Потребность познавать мир

Беседовал Илья Ильин

Ни одно географическое открытие невозможно было бы без людей, готовых отправиться в опасные путешествия в далёкие неведомые страны. В интервью «Историку» самый известный российский путешественник, православный священник Фёдор Конюхов рассказал, что движет такими людьми.

Своё первое путешествие Фёдор Конюхов совершил пятнадцатилетним: на вёсельной лодке пересёк Азовское море. С тех пор он побывал в самых разных уголках России и земного шара. В одиночку путешественник осуществил пять кругосветных плаваний, на гребной лодке преодолел Тихий океан и Атлантику, достиг Северного и Южного полюсов, покорил семь высочайших вершин мира. 

 

«Великие открытия ещё впереди!» 

Какие чувства вы испытываете, когда смотрите на карту нашей страны? 

— Какая же она у нас огромная! На востоке солнце уже к закату клонится, а на западе ещё день впереди. И думаю, сколько же ещё мест не изведано! Алтай, Заполярный Урал, Чукотка, Сибирь. Казалось бы, Дальний Восток исхожен и первопроходцами, и путешественниками, и геологами, и другими учёными, а сколько он скрывает тайн?! То и дело находят следы древних цивилизаций, доисторические артефакты. Я не понимаю наших туристов, которые толпами устремляются в Египет, Грецию, Таиланд. Там ведь уже всё истоптано, исхожено. По нашей стране путешествовать нужно! Нашу Родину изучать! И не по карте, а ножками по тропам. 

За счёт каких качеств русским удалось создать такую огромную страну? 

— Россия ведь не просто огромная территория, а прежде всего люди. И разных национальностей. И разной веры. И разных мыслей, желаний. Ведь не зря говорят молодожёнам: желаем вам вместе жить и в радости, и в горести. Вот и народы России создали нашу страну, чтобы вместе жить и в радости, и в горести. Поэтому в первую очередь сострадание. Качество, которое сегодня почти утеряно. Жизнь сейчас такая странная, тяжёлая; эти кризисы, пандемия коронавируса заставляют людей больше думать о своих детях, семьях, о себе. Люди замыкаются. Лишь бы как-то выжить… Но важно не забывать о сострадании, добром отношении к соседям. О живом, деятельном участии в судьбах других людей. И вера! Вера в Бога, вера в добро. 

В чём выражается суть русского национального подхода к познанию мира? 

— Я считаю, что никакого русского национального подхода нет. Ну, может быть, русские более любопытные, чем другие народы. Но среди путешественников и первооткрывателей, как мы знаем, есть и португальцы, и испанцы, и итальянцы, французы, англичане, греки, шведы, норвежцы… Какой народ ни возьми, у всех есть свои первооткрыватели. Так что это не особенность какой-либо нации, а человеческая потребность — познавать мир. 

Какое географическое открытие вы считаете самым выдающимся? 

— Все географические открытия выдающиеся. Из них состоит вся наша цивилизация, вся история человечества, которая, надеюсь, ещё долго не закончится. И великие открытия ещё впереди! Мы не исследовали и 30% земного шара. На Луну было совершено уже несколько экспедиций, и её видело более десятка человек. А дно Марианской впадины — пока только четверо: Дон Уолш и Жак Пикар, Джеймс Кэмерон и вот совсем недавно Кэтрин Салливан, американская астронавтка. Грунт с Луны у нас есть, а со дна Марианской впадины — нет. Режиссёр Кэмерон, правда, сумел доставить образцы водной взвеси вблизи дна. И у меня в планах есть погружение в эту самую глубокую впадину Мирового океана. Думаю, что и грунт удастся добыть. И в России, у нас, люди ещё будут совершать открытия. 

Русский гидрограф, полярный исследователь Георгий Седов. Архангельск, 1912 год

 

Хорошо ли окружающий мир знает Россию? Многих ли она интересует? 

— Несомненно, многих, если вообще не всех жителей планеты. Нам ведь тоже интересно, как живут в Австралии, чем занимаются в Южной Америке, что происходит в странах Африки. Недаром документальные фильмы о самых разных уголках земного шара вызывают неизменный интерес. И это здорово, что многие люди, не имеющие возможности путешествовать, могут познавать мир благодаря объективу кинокамеры, через дневники путешественников, через наши книги. 

Хорошо ли мы сами знаем свою страну? 

