Два нациста

Владимир Добрынин

Адольф Гитлер был для Рудольфа Гесса своего рода богом практически с подросткового возраста второго, когда оба вступили в нацистскую партию, которая в 1920 году ещё только делала первые шаги. Гесс испытывал к Гитлеру чрезмерное восхищение, о чём свидетельствует хотя бы тот факт, что именно он, Рудольф, первым использовал по отношению к Адольфу выражение Mein Führer («мой вождь» или «мой босс»).

«В момент произнесения этих слов в адрес будущего диктатора этот застенчивый человек, ненавидевший выступать публично, казалось, был на грани любовного экстаза. Нет слов достаточно гиперболических, чтобы описать счастье, которым он наполнялся, ощущая свою принадлежность к самому ближнему кругу Волка (прозвище, под которым был известен Гитлер), — пишет располагающий большой подборкой документов по данному вопросу испанский исследователь Исраэль Виана. — Именно на это указывала обычная концовка его выступлений на грани истерии. Находившийся рядом с ним глава Третьего рейха с застенчивой улыбкой воспринимал ливень похвал в свой адрес. Многие подмечали, что Гитлер даже краснел от удовольствия, слушая прославляющие его речи, произносимые одним из самых верных своих людей».

В документах, касающихся периода службы Гесса личным секретарём фюрера, хранящихся в Британском национальном архиве в Кью, Лондон (Public Record Office), историк, журналист и бывший пресс-атташе французского Минобороны Пьер Серван нашёл любопытную записку. В ней Гесс говорит о «любви, каковую испытывает к своему герою, которого хочет видеть снова и снова».

«Следует ли отсюда, что между ними существовали любовные, гомосексуальные или гомоэротические отношения? Особенно в те дни, когда они вместе отбывали заключение в тюрьме Ландсберг в 1923 году? — задаётся вопросом Серван. — Не по этой ли причине фюрер, не проявлявший нежности ни к кому, кроме своей собаки Блонди, оставил  физические признаки привязанности к Гессу? Некоторые свидетели говорят, что иногда они уходили из его кабинета под руку».

 

Первые увлечения

В 2001 году немецкий историк Лотар Махтан пролил свет на этот вопрос в своей книге «Секреты Гитлера. Двойная жизнь диктатора» (Hitlers Geheimnis. Das Doppelleben eines Diktators). Повествование автора вращалось вокруг идеи, что немецкий диктатор был гомосексуалистом. Этот тезис не был новым, поскольку на протяжении десятилетий ходило множество слухов и свидетельств, указывающих в этом направлении. Однако профессор Бременского университета предоставил два новых источника: неопубликованные воспоминания Ганса Мендта, солдата, сражавшегося вместе с Гитлером на Первой мировой войне, и секретное досье баварского генерала Отто фон Лоссова. Согласно этим двум свидетельствам, первые романтические отношения будущий фюрер закрутил со студентом консерватории, которого звали Августом Кубичеком. Вообще, утверждает Махтан, в 1920-е годы у Гитлера было несколько романов «с товарищами по партии и вере».

Немецкий историк не только квалифицирует влечение, которое диктатор испытывал к Гессу, как «гомоэротическое», но также подробно описывает отношения, кои фюрер поддерживал с женщинами, чтобы скрыть свою «сексуальную неординарность».

«Сам Гитлер никогда не делал чётких заявлений о своей гомосексуальности», — поясняет историк. Другие близкие к нему персоны не раз говорили, что слышали от него фразы вроде «никто в мире не любил меня так сильно, как он». И подчёркивали, что это было о Гессе.

«Гитлер очень нервно, с ревностью реагировал, если Рудольф вступал в разговор с другими молодыми людьми. Фюрер вёл себя так, будто Гесс должен был принадлежать исключительно ему», — писал Август Кубичек в своей книге «Адольф Гитлер, мой друг с юности» (1953).

Тезис о нетрадиционной ориентации Гитлера получил подтверждение в ноябре 2018 года, когда был обнародован подробный отчёт, подготовленный в 1942 году Управлением стратегических служб (УСС), более известным как предшественник ЦРУ. В документе указывалось, что у главы Третьего рейха «прослеживаются черты характера гомосексуалиста» и что «в юности он давал основания считать себя мужчиной с садомазохистскими наклонностями». По сообщению Daily Star, предоставившей эксклюзив, документ был подготовлен антропологом Генри Филдом, привлёкшим к своей работе одного из ближайших друзей фюрера, хорошо знавшего такие аспекты его личности, о которых народным массам ничего не было известно.

«Документ, к которому имел в своё время доступ президент США Франклин Д. Рузвельт, также объясняет, что «его [Гитлера] сексуальная жизнь двойственна, как и его политическая перспектива, он одновременно гомосексуален и гетеросексуален», — отмечает испанский историк-исследователь Мануэль Вильяторо.

