Жил такой парень...

Виктория Пешкова

«Афоня, дай рубль!» Эта фраза преследовала Леонида Куравлёва до конца жизни. Таким незамысловатым способом поклонники продолжали выказывать свою симпатию любимому артисту спустя двадцать, тридцать, сорок лет после выхода на экраны фильма, которому суждено было стать культовым. Непутёвый слесарь-водопроводчик — весельчак, балагур, самозабвенный лентяй — был героем своего времени. А когда оно неожиданно закончилось, оставался одной из немногих ниточек, соединявших множество людей со временем, которое они тоже считали своим.

Между тем Георгий Данелия собирался снимать совсем другое кино и хотел, чтобы главную роль сыграл Владимир Высоцкий. Режиссёру многие твердили, что Афоня просто создан для Куравлёва, но тот только отмахивался. Даже на пробы артиста приглашать не собирался, не без основания полагая, что тот и так снимается слишком много. С конца 1960-х в год выходило по три-четыре картины с его участием. Судьба всё-таки привела Леонида Вячеславовича на съёмочную площадку «Афони», но режиссёр с актёром до самой последней сцены спорили о том, каким должен быть их фильм. К концу работы ситуация обострилась до предела: Данелия хотел наказать Афоню одиночеством, Куравлёв настаивал на счастливом финале. И оказался прав.  

На счету актёра более двухсот картин, треть из которых — абсолютные хиты: «Вий» и «Робинзон Крузо», «Золотой телёнок» и «Семнадцать мгновений весны», «Иван Васильевич меняет профессию» и «Эта весёлая планета», «Лев Гурыч Синичкин» и «Место встречи изменить нельзя», «ТАСС уполномочен заявить» и «Барышня-крестьянка», «Мимино», «Маленькие трагедии». Список, разумеется, далеко не полон. И кто поверит, что поначалу никто никаких талантов в юном Лёне Куравлёве не обнаруживал. Во ВГИК он попал только со второго раза и чуть не вылетел оттуда на втором курсе: мастер его курса Борис Бибиков (между прочим, ученик Михаила Чехова) влепил Леониду двойку по актёрскому мастерству. Встряска оказала на Куравлёва фантастическое действие — на следующий год он уже считался одним из самых перспективных студентов этого курса. Андрей Тарковский и Василий Шукшин пригласили его в свои дипломные работы — «Сегодня увольнения не будет» и «Из Лебяжьего сообщают». И Шукшина артист назовёт своим добрым гением.

Сценарий фильма «Живёт такой парень» Василий Шукшин писал на Куравлёва — крепкая мужская дружба связывала их с той самой дипломной короткометражки. Артист уже не был новичком в кино, за спиною был десяток фильмов, но, вероятно, от волнения на пробах он что-то перемудрил, и киноначальство высказалось категорически против. Однако Шукшин стоял на своём: без Куравлёва снимать не буду. Для молодого режиссёра получить самостоятельный полный метр было несказанным счастьем. На кону стояло его будущее, но предать друга Шукшин не мог. «Он мне этой ролью, — признавался впоследствии Леонид Вячеславович, — подарил счастливую киносудьбу. Меня потом часто спрашивали: "Как вам удалось так точно сыграть настоящего сибиряка? Вы же коренной москвич! А секрет был очень простой, даже признаваться как-то неловко: я очень внимательно наблюдал за Васей — как ходит, как голову держит, как разговаривает, а потом пытался повторить"».

