Странное исчезновение Линь Бяо

Владимир Добрынин

Ровно 50 лет назад ушёл из политики и из жизни официально объявленный преемник Мао Цзэдуна.

13 сентября 1971 года в истории Китайской Народной Республики произошло чрезвычайно значимое событие. Исчез вдохновитель Великой культурной революции, автор цитатника Мао Цзэдуна и личный друг «великого кормчего», второе лицо КПК и первый претендент на все посты, занимаемые в то время «красным императором» (как называли Мао на Западе). Согласно официальной версии, ему просто не повезло: самолёт, на котором «лучший друг председателя Мао» летел со всей своей семьёй в направлении Советского Союза, разбился при пересечении китайско-монгольской границы.

Заключение о «трагическом стечении обстоятельств», в результате которых воздушное судно разбилось о землю, не выглядит железобетонно правдивым. По причине того, что спустя пару лет после катастрофы (умеют азиатские мудрецы выдерживать долгую необходимую — почти по Станиславскому — паузу) бывший единственный заместитель председателя ЦК КПК посмертно был признан «предателем», «буржуазным карьеристом», «контрреволюционным двурушником» и «национальным изменником». В дополнение к этим характеристикам ушедшего в мир иной Линь Бяо лишили звания маршала и всех государственных наград.

Эпоха Мао началась 1 октября 1949 года, когда была провозглашена Китайская Народная Республика. Десять лет спустя он инициировал два «великих процесса», которые должны были обеспечить стране «светлое будущее». Первый, известный как «Большой скачок» (1958–1961 гг.), должен был в кратчайшие сроки провести в стране индустриализацию и коллективизацию. Второй процесс, знаменитая «Великая пролетарская культурная революция», тянулся с 1966 по 1976 год.

Именно в годы революции Линь Бяо, который к тому времени уже достиг пика своей популярности, не выходя из тени «великого кормчего», играл центральную роль практически во всех происходивших в стране событиях. 

«В результате социально-политического движения, которое стремилось уничтожить все капиталистические и традиционные элементы общества в пользу коммунизма, вся власть была сконцентрирована в руках Мао. Если именно Бяо помог ему в монополизации власти, то вряд ли кого должно удивлять, что в конечном итоге Линь должен был спасаться бегством», — утверждает супружеская пара британских историков Чжан Жун (урождённая китаянка, участница движения хунвейбинов) и Джон Холлидей (экс-профессор Лондонского королевского колледжа) в своём монументальном труде «Неизвестный Мао» (2005 год).  

С момента гибели «близкого товарища "великого кормчего"» прошло ровно полвека. Но история случившегося за это время не стала яснее ни на йоту. Авиакатастрофа продолжает считаться «странной», а относительно причин и обстоятельств её единого мнения до сих пор нет.

Линь Бяо родился в 1907 году в Хуангане, провинция Хубэй, в богатой купеческой семье, не имевшей ничего общего с бедным классом, который так очаровывал его будущего коллегу Мао в юные годы последнего. Вскоре отец отправил Бяо в Шанхай для продолжения учёбы, и там он впервые соприкоснулся с коммунистической теорией. С младых ногтей Линь Бяо интересовался военным делом и в 1925 году поступил в недавно созданную Военную академию Вампоа в Гуанчжоу, где быстро стал одним из главных героев начавшегося в 1934 году Великого похода. В результате него Мао Цзэдун сделался неоспоримым лидером Коммунистической партии и революции в Китае.

Когда в 1938 году Линь Бяо заболел туберкулёзом и был серьёзно ранен во время столкновения с японскими комбатантами, его отправили в Москву для лечения. Параллельно с этим Линь работал представителем Китая в Коммунистическом интернационале. Это был самый яркий эпизод в его жизни, поскольку там он установил прямые связи с представителями многих других коммунистических партий мира и с основными советскими лидерами, включая самого Иосифа Сталина.

По возвращении в Китай из СССР в 1942 году Линь Бяо назначили главнокомандующим армией в Маньчжурии, где он руководил 280 тыс. солдат. Выигранные им сражения имели решающее значение для победы над Чан Кайши, главным соперником Мао Цзэдуна в борьбе за власть. Однако ослабленное здоровье помешало ему занять более важные должности, и он оставался в течение многих лет «просто» заместителем министра обороны. Но не было бы счастья, да несчастье помогло: приболевшего Линя не взяли в команду, руководившую «Большим скачком», и провал кампании не подпортил биографию Бяо. А тесные отношения с будущим великим лидером Линь Бяо продолжал поддерживать, несмотря на свою удалённость от больших дел, и в конце концов Мао назначил его главнокомандующим вооружёнными силами и министром обороны.

 

«Красная книга»

Однако особенно ярко он подал себя как человек, ответственный за «распространение мысли Мао Цзэдуна по всему миру», выступив с текстом «Да здравствует победа народной войны». Это трактовалось как официальное заявление о том, что «коммунистический лидер [Мао Цзэдун] имеет универсальные устремления через интерпретацию марксизма, привлекающую множество партизанских групп по всей планете, которые с энтузиазмом воспринимают новую перспективу глобального противостояния коммунизма и могущественных капиталистических сил». 

