Эпоха земных богинь

Светлана Дружинина

XVIII век в русской истории своим блеском и величием обязан выдающимся личностям, умевшим своей волей менять ход грандиозных событий.  

Светлана Дружинина. Фото Владимира Трифонова

 

С этим столетием у меня какая-то совершенно фантастическая внутренняя связь. Я всем своим существом чувствую — это моё время. Можно подумать, что я там жила когда-то, а теперь меня забросило на двести с лишним лет вперёд, чтобы рассказать о нём. Этим я, собственно, практически всю свою режиссёрскую жизнь и занимаюсь. Если к прошлому подходить не как к отлитым в бронзе страницам школьного учебника, а как к переплетению судеб живых людей, которые когда-то, как и мы сегодня, любили, мечтали, страдали, принимали непростые решения, то становится понятно: через события давно минувших лет можно и, я в этом абсолютно убеждена, нужно говорить о том, что волнует нас сейчас.  

Кадр из фильма «Гардемарины, вперёд!»

 

Считается, что снимать кино — занятие не женское. В каком-то смысле это действительно так, но в том-то и дело, что о русском XVIII веке лучше всего расскажет именно женщина. Потому что держался он, как ни крути, на женских плечах. И тут речь не только о Елизавете Петровне и Екатерине Великой. Марта Скавронская взлетела из прачек в императрицы, потому что в ней Пётр I нашёл опору, которая была ему так необходима. Она усмиряла буйный нрав своего супруга, лечила и выхаживала, выслушивала и ободряла. И, кстати, именно Екатерина I, взойдя на трон после смерти мужа, создала прецедент, послуживший к немалой пользе Российской империи. Не менее колоритной фигурой была и Анна Иоанновна, в которой никто и предположить не мог государственного ума. Между тем она одним росчерком пера восстановила в России абсолютную монархию и всё своё недолгое царствование как могла продолжала начинания своего дядюшки.

А великие наши императрицы это вообще отдельная история. Их биографий никакой, даже самый продолжительный сериал не охватит. К трону их влекла не жажда власти как таковая, но представления о благе государства, как они его понимали. Елизавета была дочерью Петра и имела все основания считать, что обладает большим правом на русский трон, чем Иоанн Антонович, приходившийся великому императору правнучатым племянником и имевший лишь четверть русской крови. А Екатерина, стремившаяся, как кто-то очень точно выразился, стать более русской, чем сами русские, понимала, что её супруга Петра III благо государства Российского заботит в последнюю очередь. 

Кадр из фильма «Тайны дворцовых переворотов»

 

Нести весьма обременительный, а порой просто непосильный груз государственной деятельности, оставаясь при этом истинной женщиной обаятельной, остроумной, изящной, элегантной, это, согласитесь, не каждой дано. А как они разбирались в мужской психологии! И заметьте, избирая фаворитов, они прислушивались к голосу не только сердца, но и разума: их по преимуществу окружали мужчины, обладавшие недюжинными государственными талантами. Затеять дворцовый переворот дело нехитрое, а вот довести его до успешного финала и потом в течение нескольких десятилетий удерживать в повиновении такую патриархальную страну, как Россия, много ли найдётся таких примеров в мировой истории? А ведь ни ту, ни другую искусству править огромным, многонаселённым и многоязыким государством не обучали. Им обеим пришлось осваивать эту науку буквально на ходу. Думаю, ни Елизавета, ни Екатерина, вступив в борьбу за власть, и представить себе не могли, с какими трудностями им придётся сталкиваться чуть ли не ежедневно. Но назвавшись груздем… И той, и другой хватило мужества и мудрости осознать все последствия однажды принятого решения.

Я восхищаюсь этими женщинами, прекрасно отдавая себе отчёт в том, что ни одна из них не была идеальной. Они совершали ошибки, подчас роковые, которые им не прощали не только современники, но нередко и потомки. Однако именно благодаря им XVIII столетие явилось, пожалуй, самым блистательным в русской истории.

 

Светлана Дружинина,

кинорежиссёр, сценарист, актриса,

народная артистка России

Читайте дальше