У каждого из рождённых в СССР наверняка есть свой самый-самый любимый куравлёвский фильм. Для меня это «Ищите женщину». После выхода «Афони» Леонид Вячеславович всерьёз опасался, что этот персонаж, как говорится, перекроет ему кислород, и режиссёры будут тиражировать полюбившийся народу образ. Типаж обаятельного недотёпы достаточно ограничен, и Куравлёв один из немногих, кому удавалось находить в нём всё новые и новые грани, оттенки, нюансы. Одним из самых неожиданных стал его Анри Грандэн. На вопрос подруги юности, почему он в таком возрасте только инспектор, измученный бронхитом бедолага отвечает: «Ты же знаешь наши порядки — кто не работает, того не едят. А я работаю как вол! Не занимаюсь интригами. Не ловлю рыбку в мутной воде…»

Алла Сурикова собиралась снимать в этой роли Михаила Ульянова, и тот с радостью согласился, заранее радуясь возможности попробовать себя в непривычной роли. Но из-за трудностей с деталями французского быта подготовительный период затянулся, и Театр Вахтангова, одним из ведущих артистов которого был Михаил Александрович, отбыл на гастроли. Пришлось в срочном порядке искать замену. В борьбе за роль судьба свела Леонида Куравлёва и Армена Джигарханяна. О том, что подтолкнуло колесо капризной фортуны, автору этих строк рассказала Софико Чиаурели. В нач. 2000-х актриса приехала в Одессу на гастроли вместе с театром «Верико», который она создала в память о своей матери, выдающейся грузинской актрисе Верико Анджапаридзе.

«На худсовете бушевали нешуточные страсти. Армен в своё время сыграл комиссара Мегрэ, тоже, между прочим, француза. Колоритная внешность, характерный голос — всё было за него. Решение уже фактически было принято, но неожиданно один из членов худсовета, теребя фотографию Армена, сказал: "Товарищи, посмотрите на это лицо! Никто же не поверит, что сыщик с таким лицом через десять минут не догадается, кто убийца! Придётся утверждать Куравлёва!"» Софико Михайловна ещё долго рассказывала о съёмках, с удовольствием вспоминая, какая тёплая атмосфера всегда царила на площадке.

Неизвестно, сколько бы ещё продолжался наш разговор, если бы в двери не постучала администратор:

— Софико Михайловна, извините, но вас там спрашивают.

— Кто?

— Этот человек сказал, что он ваш старый друг, и не велел его называть…

— Ну если старый, то ничего не будет страшного, если за ближайшие полчаса наша дружба станет ещё чуть-чуть старше. — И повернулась к диктофону, готовая продолжать разговор.

Вечер стремительно превращался в ночь. Утром у Софико Михайловны репетиция, а ей ещё предстоит встреча со старым другом. Ничего не оставалось, как задать актрисе последний вопрос: «Вы согласны со своей героиней: у хорошей женщины и мужчина может стать человеком?» Ответить Чиаурели не успела. Дверь распахнулась, и на пороге возник Леонид Вячеславович с огромным букетом роз: «Девушка, это чистая правда. Могу подтвердить, как муж с сорокалетним стажем!» Получив ответ от такого компетентного источника, оставалось только ретироваться.

Чиаурели и Куравлёв учились во ВГИКе на одном курсе и сохранили дружеские отношения на всю жизнь. Оказалось, что Леонид Вячеславович звонил ей в Тбилиси, и ему сказали, что она улетела в Одессу. У России уже тогда отношения с Грузией оставляли желать лучшего, проще всего было увидеться на «нейтральной территории». Одна из гастрольных компаний давно мечтала заполучить Куравлёва в Одессу, ведь он снимался здесь в знаменитом «Золотом телёнке». Артист всё никак не мог выкроить время, а тут такой случай!

Леонид Вячеславович, несмотря на плотный график съёмок, всегда охотно встречался со зрителями, но с нач. 2000-х творческие встречи стали для поклонников его таланта чуть ли не единственной возможностью увидеть любимого артиста. Куравлёв стал всё чаще отказываться от ролей: «Не снимаюсь и не буду! Мне совестно сниматься в таких картинах. Василий Шукшин вывел меня на такую высокую киноорбиту, с которой спускаться негоже. Я продержался на ней, сколько мог…»

Теперь он поднялся ещё выше.

 

 

 

 

Читайте дальше