Союз трёх императоров

Николай Побываев

Современный мир держится на основе структур и соглашений, выработанных после Второй мировой войны. Они позволяют обеспечивать мир и не допускать войн. Между тем 150 лет назад на европейском континенте существовала система союзов между тремя империями, которая в некотором смысле предваряла современные структуры мировой безопасности. Речь идёт о Союзе трёх императоров: Германии, России и Австро-Венгрии, который обоснованно считается утраченным шансом на прочный мир в Европе.

Рукопожатие императоров в Вене

 

Расстановка сил

После Франко-прусской войны (она же Франко-германская война в современной историографии[1]) канцлеру теперь уже единой Германской империи[2] Отто Бисмарку необходимо было одновременно утвердить место новой великой державы на европейской арене и лишить недавно разгромленную Францию возможности реванша. Для этих целей ему было необходимо заручиться поддержкой ближайших соседей — Российской и Австро-Венгерской империй. При этом его постоянно преследовали так называемый cauchemar des coalitions[3] и угроза гипотетической войны на два фронта. Он понимал, что поражение Франции может теоретически подтолкнуть её в объятия России, которая ещё недавно во время войны Германии с Францией угрожала выступить против Австро-Венгрии, если та поддержит французскую сторону. Из этого логично вытекала необходимость замирить Австро-Венгерскую и Российскую империи, в перспективе создав союз трёх монархий.

Австро-Венгрия же, сфера интересов которой в силу географического положения находилась на Балканах, стремилась противодействовать растущему влиянию России в этом регионе, заручившись иностранной поддержкой. После того как англо-австрийское сближение на антирусской почве не удалось в том числе из-за политики «блестящей изоляции[4]», которой придерживалась Британская империя, Австрия была вынуждена искать пути компромисса и раздела с Россией сфер влияния на полуострове.

Российская империя, которая во время Франко-германской войны придерживалась благожелательного нейтралитета, преследовала собственные цели. Ей необходимо было избавиться от унизительного запрета иметь флот на Чёрном море, навязанного в 1856 году Парижским мирным договором[5], одним из творцов которого был как раз Наполеон III. Поэтому ещё до окончания войны Германии с Францией, когда стало ясно, что Вторая империя близка к краху, канцлер Александр Горчаков разослал всем великим державам ноту, в которой заявлял, что Россия более не считает себя связанной этим соглашением и возвращает себе свободу действий на Чёрном море. Канцлером был создан casus belli[6], но ни одна из держав-гарантов[7] Парижского договора была не в состоянии в то время вести войну. Дело ограничилось лишь дипломатическими протестами Австро-Венгрии и Британии. В то же время Россию пугал гипотетический союз усилившейся Германии и Австро-Венгрии, поэтому она искала возможности примкнуть к нему, чтобы нейтрализовать для себя будущие угрозы. К тому же она активно искала союза с великими державами из-за обострившейся конфронтации с Британской империей, также известной как «Большая игра[8]», ведь полным ходом шло покорение Россией Средней Азии.

 

Начало

В нач. 1872 года в Берлине состоялось свидание трёх императоров, предваряющее само заключение соглашения. Несмотря на торжественный характер встречи, основную тяжесть переговоров взяли на себя Александр Горчаков и Отто фон Бисмарк. Они договорились, что Германия в будущем союзе возьмёт на себя роль арбитра в случае возникновения разногласий между Австро-Венгрией и Россией.

Затем настала очередь реальных шагов по установлению сотрудничества. На этот раз инициатором выступала российская сторона. Русский фельдмаршал граф Фёдор фон Берг[9] предложил проект военной конвенции между Германией и Россией. Бисмарк поддержал идею договора, добавив, что он «не будет иметь силы, если к нему не примкнёт Австрия[10]». Для подписания конвенции в Петербург уже в следующем году приехала немецкая делегация: кайзер Вильгельм I в сопровождении Отто фон Бисмарка и фельдмаршала Гельмута фон Мольтке. В конвенции каждой из держав давалось право прекратить её действие через два года, после того как одна из сторон предупредит об этом другую. В торжественной обстановке 6 мая 1873 года конвенция была подписана с русской стороны фельдмаршалом Бергом, с немецкой — фельдмаршалом Мольтке. В тот же день оба монарха, германский и российский, ратифицировали этот документ.

Александр II и Александр Горчаков

 

Вопреки планам Отто фон Бисмарка Австрия отказалась присоединяться к конвенции, опасаясь быть вовлечённой в конфликт с Великобританией. Однако 6 июня 1873 года в Шёнбрунне состоялось подписание договорённостей между австрийским и русским императорами, которые ни к чему не обязывали лидеров обеих держав, а в случае конфликта с третьей оба императора должны были «сначала сговориться между собой, чтобы условиться относительно образа действий[11]». Германская империя присоединилась к Шёнбруннскому соглашению 23 октября 1873 года. Так этот союз и получил обиходное название — «Союз трёх императоров».