 

Последнее доказательство

Семь месяцев назад испанское книжное издательство La Esfera de los Libros выпустило обширную биографию Гесса, написанную упоминавшимся выше Пьером Серваном. Книга основана на ранее засекреченных британских и немецких архивных материалах, из которых следует, что Гесс с момента его первой встречи с Гитлером поставил перед собой цель жизни быть как можно ближе к нацистскому лидеру.

«Рудольф Гесс готовил Гитлера к каждому публичному выступлению, к каждой встрече с важной персоной, которую тот должен был очаровать. Он исправлял фюреру его жесты, фразировку, манеру подхода к теме и заключение речи», — поясняет автор в своей работе.

На фоне столь близких отношений, которые были между двумя «Г», вскоре появились слухи о «втором дне» их контактов, а самого Гесса за глаза в определённых кругах стали называть «мисс Гесс».

«Некоторые ранние нацисты считали, что интроверт Гесс на самом деле перевёрнутый, влюблённый до потери сознания в Гитлера, — добавляет Серван. — Однако ничто не могло заставить Рудольфа отступить, и на протяжении 1920-х годов "оруженосец" Гитлера продолжал буквально целовать землю, по которой ходил его друг. Позже Гесс женился на Ильзе Прёль, однокурснице по университету. Брак был ровный, без скандалов, но впоследствии Ильза призналась, что она любила мужа, однако её страсть к нему не была взаимной. Тот факт, что им потребовалось десять лет, чтобы родить ребёнка, только усилил слухи о гомосексуальности двух "Г"».

 

От любви к ненависти

Когда Гитлер пришёл к власти в 1933 году, он сделал своего друга фактически «оком государевым» и доверил ему руководящие должности в министерствах иностранных дел, финансов, здравоохранения, образования и юстиции. Их отношения развивались до тех пор, пока в субботу, 10 мая 1941 года, Рудольф Гесс не сел в свой «Мерседес», чтобы поехать на базу в Аугсбурге в Германии. В тот момент привязанность, которую «фюрер» проявлял к нему публично с момента их встречи, исчезла навсегда.

Перед взлётом на своём личном двухмоторном истребителе Messerschmitt Bf 110  Гесс вручил своему помощнику капитану Карлу Хайнцу Пинчу запечатанный конверт с приказом немедленно доставить его Гитлеру. После этого он совершил своё самое мрачное путешествие Второй мировой войны. Гесс поднял самолёт в воздух и взял курс на Великобританию. Через некоторое время он спрыгнул с парашютом возле Иглшема, к югу от Глазго, и прибыл пешком в замок герцога Дугласа Гамильтона, лорда-канцлера правительства Уинстона Черчилля. Немецкий визитёр, действовавший на свой страх и риск, передал герцогу документ, содержащий четыре условия подписания мира между англичанами и немцами с последующим заключением союза двух стран, ставящего своей целью разгром СССР. Он также хотел предстать перед премьер-министром Великобритании и королём Георгом VI, но этого не произошло. В тот самый момент Гесса объявили военным преступником и поместили в лондонский Тауэр, где он оставался до Нюрнбергского процесса в 1945 году.

Пинч выполнил приказ и принёс письмо фюреру в его резиденцию в Южной Баварии. Офицер вручил запечатанный конверт главе государства, а тот пригласил его в свой кабинет — вскрыть послание и вместе прочитать его содержимое. «Мой фюрер, когда вы получите это письмо, я буду в Англии…» — начиналось письмо. Затем шли объяснения, что «все попытки положить конец конфликту с британцами провалились. И я решил прибегнуть к крайней мере: явиться в дом врага лично, чтобы сделать последнее предложение, прекрасно понимая, что у меня мало шансов на успех».

«Именно на этом этапе войны эта экспедиция может причинить нам вред! — яростно кричал нацистский диктатор. — Кто ему разрешил взлететь? Почему он предал меня? Неужели он сошёл с ума?»

Гитлер погрузился в глубокую печаль, из которой он вышел лишь спустя долгое время. Он не мог смириться с тем, что его верный друг принял это рискованное решение, не посоветовавшись с ним. Иногда окружение фюрера даже слышало его причитания: «Гесс меня бросил!» Казалось, личное предательство друга заботило Гитлера больше, чем опасения, что его доверенное лицо может раскрыть англичанам все тонкости гигантской операции «Барбаросса», которая вот-вот должна была начаться и при помощи которой Третий рейх намеревался покорить  Советский Союз.

Больше Адольф Гитлер и Рудольф Гесс никогда не виделись…

 

Читайте дальше