Русские Помпеи

Беседовал Владимир Рудаков

Великий Новгород славен не только богатой историей, но и археологическими находками. О самых главных из них «Историку» рассказал заместитель директора Института археологии РАН, член-корреспондент РАН, доктор исторических наук Петр Гайдуков.

Среди прочих уникальных находок берестяные грамоты стоят особняком. Они позволили по-новому взглянуть не только на прошлое самого Великого Новгорода, но и на всю средневековую историю Руси. Обнаружение каждой из них — волнующее научное событие. Первая берестяная грамота была найдена в Новгороде ровно 70 лет назад — 26 июля 1951 года. До этого момента о существовании такого рода исторических источников ученые могли лишь догадываться…

 

Берестяные грамоты

Неужели до 1951 года берестяные грамоты никогда не находили?

— Никогда. Да и систематических раскопок в Новгороде долгое время не велось. Однако основатель Новгородской археологической экспедиции Артемий Владимирович Арциховский, приступивший к работам в Новгороде в 1932 году, всегда ждал таких находок и надеялся на их появление. Будучи прекрасным знатоком древнерусских письменных памятников, в разговорах он приводил цитату из сочинения Иосифа Волоцкого, писавшего про Сергия Радонежского: «В обители блаженного Сергия и самые книги не на хартиях писаху [то есть не на пергаменте. — «Историк»], но на берестех». Кроме того, Арциховскому были известны русские берестяные рукописи XVII–XIX веков. Так что о письменности на бересте он знал, но те книги были написаны чернилами, и Арциховский ожидал увидеть чернильную грамоту в Новгороде…

Грамота № 109. От Жизномира к Микуле (дело о покупке краденой рабыни). Первое 20-летие XII века

 

Поэтому, когда на Неревском раскопе нашли первую грамоту, Арциховский, очень ждавший этого открытия, был удивлен, что буквы не написаны чернилами, а процарапаны. Всего же в сезоне 1951 года было найдено 10 грамот и несколько надписей на различных бытовых предметах. Это стало абсолютной сенсацией, которая прогремела на всю страну. Осенью того же года Арциховский сделал доклад на Президиуме Академии наук СССР о новейших раскопках в Новгороде, показал грамоты и другие находки, рассказал о перспективах новгородской археологии. Президиум Академии наук выделил Институту истории материальной культуры АН СССР большие деньги на продолжение и значительное расширение работ. И в 1952-м вместо раскопа в 300 кв. м, каким был раскоп предыдущего года, было заложено несколько раскопов, общая площадь которых достигла 1500 кв. м.

Чернильные грамоты в итоге нашли?

— Уже в 1952 году в слоях второй половины XV века была найдена первая чернильная грамота: ей присвоили номер 13, и, видимо, этот номер ее и погубил. Археологи сразу не стали разбирать чернильную надпись, побоявшись угасания текста. Грамота была передана в специализированную криминалистическую лабораторию для чтения в инфракрасных лучах… где она затерялась и пропала. Такая грустная история…

Вторую грамоту, написанную чернилами, нашли в Новгороде спустя 20 с лишним лет, в 1974 году, в слоях середины XV века. Ей присвоили номер 496. Так что там всего две чернильных берестяных грамоты пока найдено.

Но если брать общее число известных сегодня берестяных грамот, то такого количества, как в Новгороде, больше нет нигде в России?

— Да. И, хотя уже в 1952-м была найдена первая грамота в Смоленске, а потом и в Пскове, Витебске, Мстиславле, Старой Руссе, Москве, ряде других городов, в  Новгороде ситуация совершенно уникальная. Такого массива больше нигде нет. Судите сами: к окончанию сезона 2020 года нам известно 1135 новгородских грамот. В Старой Руссе, к примеру, за весь период раскопок нашли 51 грамоту, в Торжке — 19, в Смоленске — 13, в Пскове — 8, в Твери — 5, в других городах — от 1 до 3 грамот.

Открытие берестяных грамот называют революционным событием в науке. Вы согласны с такой оценкой?

— Во многом это так, потому что грамоты — это новый вид древнерусских письменных источников XI–XV веков, связанный с неофициальной частной перепиской. Ведь до нас дошли от этого времени в основном официальные акты или церковные книги, создававшиеся по своим канонам и сохранившие книжную речь. А здесь частная переписка, запечатлевшая устную речь новгородцев.