 

Кризисы

В нач. 1875 года союзу предстояло испытание на прочность: разразилась «военная тревога[12]» между Германией и Францией. Бисмарк хотел воспользоваться стремлением Франции к реваншу, чтобы выставить её агрессором. Но благодаря французской дипломатии, которая обратилась одновременно к Александру II и королеве Виктории, конфликт удалось разрешить. В итоге в образе агрессора предстал сам германский канцлер, а российскому императору достались лавры миротворца.

Не успела улечься «военная тревога» 1875 года, как на горизонте замаячило ещё одно испытание для союза, едва ли не самое сложное за всё время его существования. 9 июля 1875 года в Боснии и Герцеговине началось восстание против турецкого ига, охватившее вскоре почти все Балканы. Восстание, направленное на гипотетическое восстановление «Великой Сербии», не могло оставить «лоскутную империю», как часто называли Австро-Венгрию из-за неоднородности национальных образований, входивших в её состав, в стороне. При посредничестве Австро-Венгрии, России и Германии турецкому султану было предложено передать через консулов этих стран требования христианских народов полуострова. Однако султана поддерживала Британская империя. В результате все попытки мирного урегулирования были сведены на нет, а 24 апреля 1877 года Россия объявила войну Османской империи. Сан-Стефанский мир, подписанный 3 марта 1878 года, вынуждал Россию иметь дело с англо-австрийской коалицией. В связи с этим Россия обратилась за помощью к Германии, но Отто фон Бисмарк лишь настоял на созыве общеевропейской конференции в Берлине.

Карикатура в британском журнале «Панч». Союз трёх императоров и «кукловод» Бисмарк

 

На Берлинском конгрессе, открывшемся 13 июня 1878 года и продолжавшемся ровно месяц, российский канцлер Александр Горчаков и посол в Великобритании Пётр Шувалов[13] получили от Бисмарка поддержку лишь в вопросах, касавшихся интересов Турции. В остальном германский канцлер сыграл роль «честного маклера[14]», которую он ранее обозначил в так называемом Киссингенском трактате.

Дальнейший период отношений между Германией и Россией характеризовался охлаждением на почве экономики. В результате мирового аграрного кризиса обострилась борьба за рынки сбыта сельскохозяйственных товаров. После обнаружения чумы в Астраханской губернии Бисмарк установил полный запрет на ввоз скота из России. Это не осталось без внимания русской славянофильской прессы. Публикацией в газете «Голос» было положено начало русско-германским «газетным войнам». Следом произошло повышение немецких пошлин на русский хлеб. Накал напряжения удалось снять только после личной встречи Александра II и Вильгельма I 3–4 сентября 1879 года в местечке Александров (ныне польский город Александрув-Куявски) близ русской границы.

Однако пресловутая «династическая солидарность» больше не играла такой роли, как прежде. 7 октября 1879 года сам Вильгельм I подписывает подготовленный Бисмарком тайный австро-германский союзный договор, в котором отдельно обговаривалось вступление в войну против России, если одна из союзных держав подвергнется её нападению.

Отто фон Бисмарк

 

Толчком к возобновлению союза послужила смена правительства в Великобритании. Новый кабинет Уильяма Гладстона, пришедший к власти в апреле 1880 года, взял курс на сближение с Россией. Вена больше не могла рассчитывать на поддержку Лондона в турецком вопросе. Всё это вновь толкало Австро-Венгрию на сближение с Берлином и Петербургом.

Договор, также вошедший в историю под названием «Союз трёх императоров», был подписан 18 июня 1881 года. В отличие от своей первой итерации, бывшей, скорее, консультативным пактом, это было соглашение о нейтралитете в случае войны с четвёртой державой: «В случае если бы одна из высоких договаривающихся сторон оказалась в состоянии войны с четвёртой великой державой, две другие сохранят по отношению к ней благожелательный нейтралитет и приложат старания к локализации конфликта[15]».

Вступлением в этот союз Бисмарку удалось в очередной раз отсрочить франко-русское сближение. Уязвим договор был только в случае обострения ситуации на Балканах, которая до сер. 1880-х годов оставалась спокойной. В 1884 году договор продлили ещё на три года. Однако 14 ноября 1885 года из-за незначительного пограничного спора началась Сербско-болгарская война, завершившаяся победой Болгарии и признанием целостности её территории. Война породила кризис в австро-русских отношениях. Ни о каком продлении Союза трёх императоров более не могло быть и речи.

