Идеальное приключение

Беседовала Ксения Ерохина

Запрос на достоверное историческое знание в обществе очень велик. Как рассказать широкой аудитории об истории доступно и интересно, не впадая в конспирологию и не цепляясь за злободневность, размышляет историк, основатель фестиваля и научно-исследовательского фонда «Цифровая история» Егор Яковлев.

Егор Яковлев

 

Кто бы мог подумать, что беседы с учёными о Заграничных походах русской армии 18131814 годов, Пугачёвском бунте, роли ленд-лиза в Великой Отечественной войне, русском флоте в Первой мировой, о Красном Голливуде, о кризисе Церкви при Николае II могут собрать миллионы просмотров на ютубе, а тысячи зрителей захотят послушать об этом живьём? Казалось бы, это не самые актуальные темы нашей жизни, но тем не менее люди, чьи профессиональные интересы никак не связаны с исторической наукой, хотят об этом знать, слушать, спрашивать, думать.

Как всё начиналось? Как вообще пришла идея провести исторический фестиваль?

— В 2006 году я окончил историческую аспирантуру СПбГУ и после этого долго занимался журналистикой, хотя историю тоже не бросил — писал книгу об истребительной политике нацистской Германии на территории Советского Союза. За основу я брал в первую очередь нацистскую документацию, которая либо никогда не публиковалась на русском языке, либо публиковалась с большими лакунами и значительными искажениями. Кроме того, прорабатывал иностранную историографию по этому вопросу — работы Кристиана Герлаха, Сюзанны Хайм, Алекса Кея, Кристофа Дикмана. Хотя у нас иногда ругают западных учёных, которые, мол, недооценивают подвиг советского солдата, но именно они совершили прорыв в изучении гитлеровской стратегии массового уничтожения населения СССР. Они подняли тему так называемого Плана голода, который предусматривал небывалое в мировой истории убийство 30 млн человек — наших соотечественников — уже зимой 1941–1942 годов. У нас тогда об этом было практически ничего не известно — в Сети звучал нарратив в духе «победили бы немцы, пили бы баварское». Серьёзные телеканалы ставили вопрос «не надо ли было советским войскам сдать Ленинград», явно не подозревая о том, что Гитлер отдал приказ не принимать капитуляцию города, даже если она будет предложена.

Игорь Курукин на фестивале «Цифровая история»

 

Я писал эту книгу скорее для себя, не думая, что это может представлять интерес для широкой массовой аудитории. В качестве шеф-редактора журнала «Собака.ру» я был знаком с известным переводчиком и блогером Дмитрием Пучковым, который в 2014 году пригласил меня прочитать цикл лекций о преступлениях нацистов на своём ютуб-канале, и внезапно оказалось, что это интересно не просто многим, а десяткам, даже сотням тысяч. Со мной стали связываться неравнодушные люди, внуки, дети ветеранов, даже сами ветераны с просьбой продолжать рассказ, завершить книгу. Одна девушка написала, что её 92-летний дедушка сказал: «Есть стимул жить, чтобы посмотреть следующие видео. Из них понятно, какое зло мы победили, и, значит, всё было не напрасно». Это очень мотивировало. Кроме того, постоянно сыпались вопросы по другим темам и сюжетам — расскажите про Александра Невского, Лжедмитрия, Суворова…

Но я всегда придерживался мнения, что нельзя строить из себя эксперта по всему. Преподавателям истории иногда приходится читать курс «от Адама до Потсдама», но они, конечно, понимают пределы своих компетенций. Мой научный руководитель профессор Павел Подболотов, прекрасный исследователь меньшевизма, подшучивал над собой: «Что я могу рассказывать про Рюрика? Только сказки». Иными словами, там, где можно позвать узкого специалиста, надо его звать. Поэтому я задумался о создании отдельного исторического проекта. Так в 2017 году появилась «Цифровая история» — ютуб-канал, где я не только выступаю сам, но и интервьюирую коллег. Через год мы провели первый фестиваль, потому что увидели запрос на живое общение, на офлайн.

Алексей Исаев на фестивале «Цифровая история»

 

Вы не были пионерами в этом деле. Уже работал, например, форум «Учёные против мифов» онлайн-платформы «Антропогенез.ру». Но тем не менее ваш фестиваль формат оригинальный...

