Тем не менее Петр Аркадьевич воспринял перевод без всякого энтузиазма. Дела в Гродненской губернии шли довольно успешно, проекты двигались, семья чувствовала себя комфортно. В Поволжье же земельный вопрос стоял куда более остро, чем в Северо-Западном крае. Да и общая ситуация была неспокойной. Но Плеве требовалась в тех местах твердая рука, и он настоял на своем. Конечно, после этого назначения Столыпина ждало немало проблем и испытаний, однако они открыли ему путь не только к новому этапу в карьере, но и к возможности воплотить на практике продуманные им за годы реформаторские проекты.

 

 

«Бояться грамоты и просвещения, бояться света нельзя. Образование народа, правильно и разумно поставленное, никогда не приведет к анархии»

 

 

 

Фото: ©ФОНД ИЗУЧЕНИЯ НАСЛЕДИЯ П.А. СТОЛЫПИНА, АТЕЛЬЕ К.К. БУЛЛЫ/COLOR BY KLIMBIM 0.1

Читайте дальше