— Плохо. Я уже говорил, что наши туристы и путешественники часто предпочитают другие страны. Ездят к пирамидам, Великой Китайской стене, греческим и итальянским древностям. Это, конечно, тоже нужно. Но и свою страну забывать нельзя. Особенно, я считаю, молодёжь Россию знает плохо. А ведь у нас есть и пирамиды, которые даже выше египетских. Есть древние города, например Аркаим. Алтай хранит множество загадок. Наш Север мало изучен. В Крыму нас ждёт ещё немало открытий. 

 

Воплощение мечты 

Какая черта характера для путешественника вам кажется главной? 

— Самое сложное при подготовке к экспедициям — настроиться духовно. Для этого я соблюдаю посты и усердно молюсь, ведь нельзя преодолеть такие трудности без Божьей помощи. Надо быть физически очень крепким, обладать железными нервами, но главное — это вера в преодоление испытаний по милости Господа Бога. А ещё нужно загореться желанием стать путешественником в детском возрасте, иметь мечту что-то сделать, что-то пройти, что-то преодолеть. 

Спираль желаний на сопке Шаманка в историко-культурном заповеднике Аркаим

 

Я знал, кем стану, уже в восемь лет. Мечтал, что покорю Северный полюс, побываю на Южном, обойду на яхте вокруг земли. Мой дед Михаил Конюхов, из архангельских поморов, потомственный рыбак, стал путешественником. Его в 1910 году пригласил в экспедицию для изучения Новой Земли Георгий Яковлевич Седов. Экспедиция должна была выяснить, могут ли острова Новой Земли быть пригодны для заселения и основания порта. Она успешно завершилась. И в 1912 году, когда началась подготовка экспедиции к Северному полюсу, Георгий Яковлевич снова пригласил моего деда пойти с ним. Михаил Конюхов не смог отправиться тогда с Седовым по семейным обстоятельствам. Женился, мой папа родился — Филипп Михайлович Конюхов. Как вы знаете, эта экспедиция закончилась трагически. Знаменитый путешественник погиб. 

Мне выпало счастье провести детские годы с моим дедушкой. Он часто рассказывал мне о своих плаваниях на рыбацких судах, о путешествии с Седовым. И о своей мечте побывать на Северном полюсе. И тогда я решил, что обязательно побываю там. Осуществлю мечту своего деда. И, словно одобряя мои мечты, однажды он позвал меня и сказал: «Внучок, я молю Бога, чтобы Он дал больше мне прожить. Сколько я проживу, столько и будешь жить ты», а потом дрожащими руками снял с себя маленький серебряный крестик и повесил его на мою тонкую загорелую шею. Дедушка умер, когда ему исполнилось 93 года. А крестик тот до сих пор у меня на шее… 

Были ли до вас в истории России священники-путешественники? 

Гора Полюдов Камень в Пермском крае

 

— Ну, вы знаете, раньше, когда готовили экспедиции в неизведанные земли и моря-океаны для совершения открытий, в состав почти каждой из них включали священников. Я думаю, что их также можно назвать путешественниками, хотя они и не отправлялись в далёкие походы, в неизвестность самостоятельно. Например, с Фаддеем Беллинсгаузеном и Михаилом Лазаревым при открытии Антарктиды был иеромонах Александро-Невской лавры отец Дионисий. Он и прочитал у ледяных скал открытого континента первую в его истории молитву в январе 1820 года. Потом в Первой Камчатской экспедиции Витуса Беринга находился монах Игнатий (в миру Иван Козыревский). В кругосветном плавании Ивана Крузенштерна был иеромонах Александро-Невской лавры отец Гедеон (в миру Гавриил Федотов). Он вёл дневниковые записи о том историческом плавании. Записки иеромонаха Гедеона — объёмом 385 листов. К сожалению, они не изданы в России до сих пор. И таких священников, отправлявшихся в путешествия, было много. Только их имена часто не указывались даже в списках экипажей. 

 

«Земля не раз ещё нас удивит» 

Кого бы вы назвали своим примером, образцом для подражания среди путешественников и мореплавателей? 

