Право быть непобедимыми

Дмитрий Беличенко

Художники студии Грекова специализируются на батальной живописи. Одна из картин, написанная замечательным баталистом Евгением Алексеевичем Корнеевым, называется «На Лужском рубеже».

Евгений Алексеевич, народный художник России (2007), лауреат Государственной премии РФ (1996) и премии Ленинского комсомола (1978), мастер диорам «Взятие Уфы», «Шуя», «Лобня», «Блокада Ленинграда». Полотно «На Лужском рубеже» тоже смотрится как часть от целого, фрагмент битвы. На переднем плане расчёт «сорокопятки», ведущий огонь по вражеским танкам прямо с железнодорожных путей. Слева и справа артиллеристов поддерживает пехота. Кругом густой дым и огонь, на заднем плане — немецкие танки, похоже, «двойки» и «тройки». Скорее всего, на картине изображён эпизод 20 августа, когда немцами была перерезана железная дорога под Чудово.

Что это за Лужский рубеж? Данное событие явно не на слуху и относится к первому периоду войны. Школьная программа разворачивает Московскую, Сталинградскую и Курскую битвы, уделяя немного времени героической обороне Севастополя, Одессы, Ленинграда.

Странно, что о таком значимом в первом периоде Великой Отечественной войны событии, как оборона Лужского рубежа, написано и сказано так мало. «Лужская катастрофа», «Лужский котёл» — эти характеристики использовались для данного события позднее. До сих пор десятки долговременных огневых точек стоят на линии забытого рубежа, а на Лангиной горе поставлен памятник его защитникам.

Триста километров — расстояние небольшое. По прямой для машины часа четыре. Но, для того чтобы прикрыть 300 км фронта, нужно от 20 до 50 пехотных дивизий из расчёта, что каждая пехотная дивизия способна прикрыть в зависимости от ситуации, рельефа местности, особенностей противостояния от 8 до 20 км фронта при насыщении артиллерией до 48 76-миллиметровых орудий на одну дивизию (Владимир Триандафиллов «Характер операций современных армий», часть вторая «Исходное положение»). Расчёты, правда, советский военный теоретик делал, предполагая противодействие достаточно слабосильной польской армии, да ещё руководствуясь представлениями прежней войны о роли самолётов в прорыве обороны. Жизнь внесла свои коррективы, и удерживать фронт пришлось во много раз меньшими силами в условиях полного господства вражеской авиации, жёсткого дефицита артиллерии и средств противотанковой обороны, боеприпасов, средств связи. Единственное, что было в избытке у защитников Ленинграда, — это мужество.

22 июня 1941 года, в первый день войны, стало ясно, что немцев удержать не получается, и армия откатывается назад. Возникла угроза захвата Ленинграда, которую трудно было недооценить. С падением Северной столицы мы лишались единственной базы Балтийского флота, стратегически важных оборонных предприятий; фактически теряли северо-запад страны. Срочно прибывший в город трёх революций заместитель народного комиссара обороны СССР Кирилл Мерецков приказал строить оборонительные рубежи на подступах к городу. Этим занялся генерал-лейтенант Константин Пядышев, заместитель командующего ЛВО. Константин Пядышев воевал в Первую мировую войну (закончил в чине штабс-капитана), Гражданскую (закончил в должности командира бригады), Финскую (закончил командиром корпуса).

Во все времена оборонялись с использованием естественных водных преград. Поэтому самым выигрышным представлялось делать линии обороны вдоль бассейна реки Луга и далее по Мшаге, Шимску до озера Ильмень. 25 июня план был утверждён, но армии было не под силу выкопать более 250 км оборонительных сооружений. И на строительство Лужского рубежа, объявив всеобщую трудовую повинность, вывозили трудоспособное население Ленинграда и близлежащих населённых пунктов. 450 тыс. человек посменно копали лопатами землю, рубили лес и заливали бетон. Монтировали десятки километров электрозаграждений, возводили доты с использованием корабельной брони. Люди гибли в результате ежедневных бомбёжек. Начались бои, но строительство рубежа не прекращалось. А в августе немцы стали дотягиваться до недостроенных укреплений тяжёлыми пушками. Женщины, подростки, старики умирали с лопатами в руках. Понятие «мирное население» было дезавуировано немецкими пикирующими бомбардировщиками, наводившимися по светлым платьям и белым платкам женщин, копающих противотанковые рвы, и дальнобойной артиллерией, работающей по площадям.

