Лицейская история

Александр Орлов

210 лет назад лицей открыл свои двери для первых воспитанников. Он должен был стать реализованной мечтой об идеальном воспитании государственного человека. Географическая близость к царским резиденциям, несомненно, подчёркивала придворные перспективы питомцев лицея.

Им было суждено сыграть ведущую роль в ближайшем будущем Российской империи. Это был и педагогический эксперимент, и политический ход с прицелом на будущее. Царь Александр строил просвещённую монархию во многом именно в надежде на них. На тех, о ком Пушкин позже скажет: «Друзья, прекрасен наш союз!» Среди первых лицеистов многие сыграли немалую роль в истории России, системе управления, просвещения... Это и дипломат Александр Горчаков, и будущий директор библиотеки Модест Корф, и полярный исследователь Фёдор Матюшкин, и генерал Владимир Вольховский. И, конечно, Александр Пушкин, благодаря великим стихам которого мы отмечаем день лицея не по нов., а по ст. стилю. Ведь он прославил именно эту дату — 19 октября. 

Среди основателей лицея назовём его первого директора замечательного дипломата Василия Малиновского. Любимыми учителями первых лицеистов стали Николай Кошанский — филолог-классик, написавший одну из лучших русских риторик, профессор политических наук Александр Куницын — педагог-вольнодумец, склонявшийся к республиканским убеждениям, Александр Галич — педагог-друг, на равных общавшийся с лицеистами, позволявший им даже некоторую фамильярность во взаимоотношениях… 

Требования, предъявляемые к лицейским преподавателям, определялись уникальным сочетанием высшего и среднего образования в едином курсе. По этой причине педагог Царскосельского лицея первой волны должен был сочетать качества школьного учителя, разбирающегося в психологии ребёнка, и авторитетного исследователя, способного вызывать всеобщее уважение как «научное светило» европейского масштаба.

Первый директор Царскосельского лицея Василий Малиновский

Свободный дух лицея — этого царства знаний — недолго продержался на первозданном уровне. К 1822 году многие привилегии, данные лицею, были утрачены, и сад Просвещения перешёл под юрисдикцию Управления военно-учебных заведений. Число воспитанников каждого курса увеличивалось, среди преподавателей и лицеистов по-прежнему встречались яркие личности (Яков Грот, Михаил Салтыков-Щедрин, Дмитрий Толстой, Николай Корф, десятки армейских генералов), но эксперимент пушкинского курса так и остался уникальным, единственным в своём роде. 

Выпускники лицея по-прежнему получали права выпускников университета и (в зависимости от успеваемости) чин с 9-го по 14-й класс по табели о рангах. С 1844 года лицей переехал в Санкт-Петербург, где и просуществовал до 1918 года. С 1844 года по 1917-й он назывался Императорским Александровским лицеем.

После революционных событий 1917 года лицей переименовывают в Пушкинский. Но и с именем великого поэта он просуществовал только год, после чего был упразднён. Последним радетелем за лицей был его выпускник и премьер-министр Российского правительства, сменивший на этом посту Петра Столыпина, граф Владимир Коковцов. Именно он стал главным собирателем лицейских реликвий в эмиграции, когда архивы лицея оказались разбросанными по Европе, разлетевшись по эмигрантским чемоданам. Коковцова избрали председателем Ассоциации бывших лицеистов, и он бережно хранил память об альма-матер, сохраняя пушкинский дух лицейского братства.

Читайте дальше