Одиночный старт

Алексей Кузнецов

 55 лет назад в СССР заступил на боевое дежурство первый полк с одиночным стартом.

С момента появления ядерного оружия и ракетных средств доставки наступила гонка вооружений. Несмотря на определённые успехи в этой области, к сер. 1960-х годов СССР отставал от США по количеству межконтинентальных баллистических ракет, по некоторым данным, в 6 раз [1]. К тому же у Пентагона появились ракетные комплексы Минитмэн, показатели кругового вероятного отклонения которых были достаточно высоки.

С такими средствами доставки США могли нанести превентивный массированный ядерный удар, поразив советский ракетный потенциал. Положение осложнялось тем, что отечественные пусковые установки, хотя и переходили на шахтное базирование, находились в близости друг от друга. Позиционный район строился по системе группового старта. В данном случае пусковые установки находились в радиусе около 50 м от командного пункта полка. Такое построение давало возможность противнику поразить все ракеты части одним ядерным ударом.

Чтобы повысить их живучесть, было решено разнести пусковые установки между собой на расстояние до 60 км и отдалить от командного пункта полка. Такое построение стало называться одиночным стартом. Первый полк такого образца заступил на боевое дежурство 5 ноября 1966 года в Ужурской ракетной дивизии, расположенной в Красноярском крае. Часть была оснащена ракетными комплексами Р-36, разработанными коллективом конструкторского бюро «Южное» под руководством Михаила Янгеля.

Михаил Янгель

 

Важно отметить, что ракета была спроектирована с применением ампулизации топлива. Это позволило обеспечить длительное пребывание средств вооружения в состоянии боевой готовности без дозаправки. До этого пуск проходил подготовительный этап, который осуществляли подразделения заправки со специальным оборудованием. При групповом старте все ракеты находились рядом, при одиночном — на значительном расстоянии. Внедрение технологии длительного хранения топлива в ракете позволило решить вопрос их удаления между собой [2].

Постановка на боевое дежурство ракетных комплексов с одиночным стартом требовала больших затрат, но обеспечивала высокую живучесть пусковых установок, неуязвимость системы боевого управления и связи, автоматизацию системы боевого управления и сокращение времени подготовки пуска [3]. Кроме того, это позволило вывести из состава полка в дивизию подразделения, обеспечивающие эксплуатацию ракетного комплекса. По некоторым данным, штат полков сократился в 10 раз [4]. Например, в обслуживании ракетного комплекса Р-7А было задействовано более полутора тыс. человек, на одну пусковую установку с одиночным стартом их количество сократилось до 30 [5].

Ракетные комплексы с одиночным стартом несут боевое дежурство и в настоящее время. Опыт их создания и эксплуатации востребован до сих пор.

 

1. Ефремов Г.А. К юбилеям стратегических ракетных комплексов УР-100Н, УР-100Н, УТТХ, УР-100К // Трибуна ВПК. — 2010. — № 45. URL: http://www.npomash.ru/press/ru/tribuna451210.htm?l=0

2. Андреев Л. Янгель: Уроки и наследие: краткое содержание. — М., 2001. — С. 163.

3. Ракетный щит отечества / Под ред. В.Н. Яковлева. — М., 1999. — С. 71.

4. Ракетные полки РВСН / Справочник Ракетных войск стратегического назначения. URL: https://rvsn.info/handbook_01.html

5. Ракетный щит отечества / Под ред. В.Н. Яковлева. — М., 1999. — С. 74.

Читайте дальше