Строки, вышедшие из-под пера Линь Бяо, были оценены в Китае как «большой успех», хотя через некоторое время Бяо сумел затмить своё же собственное литературное достижение книгой небольших (физических) размеров. Но ставшей настоящим хитом — «Красной книгой», более известной как цитатник Мао Цзэдуна.

Это стало своего рода окном в мышление Мао, к которому китайцы могли и обязаны были обращаться в любое время, чтобы узнать, как должен себя вести идеальный революционер. Миллионные тиражи цитатника, напечатанного на десятках языков, были переплетены красным коленкором, отсюда и его название. Всего 57 страниц в оригинальном издании, которые были разделены на 33 главы с 424 цитатами. Китайский язык велеречив и многословен устно, но на письме он удивительно лаконичен, о чём говорят переводы цитатника. Например, в испанской версии «Красной книги» те же 424 цитаты занимают 329 страниц того же размера, что в китайской — карманного, удобного для обязательного хранения каждым солдатом армии КНР в соответствующем отделении гимнастёрки, прямо у сердца. 

 

С «великим кормчим»

Сам Линь, к тому времени уже достаточно известная в мире политическая персона, объяснил в прологе цитатника, что было бы хорошо «выучить ключевые фразы великого лидера наизусть» и не стесняться повторять их при каждом удобном случае. Западные историки считают, что «литературные экзерсисы Линя в большой степени спровоцировали кровавую Великую культурную революцию, первой жертвой которой в 1966 году стал Лю Шаоци, номинально занимавший пост главы республики, но в конечном итоге оказавшийся расходным материалом. Престиж и доверие к нашему главному герою выросли настолько, что в 1969 году китайская партия и правительство официально объявили его «преемником Цзэдуна».

 

Несчастный случай

Линь Бяо вплотную занялся укреплением своего имиджа будущего вождя. И это не понравилось Мао Цзэдуну. Особенно показателен в данном смысле эпизод, связанный с советско-китайским конфликтом на острове Даманский, в результате которого погибло 58 советских воинов и около 300 — китайских. По оценкам многих экспертов, как советских, так и западных, конфликт мог повлечь за собой Третью мировую войну. «Великий кормчий» рассчитывал заключить мирное соглашение с СССР при посредничестве Соединённых Штатов. Его преемник не согласился с мнением друга и начальника, настаивая на прямом разговоре с Москвой. Именно тогда между товарищами впервые пробежала чёрная кошка.

«Пик активности противостояния пришёлся на начало 1971 года, когда Мао решил сместить Линя. Бяо сопротивлялся, но почёл за лучшее покинуть Пекин в августе того же года. Долгое время никто не знал, где он. Как ни странно, Цзэдун в это время тоже исчез и появился на людях только после 13 сентября. Вечером того дня самолёт китайских ВВС Hawker Siddeley Trident вылетел из города Циньхуандао, провинция Хэбэй, и взял курс на север. В 3 часа ночи он разбился на китайско-монгольской границе, в результате чего погибли восемь пассажиров. По всей видимости, речь шла о Лине и его ближайшей семье», — пишет историк Иван Виткер.

Различные версии происшедшего сильно отличаются друг от друга. Особенно заметно это стало после того, как официальная китайская документация по инциденту была уничтожена. Преобладает гипотеза, что заговор Бяо против Мао под кодовым названием «Проект 571», реализация которого должна была состояться 8 сентября, потерпел неудачу из-за отсутствия поддержки, и Линь решил бежать на самолёте, сбитом в итоге китайскими зенитными батареями уже в воздушном пространстве Монголии. 

Другая теория указывает на то, что это был заговор последователей «близкого товарища», которые пытались убить великого лидера, чтобы вести переговоры о воссоединении страны с Тайванем. Это покушение (неудачное) побудило обоих покинуть столицу, после чего Линь решил уехать в СССР. 

Третья гипотеза предполагает, что Бяо был схвачен в Пекине вместе с семьёй и сразу же убит. А «неудачный полёт самолёта» — лишь имитация побега официального преемника, чтобы подать это в прессе как «маршал отказался от претензий на место вождя и позорно бежал, но ему не повезло».

СССР, в свою очередь, не склоняясь ни к одной из трёх озвученных версий, обнародовал четвёртую: самолёт разбился, летя слишком низко, чтобы избежать китайских радаров.

Линь в современной китайской истории остался великим злодеем, возможным автором гигантского заговора, границы и содержание которого в итоге не были раскрыты. Конкретных обвинений против него так и не выдвинули, за исключением попытки представить маршала «главным виновником преступлений, вершившихся в годы Культурной революции» (в ходе которой, по разным оценкам, погибло от 30 до 40 млн китайцев). Однако в последние годы его стали осторожно называть одним из великих маршалов, основавших Китайскую Народную Республику. По всей видимости, это намёк на то, что историкам в недалёком будущем может открыться доступ к материалам, освещающим различные грани его жизни.

 

Читайте дальше