— Проект «Антропогенеза» — это лекции преимущественно по естественно-научной тематике. История там лишь одно из направлений. Мы же изначально сосредоточились только на истории. А увлечение ею обладает огромным вдохновляющим эффектом и формирует богатейшую культуру: сочинение стихов и песен на исторические сюжеты, исполнение музыки и танцев былых времён, реконструкцию старинной одежды, оружия. Отсюда возникла идея — синтезировать научно-популярные доклады с творческим контентом, который эмоционально погружает зрителя в атмосферу той или иной эпохи.

Мы целенаправленно стремимся к тому, чтобы создать новые точки входа в исторический материал для неподготовленной аудитории. Например, я переложил в рэп-баттл содержание знаменитого спора историков XIX века — Погодина и Костомарова — по норманнской проблеме, и зрители это оценили, заинтересовались тем, кто это вообще такие и о чём они спорили. Другой пример: мы с моим товарищем Павлом Перцем перевели и исполнили на фестивале популярную американскую песню времён Второй мировой войны Stalin Wasn't Stallin. Это такой политический спиричуэлс о борьбе СССР против нацистов, который в 1940-х покорил сердца миллионов американцев. Такие вещи открывают историю с весьма неожиданной стороны и пробуждают к ней интерес.

Ещё одно принципиальное отличие — мы не избегаем острых вопросов по истории XX века, которые не могут быть поставлены в проекте «Антропогенеза». Скажем, на VII фестивале мы организовали публичную дискуссию по предпосылкам и значению пакта Молотова — Риббентропа с участием известных историков Александра Дюкова, Алексея Исаева и представителей противоположной точки зрения на проблему, и, мне кажется, это было крайне захватывающе. Открытые дискуссии нужны — они помогают сопоставить силу аргументов разных сторон и в чём-то приблизиться к истине.

Владимир Меньшов гость одного из фестивалей «Цифровая история»

 

С чего начинается подготовка к фестивалю?

— С поиска общей идеи. Она очень важна, поскольку на неё нанизываются конкретные сюжеты. Например, в конце прошлого года администрация Твери пригласила нас провести фестиваль в этом замечательном городе. Как известно, одним из самых знаменитых его уроженцев был путешественник Афанасий Никитин — автор «Хождения за три моря». Отсюда появилась мысль посвятить мероприятие путешествиям по разным странам и временам и через доклады лекторов показать зрителям великие города мира в конкретные эпохи глазами наших соотечественников: Лондон конца XVI века глазами посла Ивана Грозного Осипа Непеи, Амстердам конца XVII глазами Петра Великого, Кёнигсберг сер. XVIII глазами молодого Суворова. А заканчивалось всё тем, что видел советский танкист Степан Горобец, совершая героический рейд на Т-34 через оккупированный Калинин в 1941 году. Афанасий же Никитин присутствовал на фестивале в исполнении актёра и был соведущим к большому удовольствию публики.

Когда общая идея готова, мы приглашаем спикеров, и начинается работа над сценарием. Обязательно проводятся репетиции с каждым участником. В содержание доклада мы не вмешиваемся, но часто редактируем форму, чтобы сделать её максимально доступной для зрителей. Все относятся к этому доброжелательно и конструктивно.

 

Мэган Виртанен на фестивале

 

Кого из историков можно увидеть у вас на «Цифровой истории»?

— Самых разных специалистов. Например, нашего большого друга и руководителя консультативного совета проекта — заместителя директора Института истории СПбГУ Кирилла Назаренко. Это великолепный лектор, глубокий знаток истории флота и очень обаятельный человек. Всегда рады видеть потрясающего Игоря Курукина, который понимает задачу буквально с полуслова. Ближайший фестиваль у нас, например, задуман как галерея разных жанров — от детектива до рассказа-катастрофы. Я позвонил Курукину с вопросом, получится ли сделать какой-то «истерн» на материале персидского похода Петра I, который он изучал детально. Последовал бодрейший ответ: «Конечно. Будет. С драками». Будут лекции историка кино Михаила Трофименкова, медиевиста Елены Браун, историка спецслужб Александра Здановича это наши постоянные докладчики и мои близкие друзья, чем я очень и очень горд.

Обязательна ли профессиональная принадлежность выступающего к научному цеху?

