Монумент главнокомандующему

Александр Орлов

В 1914 году в Санкт-Петербурге, на Манежной площади, открыли памятник великому князю Николаю Николаевичу-старшему. По существу, это был монумент, посвящённый героям освобождения Болгарии от турецкого владычества. Однако простоял он недолго — только до 1918 года, когда монументы царственным особам и великим князьям уничтожались почти повсеместно, за редкими исключениями. Но ещё печальнее, что и историческую роль великого князя стали трактовать однобоко, исключительно в тёмных тонах. Победитель турок, освободитель Болгарии, главнокомандующий заслуживает большего. Хотя военный гений Михаила Скобелева и яркие таланты Иосифа Гурко, Николая Столетова и некоторых других генералов заслоняют его заслуги.

Третий сын императора Николая I и Александры Фёдоровны — Николай Николаевич — родился 27 июля 1831 года. При рождении назначен шефом лейб-гвардии Уланского полка и зачислен в списки лейб-гвардии Сапёрного батальона, который пользовался особым вниманием императора. Он считал, что его сын должен стать грамотным военным инженером. В 1834 году Николая Николаевича зачислили в списки лейб-гвардии Семёновского полка, и в 15 лет он получил первый офицерский чин — подпоручика гвардии. Действительную военную службу начал в должности командира дивизиона лейб-гвардии Конного полка, в 1851 году. С юности он славился страстью к верховой езде, занимался вольтижировкой с 12 лет, был исправным кавалеристом, а кроме того, знатоком лошадей, крупным коннозаводчиком.

Его целенаправленно готовили к военной службе в отличие от его старшего брата-цесаревича, которого воспитывали как будущего самодержца, политика. У Николая Николаевича изначально почти не было шансов когда-нибудь занять престол, Николай I видел в нём будущего выдающегося военачальника и попечителя армии. Любимым воспитателем будущего фельдмаршала был боевой генерал-майор Алексей Философов. Позже военные науки ему преподавали настоящие корифеи, лучшие русские генералы. 

Боевое крещение великий князь Николай Николаевич (в то время — генерал-майор) и его брат Михаил получили в Крымскую кампанию. Николай I рекомендовал главнокомандующему «не держать сыновей в тени», а в случае опасности они должны «собою подавать пример». Николай Николаевич показал себя настоящим храбрецом. За участие в сражении при Инкермане Георгиевская дума постановила наградить Николая Николаевича орденом Святого Георгия IV степени. Придирчивый генерал Эдуард Тотлебен высоко оценил его знания в области фортификации — и они сблизились на много лет.

Александр II, также прошедший достойную гвардейскую школу, уважал военные знания дяди, считал его человеком, способным реформировать армию, в особенности кавалерию. Он стал командующим войсками гвардии, Петербургского военного корпуса и генерал-инспектором кавалерии.

В русско-турецкую войну 1877–1878 годов великий князь командовал действующей армией. Его роль в той войне принято оценивать критически, и это необъективно. «Да живёт Царь Александр, да живёт царь Николай!» — такими возгласами встречали болгары русских освободителей. Это говорит о многом. Его считали ровней монархам.

Он славился взрывным темпераментом, мог гневно и не всегда справедливо отчитать заслуженного генерала. Иногда проявлял упрямство, отвергая более рациональное решение, к которому изначально был настроен скептически. Офицер штаба Дунайской армии Михаил Газенкампф вспоминал о великом князе: «У него нет навыка всесторонне обдумывать сложные военные действия и делать общие распоряжения с надлежащим расчётом времени и в связи с действиями на других фронтах. Приказания его внезапны, отрывисты, без корней в прошедшем и без ясных расчётов на будущее. Убеждать его в необходимости тщательной примерки, прежде чем отрезать, — напрасный труд: это слишком несогласно с его природными свойствами».

Но он умел и учиться на ошибках, в том числе на собственных. К концу войны Николай Николаевич вошёл во вкус, стал настоящим знатоком горной войны, научился доверять талантливым полководцам, и в первую очередь Скобелеву, которого в начале войны в силу консерватизма считал ещё незрелым генералом.

За взятие Плевны и пленение Осман-паши великий князь получил орден Святого Георгия I степени. И стал последним в истории — 25-м — кавалером этой высочайшей награды. Первым был великий Пётр Румянцев, победитель пруссаков и турок…

Да, памятник великому князю простоял недолго. Больше всего публику привлекала конная фигура Скобелева — любимца публики, настоящего национального героя. Возле него любили фотографироваться, ему приносили цветы. 

 

 

Читайте дальше