 

Отзвуки соглашений

На этом историю Союза трёх императоров можно было бы завершить, если бы не стремление Бисмарка в очередной раз обезопасить себя от франко-русского сближения. В апреле 1887 года царь Александр III поручил начать переговоры о замене истекшего Союза трёх императоров на двустороннее русско-германское соглашение, исключавшее Австро-Венгрию по причине разразившегося кризиса. Договор был подписан в Берлине 18 июня 1887 года российским послом в Берлине Павлом Шуваловым[16] и Отто фон Бисмарком. Согласно статье I[17] договора Германия и Россия обещали соблюдать нейтралитет в случае нападения Франции на Германию или Австро-Венгрии на Россию. Важнейшим условием договора являлось то, что обе державы гарантировали себя от войны на два фронта. Договор заключался на два года, однако в связи с отставкой Бисмарка в марте 1890 года так и не был продлён новым немецким правительством во главе с канцлером Лео фон Каприви.

Вскоре после этого была заключена франко-русская военная конвенция. Отказ новой немецкой элиты от союзных отношений с Россией толкнул её в объятия Франции. Как писала современный немецкий историк Сигрид Вегнер-Корфес, «спешно принятое решение немецкого правительства не продлевать действие договора о подстраховке привело к обострению международного положения в Европе и дало стимул милитаристским силам во всех государствах. Поэтому это решение следует охарактеризовать как основополагающую ошибку немецкой внешней политики. Оно внесло существенный вклад в то, что царская внешняя политика начиная с 1891 года была вынужденно ориентирована преимущественно на политический, военный и финансовый союз с французской республикой[18]». Складывание в Европе двух враждебных военных блоков привело к Первой мировой войне, которую Германии пришлось вести на два фронта.

 

 

[1] Бодров А.В., Власов Н.А. Железо и кровь. Франко-германская война. — СПб., 2019.

[2] Германская империя была провозглашена 18 января 1871 года в Зеркальном зале Версальского дворца.

[3] Cauchemar des coalitions (франц.) — «кошмар коалиций».

[4] «Блестящая изоляция» — политика Великобритании во второй пол. XIX века, заключавшаяся в отказе от участия в длительных союзах на европейском континенте.

[5] Чёрное море провозглашалось нейтральным. России и Турции было запрещено иметь там флот, а также военные крепости и арсеналы. Черноморские проливы объявлялись закрытыми для военных судов всех стран. Россия возвращала Турции Карс в обмен на захваченные союзниками Севастополь, Балаклаву и другие города в Крыму; уступала Молдавскому княжеству устье Дуная и часть Южной Бессарабии.

[6] Casus belli (лат.) — случай для войны, военный инцидент.

[7] То есть Россия, Франция, Австрия, Великобритания, Сардиния, Турция и Пруссия.

[8] «Большая игра» — соперничество между Британией и Россией за господство в Центральной Азии в XIX веке. В обиход выражение введено Редьярдом Киплингом.

[9] Фёдор Фёдорович фон Берг (1794–1874) — русский военачальник, генерал-квартирмейстер Главного штаба Его Императорского Величества. Происходил из остзейских дворян. Участник Отечественной войны 1812 года и Заграничных походов русской армии 1813–1814 годов. С 1820 года на дипломатической службе. Участник Польской кампании 1831 года. В октябре 1843 года назначен генерал-квартирмейстером Главного штаба. В Крымскую войну назначен финляндским генерал-губернатором. В 1863 году, в разгар польского восстания, назначен польским генерал-губернатором.

[10] История дипломатии. Том 2. — С. 440. — М., 1963.

[11] http://www.hist.msu.ru/ER/Etext/FOREIGN/3imper.htm

[12] «Военная тревога» 1875 года — военно-политический кризис в Европе, возникший из-за угрозы новой войны между Францией и Германией.

[13] Пётр Андреевич Шувалов (1827–1889) — граф, русский государственный и военный деятель. С 1845 года на военной службе. Участник Крымской войны. Участвовал в работе Парижского конгресса. В 1874 году Шувалов стал членом Государственного совета и был назначен Чрезвычайным и Полномочным послом в Великобритании. Пётр Андреевич был кавалером российcких (Святой Анны I степени, Святого Станислава I степени, Святого Александра Невского, Святого Владимира II степени) и иностранных орденов, награждался медалью в память войны 1853–1856 годов.

[14] Рамбо Лависс. История. XIX век. Том 7. — С. 116.

[15] http://www.hist.msu.ru/ER/Etext/FOREIGN/3imper.htm

[16] Павел Андреевич Шувалов (1830–1908) — граф, русский придворный и государственный деятель, дипломат. Участник Крымской войны, состоял адъютантом при великом князе Николае Николаевиче. В 1859 году получил назначение во Францию, произведён во флигель-адъютанты. Участвовал в подавлении Польского восстания 1863 года и Русско-турецкой войне 1877–1878 годов. В 1885 году перешёл на дипломатическую службу, получил назначение в Берлин. Пользовался расположением германских императоров, являлся сторонником прочного сближения России с Германией.

[17] Перестраховочный договор // Сборник договоров России с другими государствами 1856–1917 гг. — С. 268.

[18] Sigrid Wegner-Korfes. Otto von Bismarck und Russland. — S. 163.

Читайте дальше