Политическая школа нацизма

Владимир Добрынин

Гитлеровцы основали свои элитные школы на базе лучших британских частных школ.

Хелен Рош, историк, исследователь и писатель из Великобритании, выпустила первую всеобъемлющую историю нацистских элитных школ, известных как Napolas. Книга получила название The Third Reich’s Elite Schools: A History of the Napolas («Элитные школы Третьего рейха. История Наполас») и вышла в издательстве Oxford University Press.

Название Napola происходит от немецкого Nationalpolitische Lehranstalt — Национальная политическая школа. В нацистской Германии эти образовательные учреждения были средними школами-интернатами. Они были основаны как «общественные образовательные центры» после захвата власти национал‑социалистами в 1933 году.

Опираясь на исследования, проведённые в 80 архивах шести стран, а также на свидетельства более чем 100 бывших учеников этих школ, Рош обнаружила, что германская образовательная система 30-х годов прошлого века стремилась извлечь уроки из «формирующего характер» примера британских школ, в первую очередь Итона и Харроу. Первый из названных колледжей за время своего существования с 1440 года выпустил 21 премьер-министра (нынешний глава правительства Борис Джонсон тоже оканчивал Итон). Во втором учились Уинстон Черчилль, Джордж Г. Байрон, Роберт Пиль, Бенедикт Камбербэтч, Генри Дж. Пальмерстон-первый.

В книге говорится, что британские частные школы активно применяли методику обучения и формирования характеров подростков, которую переняла нацистская Германия для воспитания будущих лидеров государства. «Немцам требовалось, чтобы в Napolas готовили правителей тысячелетнего Рейха по тем же рецептам, что и англичане воспитывали будущих правителей многовековой британской империи», — отмечает Рош.

Между 1934 и 1939 годами была зафиксирована целая лавина обменов между британскими и немецкими школами, когда мальчики из самых престижных британских частных учебных заведений проводили длительные периоды в школе Napolas, а немецкие подростки — в Англии.

Хелен Рош пишет, что необходимость обменов британцами официально подавалась как «желание руководства Napola усвоить жемчужины британской системы, чтобы в конечном итоге создать лучшую модель для своих школ».

Первые три учебные заведения системы Napola были созданы в 1933 году в качестве подарка Адольфу Гитлеру на день рождения тогдашним министром культуры Пруссии Бернгардом Рустом. К концу войны их насчитывалось 40, в том числе четыре — для девочек.

Исследование Рош показало, что Napola были гораздо более эффективны в политическом воспитании учеников, чем, например, Гитлерюгенд. Это произошло потому, что дети посещали занятия с раннего возраста и были почти полностью изолированы от общества.

Жилось воспитанникам в этих интернатах тяжело. Один из свидетелей в разговоре с Хелен описал режим в Napola в Путбусе (остров Рюген). По словам очевидца, во время вступительных экзаменов одним из распространённых испытаний было требование от 10-летних не умеющих плавать мальчиков пройти 80 м по краю пристани над морем и в конце пути прыгнуть с 3-метрового трамплина в воды  Балтики.

«Мы, старшие, готовы были броситься в воду и выручить их, если станут тонуть. Но новичкам этого не говорили — они должны были себя преодолеть. После прохождения этой пробы на страх предстояла новая — дети должны были прыгать из окна третьего этажа в одеяло, растянутое внизу их товарищами. Для колебавшихся был единственный вариант — вернуться домой», — цитирует автор своего собеседника.

Огромное количество школьных обменов открывает исследователю глаза на ситуацию. Между 1935 и 1938 годами учреждение Oranienstein Napola, например, участвовало в обменах со школами Вестминстера, Святого Павла, Тонбриджа, Даунтси и Бингли в Йоркшире. Проводились также совместные семинары для директоров школ и учителей, участвовавших в обменах, из Шрусбери, Даунтси и Болтона. Были также спортивные турниры с участием воспитанников Итона, Харроу, Вестминстера, Винчестера, Шрусбери, Брэдфилда и Брайанстона.

«Идеальным результатом программы было бы, чтобы ученики и сотрудники Napola узнали, как всё было сделано в Англии, а затем использовали эти знания для улучшения своих собственных образовательных технологий», — сообщает Рош, исследовавшая Napolas более десяти лет.

Август Хейссмайер, инспектор этой системы, часто восхвалял британскую частную школьную систему как идеальную парадигму образования, «формирующую характер», который был высшей целью Napola.

Хейссмайер считал, что «после таких поездок в Британию молодой немец увидит Германию новыми глазами; он вернётся c богатым опытом; его кругозор будет расширен... Он обнаружит в доме слабости и недочёты, которые следует исправить, и примет в этом деле непосредственное участие. Он научится ещё сильнее любить своё отечество».

Директора частной школы Хейссмайер воспринимал как воплощение фюрера на соответствующем уровне. Мальчики из Napola, принимавшие участие в обменах, рассматривались как «послы культуры новой Германии».

По мнению Хелен Рош, многие британские ученики и учителя были впечатлены тем, что они увидели в Германии, и даже считали, что кое-что можно перенять из немецкого опыта. Правда, по мере ухудшения отношений между странами реакция на это изменилась.

«Мы можем рассматривать эту программу обмена как предоставление микрокосма для более лояльного отношения к национал-социалистическому режиму со стороны среднего и высшего классов британской общественности, — говорит она. — Пусть не полностью осведомлённых о целях и идеалах Третьего рейха и потому, возможно, не полностью согласных с существовавшим в Германии строем. Но тем не менее британцы готовы были оказывать помощь своим немецким коллегам. Вплоть до момента, пока нацистская воинственность не достигла своего фатального апогея».

Безусловно, автор начинала писать свою книгу, имея целью показать, насколько хороша британская образовательная система, что её готова перенимать чуть ли не вся Европа. Однако ближе к концу повествования Рош перестаёт замечать, что вольно или невольно больше восхищается перенимаемыми британцами у нацистов методическими приёмами, чем опытом, который гитлеровская школа заимствовала у англосаксов. И даже жалеет, что британцы не смогли в полной мере обогатиться немецким опытом из-за ухудшения отношений с Германией и начала Второй мировой войны.

Читайте дальше