Три адреса Алексеевской обители

Никита Брусиловский

30 марта (17 марта по юлианскому календарю) Русская православная церковь отмечает день памяти Алексия, человека Божия. Этот святой являлся небесным покровителем царя Алексея Михайловича, также своим заступником его считал митрополит Алексий (Бяконт). В Москве во имя Алексия, человека Божия, был построен монастырь, судьба которого оказалась весьма драматичной: ни одна московская обитель не пережила столько смен адреса, как Алексеевский женский монастырь. В 1980-х годах он стал ещё и единственным московским монастырём, разделённым на две части новой магистралью.

Первоначально Алексеевская обитель была заложена в 1360 году митрополитом Алексием (Бяконтом) на Остожье, неподалёку от Москвы-реки. Первыми монахинями, по преданию, стали родные сёстры митрополита, принявшие в монашестве имена Иулиании и Евпраксии. В монастыре построили небольшой деревянный храм во имя Алексия, человека Божия, а затем возвели собор Зачатия святой Анны. По нему обитель стала также именоваться Зачатьевской. В дальнейшем монастырь считался старейшим среди женских обителей Москвы и получил титул «Стародевичий» (отсюда же и традиция именования «Новодевичьим» другого знаменитого монастыря). В 1382 году Алексеевскую обитель разграбило войско хана Тохтамыша, потом её несколько раз опустошали пожары. В 1514–1518 годах зодчий-итальянец Алевиз Новый построил в Алексеевском монастыре двухпрестольный каменный собор во имя Алексия, человека Божия, и Преображения Господня. Но после очередного пожара, произошедшего в 1547 году, монастырь переехал в первый раз — на Чертолье, в Белый город. Позже, в 1584 году, по указу царя Фёдора Иоанновича на старом месте снова возник монастырь, но он уже навсегда получил название «Зачатьевский».

Зачатьевский монастырь в наше время

 

Алексеевская же обитель расцвела на новом месте — в Чертолье, близ ручья Черторый, бурного и глубокого, как будто его «чёрт рыл» (отсюда и название). Монастырь снова пострадал от иноземного нашествия, на этот раз от поляков в Смутное время, но к 1625 году его восстановили на пожертвования царя Михаила Фёдоровича. Зодчие Антип Константинов и Трефил Шарутин построили каменную двухшатровую церковь, снова во имя Алексия, человека Божия, и Преображения Господня. В Алексеевском монастыре постриглась в монахини и скончалась жена Никиты Минова (будущего Патриарха Никона) инокиня Таисия. А во времена никоновской церковной реформы здесь в заточении находилась княгиня Евдокия Урусова — сестра боярыни Феодосии Морозовой, известной поборницы старообрядчества. В 1812 году Алексеевский монастырь снова сгорел, теперь уже во время нашествия Наполеона. Уцелели лишь соборная церковь, а также церковное имущество, спрятанное под землёй. Обитель снова восстановили, но ненадолго. В 1837 году ей во второй раз пришлось переезжать. По указу императора Николая I территория монастыря была выбрана для строительства храма Христа Спасителя. После рассмотрения нескольких вариантов для переноса обители митрополит Московский Филарет остановил свой выбор на Красном Селе — территории, бывшей в то время северо-восточной окраиной Москвы.

В связи с новым переездом, теперь уже на третье место в своей истории, монастырь официально стали называть Ново-Алексеевским. Для него были приобретены обширные земли под собор, здания и кладбище, а ядром новой обители стала Крестовоздвиженская церковь, выстроенная в 1692 году. Чтобы она соответствовала старому монастырскому названию, в ней создали придел во имя Алексия, человека Божия, а саму её расширили. От первоначального облика сохранялись восьмерик с отделкой в стилистике нарышкинского барокко и шатровая колокольня. В 1853 году по проекту архитектора Михаила Быковского был построен новый монастырский собор во имя Алексия, человека Божия. В нём сочетаются псевдовизантийские и венецианские черты. По мере роста территории кладбища возникла нужда в отдельном кладбищенском храме: он был возведён в 1887–1891 годах архитектором Александром Никифоровым и освящён во имя Всех Святых. Церковь сочетала в себе русские и византийские черты, венчалась крупным куполом, а с запада к ней была пристроена трёхглавая колокольня с одной крупной «луковкой» и двумя малыми. В её интерьерах поражал иконостас из белого резного мрамора. Наконец, ещё одна небольшая церковь во имя Архангела Михаила была освящена в 1879 году при богадельне и покоях настоятельницы. Обитель славилась своей золотошвейной мастерской, также в ней работали иконописная и рукодельная мастерские, делались стёганые одеяла. В 1871 году при Ново-Алексеевском монастыре открыли первое в России женское училище для девушек из Сербии, Болгарии и Черногории. С ним соседствовало училище-приют для девочек-сирот из бедных семей.

Ново-Алексеевский монастырь закрыли после революции, богослужения в его храмах прекратились около 1930 года. Наиболее почитаемые иконы — списки с образа Грузинской Божией Матери и Целительницы — удалось сохранить и передать в церковь Воскресения Христова в Сокольниках (она в ХХ веке не закрывалась). Судьба монастырских храмов оказалась совершенно разной. Крестовоздвиженская церковь была перестроена до неузнаваемости и сейчас находится в основе пятиэтажного здания, занятого Институтом рыбного хозяйства и океанографии. Церковь Архангела Михаила вместе с богадельней, училищем и настоятельскими покоями сначала превратили в жилой дом, а в 1979 году снесли. Собор Алексия, человека Божия, лишённый купола, был отдан под Дом пионеров Сокольнического района. В кладбищенской церкви Всех Святых устроили склад и хранилище Московского архива, а в соседних зданиях келий — открылся филиал завода по производству зонтиков. Кроме того, Всехсвятский храм вместе с территорией бывшего кладбища, полностью разграбленного, оказался отрезан от остальных монастырских зданий в 1980-х годах трассой Третьего транспортного кольца. Тем не менее в 1991 году церковь Всех Святых снова стала использоваться для богослужений и вернула себе прежний облик, а вскоре и Алексеевский собор был передан общине верующих, начавших его восстановление. В 2013 году при храме Всех Святых был воссоздан Ново-Алексеевский монастырь, окружённый новой кирпичной стеной, в то время как храм Алексия, человека Божия, остался приходским.

Читайте дальше