Регалии не играют роли, но обязательно наличие работ, которые отвечают критериям научности. Профессиональный журналист, обладающий ценными качествами «следователя» копать вглубь, пока не доберёшься до истины, может рассказать о проблеме не менее грамотно, чем историк. Вот, скажем, на ближайшем фестивале будет выступление научного журналиста Михаила Котова мало кто знает историю космонавтики так, как он. Я бы хотел когда-нибудь увидеть у нас на сцене Лоуренса Риса (Laurence Rees). Это бывший руководитель отдела истории BBC, который пишет книги и снимает превосходные фильмы по истории нацизма. Благодаря его профессионализму он в конечном итоге получил приглашение преподавать историю в Лондонском университете и стал почётным профессором нескольких других учебных заведений.

Кто ваша аудитория? Признаюсь, что первый раз шла на фестиваль с некоторой опаской. Я думала, вдруг будут какие-то маргиналы или «ботаники» не от мира сего. Но оказалось, что напрасно: в зале была очень живая публика, много молодёжи, люди среднего возраста. Вы как-то «исследовали»своих зрителей-читателей-слушателей на фестивале и в соцсетях?

— Ядро аудитории — это мужчины примерно от 25 до 45 лет из крупных городов, хотя в последнее время прибавилось и женщин, даже несмотря на то что популярность проекта связана с темами, которые в первую очередь привлекают сильный пол, — война и политика. Это весьма разные люди, их объединяет не род занятий, а жажда познания. Ключевой момент в том, что им интересно не только с нами, но и друг с другом. Иногда в зрителях можно внезапно узнать известных персон — вот молодой человек подошёл к микрофону задавать вопрос. Смотришь, а это знаток из «Что? Где? Когда?» Никита Баринов.

Что интересно, вопросы историку моды Мэган Виртанен на VII фестивале задавали в основном мужчины.

— Неудивительно. Мэган довольно харизматична. Я бы сказал, что она разрушила монополию Александра Васильева в области медийной истории моды.

У фестиваля есть определённый стиль элегантный интеллектуальный бокс, при этом абсолютно без снобизма, что редкость. Имеется ли какой-то кодекс поведения для участников и спикеров, устав-полуустав?

— Устав простой — взаимное уважение. Естественно, не может быть никаких оскорблений, хамства, пошлости. Я не могу себе это представить, но, если бы такое случилось, мы бы это решительно пресекли. Если на сцене находятся люди с позицией, противоположной настроению зала, наши зрители, скорее, вежливо зададут вопрос или приведут контраргументы — такое бывало. Атмосфера должна быть доброжелательной, свободной от «токсинов», ведь мы делаем праздник для людей.

Да, праздничность чувствуется. Одно из определений, которое дали вам зрители в комментариях под роликами на ютубе, «Диснейленд для взрослых». И в связи с этим вопрос: где предел развлечений для такого формата?

— Развлечения хороши до тех пор, пока они просвещают. Остальное можно получить и вне фестиваля.

А что нельзя обсуждать на фестивале?

— Есть темы, которые не могут быть предметом дискуссии не потому, что являются запретными, а потому что они сами по себе нелепы. Устраивать спор на тему, плоская земля или нет, попросту вредно. Обыватель решит, что у этих позиций равная научная состоятельность.

Научной темы «надо ли было сдать Ленинград» не существует, но в обществе об этом спорят, к сожалению.

— В этом случае нужен убедительный сольный доклад о том, почему нельзя так ставить вопрос в принципе. В обществе об этом спорят потому, что у нас в стране серьёзные проблемы с образованием и научным просвещением. Ведь в науке, как вы верно заметили, такой проблемы нет. Если спросить об этом главного современного специалиста по ленинградской блокаде Никиту Ломагина, он легко и убедительно пояснит: в случае попытки сдачи Ленинграда его население ожидала голодная смерть, а сам город — уничтожение. Все нацистские документы, изобличающие намерения агрессора, давно найдены и опубликованы.

Что нас ждёт на 10-м и первом юбилейном фестивале в Москве?

Темой фестиваля будет исторический сторителлинг каждую историю расскажут в некоем литературном или киножанре. Например, археолог Олег Двуреченский выступит в жанре «пеплум». Мы «увидим» героев античности: Александра Македонского и Клита Чёрного. В жанре «арт-детектив» к нам присоединится Александр Кибовский, руководитель Департамента культуры Правительства Москвы. Он расскажет о портрете как историческом источнике. Легендарный Николай Дроздов, учёный-зоолог и телеведущий, специальный гость фестиваля, оставил за собой жанр «приключения». Будут шпионский и политические триллеры, нуар, фантастика, мистика, научная драма и мелодрама, роман плаща и шпаги и многое другое.