4–5 июля была сформирована Лужская оперативная группа, занявшая оборону на одноимённом рубеже. В неё входило семь стрелковых дивизий, одна стрелковая бригада, сводные отряды курсантов Ленинградского пехотного и артиллерийского училищ, ополченцы, моряки, откомандированные с кораблей Балтфлота. Много меньше, чем должно было быть согласно военной науке. Обороняться по науке не получалось, командиры подчиняли себе и ставили на линию обороны всех, кто мог держать в руках оружие.

Уже 12 июля 4-я немецкая танковая группа, двигаясь в направлении Псков — Луга, вступила в бой с частями прикрытия Лужской оперативной группы в районе реки Плюссы. Танковые клинья — явление для нашей армии новое. Оборона была прорвана, но Пядышев перебросил к месту прорыва свой оперативный резерв, танки и артиллерию. Генерал Рейнхард, увидев, что пробиться не удаётся, попытался обойти позиции русских по болотистой местности, однако, потеряв несколько машин, быстро понял буквальное значение незнакомого для него термина «топь». Тем не менее при помощи диверсантов из «Бранденбурга-800», переодетых в советскую форму, удалось захватить мост через Лугу и несколько плацдармов на восточном берегу. За них развернулось настоящее сражение. Одновременно под Сольцами наши танковые части нанесли контрудар и отбросили немцев на несколько километров. Силы защитников и немцев были исчерпаны. Стороны перешли к обороне. Таллинская операция и кровавая Смоленская битва не позволяли захватчикам перебросить дополнительные силы под Лугу.

22 июля генерала Пядышева арестовали. На следствии и на суде ему предъявили обвинения в антисоветской агитации, в потере связи с войсками, в контрреволюционных действиях. Это походило на какой-то фарс: опытный, вменяемый военачальник был обвинён в том, что допускал с 1937 года среди своих знакомых и родных антисоветские суждения о коммунистической партии и советской власти, и осуждён на 10 лет. Будущий маршал Александр Василевский лично ходатайствовал об освобождении Константина Пядышева как ценнейшего военачальника, но безуспешно. Летом 1944-го Константин Пядышев, лишённый звания и наград, умер в лагерном лазарете.

Тем временем Лужская трагедия продолжала разворачиваться дальше. К 8 августа немцы начали прорыв в районе Кингисеппа и к 14 августа вышли на оперативный простор. Одновременно с этим танки Эриха фон Манштейна обрушили нашу оборону на Новгородском направлении. 20 августа перед очередью беженцев на Московском вокзале закрылись окошки касс. Продажа билетов на поезда была прекращена «до особого распоряжения». В этот день немецкие танки перерезали железнодорожное сообщение в районе Чудово. 24 августа была захвачена Луга, 25-го — Любань. К 30 августа остатки Лужской оперативной группы оказались в котле. Бои продолжались до середины сентября. Около 20 тыс. бойцов попало в плен, 13 тыс. смогли прорваться к своим, переплывая холодный Волхов под огнём. В результате немцам не удалось полностью замкнуть блокадное кольцо и отрезать Ленинград от Ладожского озера.

Фактически Лужский рубеж был потерян. Однако в стратегическом плане оборона на Луге стала одной из первых удачных оборонительных операций 1941 года, которая позволила Ленинграду устоять.

Сегодня мало кто помнит о Невском пятачке, Лужском рубеже и других сражениях, которые не являются громкими победами нашего оружия, но про которые можно сказать словами Наполеона после Бородино: «…русские стяжали право быть непобедимыми…»

Читайте дальше