«Дерзновению подобно…»

Виктория Рогозинская

305 лет назад родился выдающийся французский скульптор Этьен Морис Фальконе, чьё имя навсегда вписано в русскую историю монументом Петру I легендарным Медным всадником.

Выдающийся французский философ Дени Дидро, которого с Фальконе связывала долгая дружба, писал о нём: «Вот гениальный человек, полный всяких качеств, свойственных и несвойственных гению. В нём есть бездна тонкого вкуса, ума, деликатности, прелести и грации; он неотёсан и выполирован, мил и шершав, нежен и суров; он мнёт глину, обрабатывает мрамор и в то же время читает и размышляет; он мягок и едок, серьёзен и забавен; он философ, ни во что не верит и знает, почему…» Воистину это была неординарная, противоречивая и очень талантливая личность.

Гений ниоткуда
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона утверждает, что Этьен Морис Фальконе родился в швейцарском городке Веве, но большинство источников указывает Париж. В дате расхождений нет
1 декабря 1716 года. Отец его был столяром и наверняка обучал сына своему ремеслу. Легенда гласит, что карьера Этьена началась с вытачивания деревянных болванок для париков, которые изготовлял их сосед-куафёр. То, что мальчишка способен на большее, первым заметил его дядюшка Николя Гильом, мраморщик. Он взял племянника в подмастерья и познакомил с самым именитым своим заказчиком Жаном-Батистом Лемуаном, придворным скульптором короля Людовика XV. Лучшего наставника для талантливого юноши было не сыскать. Статуи версальского парка стали для Этьена наглядным пособием по ваянию. А прочую премудрость он осваивал самоучкой: латынь и греческий, философию и литературу. Его друзьями станут Вольтер, Дидро, д`Аламбер.
Прочное положение художник мог занять, только став членом Королевской академии. Фальконе было 28, когда он предпринял штурм этого олимпа, представив на суд академиков гипсовую скульптуру «Милон Кротонский». Легендарный атлет, уроженец Кротона, упоминания о котором есть у Геродота и Овидия, Пиндара и Плутарха, в состязаниях по борьбе побеждал на всех Играх своего времени Олимпийских, Истмийских, Немейских и Пифийских. На склоне лет Милон решил снова испытать судьбу расщепить руками пень, с которым не сладили десять лесорубов, и был наказан за гордыню: на героя напал лев, когда тот пытался высвободить руку, застрявшую в трещине ствола. Полная жизни скульптура академиков не вдохновила. Они сочли, что она слишком натуралистична, да и идею молодой скульптор «позаимствовал» у своего славного предшественника Пьера Пюже, Кротон которого украшал собою дворцовый парк.
Академиком Фальконе станет только спустя 10 лет, когда повторит свою работу в мраморе. Упрямый сын столяра доказал старшим коллегам своё право находиться среди них получать выгодные заказы от королевского двора, иметь бесплатную мастерскую и быть возведённым в дворянство. Мраморная версия Кротона заняла своё место в Лувре, а гипсовая оказалась в Эрмитаже.


Ищите женщину

Талант Фальконе, а возможно, и иные его достоинства привлекли внимание фаворитки короля мадам де Помпадур, и она заказала скульптору несколько статуй для своего дворца Бельвю. Первой стала «Аллегория музыки», вдохновлённая хореографическими талантами маркизы, блиставшей в придворных балетах. Далее последуют «Купальщица», «Флора», «Нимфа источника». Они не были буквальными портретами этой обворожительной женщины. Фальконе незачем было прибегать к лести: пленительная тонкость линий, изящная естественность поз всё восхищало красавицу-заказчицу в его творениях.

Самой знаменитой работой этого периода станет «Грозящий Амур». Очаровательного малыша, приложившего палец к губам, знают даже те, кому фамилия его автора ничего не говорит. Вольтер, увидев статую, вынес вердикт:

Кто бы ты ни был

Вот твой господин!
Он есть, он был
и будет им.


Последним заказом королевской фаворитки стала «Зима», которую сам Фальконе считал лучшей из своих работ. Прекрасная женщина, наклонившаяся над расколовшейся от замёрзшей воды чашей, бережно прикрывает полой своих одежд цветы
возвышенная метафора покровительства, которое мадам Помпадур оказывала художникам. Маркиза скончалась, не успев оплатить практически законченную работу. Смерть покровительницы пошатнула положение скульптора при французском дворе. Но судьба уже готовила ему, давно мечтавшему создать нечто монументальное, поистине царский подарок.

От своего друга Дидро Фальконе узнал о замысле императрицы Екатерины воздвигнуть памятник Петру I. По легенде, мастер изобразил эскиз будущего монумента всадника на вздыбленном коне прямо на белоснежной скатерти, которой был покрыт обеденный стол. Дидро рекомендовал друга своей венценосной корреспондентке, и та ответила согласием. Более того, государыня решила приобрести за счёт казны все неоконченные произведения скульптора. «Зиму», законченную Фальконе спустя пять лет после приезда в Россию, установили в Гатчине, а уже в советское время передали Эрмитажу.  

«Какая сила в нём сокрыта!»

Вместе с мастером в далёкую Россию отправилась его юная ученица Мари-Анна Колло. Они прибыли в Петербург в октябре 1766 года. Императрица регулярно интересовалась ходом работ и передавала скульптору свои пожелания. Фальконе поставил условие, чтобы, кроме Екатерины, никто в работу не вмешивался. Но президент Императорской Академии художеств Иван Иванович Бецкой всё время пытался навязать мастеру свои идеи. Генерал хотел, чтобы Пётр был одет в римскую тогу, конь под ним шёл церемониальным шагом, постамент был бы традиционно-прямоугольным, и на нём изображены были бы сподвижники царя. Фальконе всё это было не по нраву: «Я ограничусь только статуей этого героя, которого я не трактую ни как великого полководца, ни как победителя, хотя он, конечно, был и тем, и другим. Гораздо выше личность созидателя-законодателя…»

Работа над монументом продолжалась 12 лет. Большую часть своих замыслов Фальконе удалось воплотить в жизнь. Для коня ему «позировали» лучшие скакуны царской конюшни Бриллиант и Капризник, которых всадники заставляли на всём скаку взбираться на специально насыпанный холм. Отстоял он и идею постамента. Когда Гром-камень был установлен на Сенатской площади, Екатерина повелела отчеканить памятную медаль, на обратной стороне которой была выгравирована надпись «Дерзновению подобно».

Открытие памятника Петру Великому в Петербурге

 

Даже сложности с отливкой статуи приглашённый из Франции литейщик с задачей не справился, и скульптору пришлось решать её самому не остудили его вдохновения. Не потому ли Бецкой, занимавший помимо прочего должность личного секретаря государыни, сделал всё возможное, чтобы рассорить Екатерину с Фальконе? Тот покинул Россию, не дождавшись открытия памятника 7 августа 1782 года, приуроченного к 100-летию вступления Петра I на престол.

Разочарованный мастер уехал в Гаагу, где занялся теоретическими исследованиями в области скульптуры, опубликовав несколько трудов по этой теме. Затем Фальконе вернулся во Францию и начал читать лекции в Королевской академии, впоследствии изданные в Амстердаме под общим названием «Размышления о скульптуре». Через все работы мастера красной нитью проходит мысль о том, что искусство призвано концентрировать в себе всю красоту, рассеянную в природе: «Природу живую, страстную вот что должен изображать скульптор в мраморе, бронзе, камне…»

Читайте дальше