На фестивале ожидаются большая книжная ярмарка и презентации исторических новинок. Что порекомендуете?

— Я бы в первую очередь отметил новый двухтомник Ольги Эдельман «Сталин. Биография в документах» — это, безусловно, веха. Считаю, что важную книгу — «Маннергейм и Советский Союз» — написал Владимир Барышников. Она развеивает множество мифов вокруг финского маршала, которого сегодня некоторые чуть ли не увенчивают лаврами спасителя Ленинграда и успешного тайного советского агента. С детства интересуясь историей подводного флота, я не могу не отметить новое энциклопедическое издание Мирослава Морозова «Советские подводные лодки во Второй мировой войне». У Наталии Таньшиной вышло отличное жизнеописание сестры знаменитого Бенкендорфа — светской львицы, дипломата и тайного агента Дарьи Христофоровны Ливен. Мы запустили и собственную книжную серию «Цифровая история». Там, например, выходит увлекательная книга нашего резидента, историка из Германии Ксении Чепиковой «Наука ненависти». Я бы определил её жанр как научно-популярную трагикомедию. Она повествует о смертельной распре между астрономами Тихо Браге и Николаусом Реймерсом. Учёные яростно, прибегая к интригам и оскорблениям, оспаривали друг у друга право называться создателями гео-гелиоцентрической системы мира, которая в итоге оказалась неверной. Вот такая ирония судьбы! Наконец, уверен, что своего читателя найдёт новый и, как мне кажется, этапный сборник материалов, посвящённый нацистскому геноциду на территории СССР. Его готовят наши партнёры Александр Дюков и Владимир Симиндей.

У вас остаётся время для занятия наукой?

— Сейчас я перевёл и готовлю к публикации важный источник — показания в американском плену обергруппенфюрера СС Эриха фон дем Бах-Зелевского, бывшего высшего фюрера СС и полиции в Белоруссии и Центральной России. Этот гитлеровский палач был свидетелем обвинения на Нюрнбергском процессе, но там его допрос длился совсем недолго. Показания же, данные им американцам, гораздо полнее, детальнее и на самом деле интереснее, в том числе по вопросам политики уничтожения.

Возвращаясь к фестивалю. Обычно он транслируется в прямом эфире целиком, а затем ещё и «режется» на отдельные лекции, которые бесплатно выкладываются в Интернете. При этом билет на фестиваль стоит денег, но все видеозаписи доступны бесплатно. Это принципиальная позиция?

— Мы исходим из того, что просвещение должно быть бесплатным. И прекрасно понимаем, что не все люди могут приехать в конкретный город или, даже живя в нём, не все могут позволить себе купить билеты. Нельзя лишать их возможности познакомиться с нашей программой. Но те, кто приходит на фестиваль «пешком», оказываются в совершенно особой атмосфере и помогают, таким образом, делу распространения научно-популярной информации. Они не билет покупают, а вкладываются в дело народного просвещения.

Александр Колпакиди на фестивале

 

Вместе с вкладом в дело просвещения я, честно говоря, покупаю отличное настроение. Какое бы вы сами дали определение фестивалю «Цифровая история», если не использовать термин «просветительское мероприятие»?

— Идеальное приключение. Что такое приключение в высшем смысле? Это не просто происшествие, некий случай. Это внезапное событие, вызывающее сильные положительные переживания, восторг.

Вот, например, у нас на 2-м фестивале было два гостя, совершенно немедийные лица, появление которых оказалось незабываемым. Сначала к зрителям вышел Вячеслав Назарук — мультипликатор, который нарисовал кота Леопольда и все…

…просто расплылись в улыбке кота Леопольда.

— Именно. А потом на сцену поднялся ветеран Великой Отечественной войны Иван Носырев, и зал устроил ему спонтанную овацию. Наш спикер Баир Иринчеев издал книгу его интереснейших воспоминаний. Мы решили, что представим Ивана Григорьевича и попросим людей встать. Но мы даже не успели ничего сказать — зал сам мгновенно встал, как один человек. Я такого никогда не видел.

10-й научно-популярный фестиваль «Цифровая история» состоится в Москве в КЦ ЗИЛ 1920 марта. Приходите!

Прочитать про фестиваль можно ЗДЕСЬ

Читайте дальше