— Трудный вопрос. Наверное, у меня нет чёткого ответа. Если перечислять имена, то получится или много, или мало. Дело в том, что многие, кого бы я назвал образцом для себя, — это путешественники, мореплаватели других времён, других эпох. У них были совершенно иные условия. В детстве я думал: «И почему я так поздно родился?! Родился бы лет на сто или двести раньше, стал бы погонщиком верблюдов и водил бы караваны по Аравии». Когда я вырос, то понял, что родился вовремя. Ну стал бы я водителем караванов. И что? Сколько караванов я провёл бы через пустыни? Допустим, два. От силы три. А теперь, используя современные средства передвижения, достижения в индустрии путешествий, я побывал во многих странах, несколько раз обогнул земной шар и по воде, и по воздуху. 

Памятник основателям города Енисейска боярскому сыну Петру Албычеву, стрелецкому сотнику Черкасу Рукину и иноку Тимофею (Иванову)

 

Что помогают понять вам путешествия? 

— У меня не бывает путешествий ради путешествий, часто я провожу исследования по просьбе учёных. Так, в экспедиции на воздушном шаре я делал замеры для изучения состояния ионосферы. Осуществлял сбор информации, чтобы проверить загрязнение воздуха по 20 параметрам, после чего отправил всё специалистам. А когда я шёл к Южному полюсу, скрупулёзно собирал снег и раскладывал его по мешочкам с координатами и датой. 59 дней пути и приблизительно столько же проб в виде растаявшего снега, тогда как учёные не прошли бы такое расстояние и не смогли бы сделать такие замеры. 

Ещё один фактор, подталкивающий меня в экспедиции, — обыкновенное человеческое любопытство. Теперь XXI век, на земле живёт более семи млрд человек, научные открытия происходят ежедневно, но при этом Мировой океан всё ещё не изучен. Считается, что его исследовали на 3%. И это завышенные цифры! От силы процента на полтора. И как тут отказаться от желания докопаться до истины? 

Во время путешествий вы многое увидели и познали. Какие самые яркие воспоминания у вас остались? 

— После каждого моего путешествия их множество. Никогда не перестану восхищаться, до чего красива наша Земля. Светящиеся океаны. Полярные сияния на полюсах. Описать это невозможно. Я пытаюсь передать свои впечатления на холстах, но это в лучшем случае половина того, что я пережил на самом деле. Например, завершив кругосветку на воздушном шаре, я часто вспоминаю те свои ощущения: смотрю на заход солнца — и меня пронизывает душевное благоговение. Никогда до этого не видел, чтобы солнце заходило так медленно. А я в этот момент — над самым центром Тихого океана. Это ли не чудо, не открытие мира? Я наблюдал немало неопознанных природных явлений и могу сказать, что планету нашу ещё изучать и изучать! Она не раз ещё нас удивит своими тайнами. 

Вас нередко критикуют за любовь к рискованным экспедициям. Ради чего стоит подвергать опасности свою жизнь? 

— Прежде всего нужно всегда хорошо осознавать, куда ты идёшь. Перед тем как подняться на Эверест, я в течение 19 лет занимался альпинизмом. Перед кругосветным путешествием на яхте посвятил яхтенному спорту 20 лет. Когда переплывал на лодке Тихий океан, мне повезло, я не попал ни в один серьёзный ураган. Однако я был готов к тому, что могу с ним столкнуться. Знал, как примерно будет вести себя лодка во время шторма, понимал, как ею управлять. И главное, почему я отправляюсь в путешествия в одиночку, — потому что не хочу подвергать опасности жизнь других. Все мои экспедиции — это мои идеи, а человек, который рискует чужими жизнями, совершает грех! И ещё я думаю, что у каждого человека существует свой лимит риска. Поэтому в каждом путешествии я прошу Бога увеличить мой лимит. И конечно, стараюсь свести к минимуму все предстоящие риски. 

Я прошу Бога позволить мне вернуться домой живым. У меня семья: жена, дети и внуки. Старший внук уже женился. И я ему говорю: «Нужно, чтобы я стал прадедушкой». Представляете, прадедушка на дне Марианской впадины! 

Есть ли у вас смена? Сохраняется ли жажда открытий в современном молодом поколении? 

— Моя смена — это мои дети, внуки и это воспитанники Школы путешественников Фёдора Конюхова, которая работает уже в самых разных уголках России. А жажда открытий будет всегда, у любых поколений, пока живо человечество. И я желаю всем покорить свой Эверест! 

 

Фото: СЕРГЕЙ САВОСТЬЯНОВ/ТАСС, РИА «НОВОСТИ», LEGION-MEDIA

Читайте дальше