Ряд берестяных грамот, найденных на Неревском и других раскопах, содержит имена лиц, известных по иным письменным источникам. В частности, грамоты значительно дополняют историю боярской семьи Мишиничей — Онцифоровичей, представители нескольких поколений которой в XIV–XV веках избирались в Новгороде на посадничество. Благодаря раскопкам и берестяным грамотам мы узнали, на каких улицах и в каких усадьбах жили члены этой семьи.

Грамоты дают огромное количество информации и по истории русского языка. Арциховский очень серьезно и ответственно относился к их публикации. Первый том академической серии «Новгородские грамоты на бересте» он издал в соавторстве с Михаилом Николаевичем Тихомировым, крупным специалистом по древнейшему летописанию. Позже к изучению языка берестяных грамот Арциховский привлек лингвиста Виктора Ивановича Борковского, и три тома этой серии были подготовлены вместе с ним. Арциховский отвечал за исторические комментарии, а Борковский — за лингвистические.

Работы на Неревском раскопе под руководством Артемия Арциховского

 

Уже в 1960-х годах к изучению и изданию берестяных грамот подключился один из учеников и последователей Арциховского — Валентин Лаврентьевич Янин, который с 1962 года стал начальником Новгородской археологической экспедиции. С его именем связаны несколько десятилетий археологического изучения Новгорода и много волнующих открытий в этом русском городе.

Позже грамотами заинтересовался лингвист Андрей Анатольевич Зализняк. В 1982 году он впервые приехал в Новгород и до конца своих дней оказался вовлечен в эту интеллектуальную работу. Вместе с Яниным им изданы пять томов серии «Новгородские грамоты на бересте». Изучая язык новгородских грамот, Зализняк пришел к выводу, что толкование многих сюжетов, предпринятое Борковским, было неверным. В первой половине XX века считалось, что существовал единый древнерусский язык, а потом он разделился на русский, украинский и белорусский. Написания отдельных непонятных слов Борковский относил к ошибкам. Зализняк изучил весь массив берестяных грамот и пришел к заключению, что это не ошибки, а присущая тому времени норма разговорной речи новгородцев, запечатленная в текстах грамот и неизвестная ранее. В результате он фактически открыл древний новгородский диалект, имеющий ряд лингвистических особенностей. Поэтому с точки зрения истории русского языка эти грамоты дали и дают очень много.

Академик Валентин Янин, руководивший Новгородской археологической экспедицией более 50 лет

 

Культурный слой

С чем связано такое количество найденных берестяных грамот именно в Новгороде?

— Прежде всего с тем, что средневековый Новгород — это богатый город с развитой письменной культурой, при этом вся боярская элита жила в черте города. Вместе с тем бояре располагали огромными земельными владениями на территории Новгородской республики, и для коммуникации между ними грамоты были просто необходимы. Также без интенсивной переписки, бухгалтерского учета, всего того, что требовало записи, не могла обойтись обширная торговля, которую вел Новгород.

Но и грунт новгородский, конечно, особый: он позволил сохранить то, что в других местах, видимо, бесследно пропало…

— Новгородский культурный слой — это абсолютный феномен, просто чудо света! Он великолепно сохраняет органические остатки. Множество средневековых городов имеет значительный культурный слой, особенно на северо-западе России, а также в странах Балтийского региона, потому что там сыро (чем южнее, тем этот слой более сухой, а значит, истлевает вся органика). Но Новгород является совершенно уникальной, удивительной по своей сохранности археологической кладовой. Культурный слой здесь накапливался очень интенсивно, поскольку не гнил. Грунтовые воды стоят высоко к поверхности; лето на северо-западе короткое, осень и весна сырые, зима холодная — все это способствовало сохранению органики. По мощности и размеру такого культурного слоя, как в Новгороде, в мире больше нет.

Почему?

— По разным причинам. Во-первых, образовавшись однажды на ровном глинистом месте, город никуда не передвигался, не менял своего расположения. В этом смысле вся его тысячелетняя история лежит буквально под ногами: когда идешь по Новгороду, не забывай, что под тобой три-пять метров культурного слоя с остатками улиц, домов, с большим количеством утилизированных и потерянных древних предметов.

Во-вторых, культурный слой губят ямы. Люди для своих нужд постоянно роют их (строят жилища, погреба, врывают столбы и т. д.), и эти ямы буквально «пробивают» культурный слой, перемешивая его. А в Новгороде попробуй вырыть яму — она сразу заполнится водой, и водой плохой, которую нельзя пить. Поэтому новгородцы предпочитали ям не выкапывать, дома ставили без всякого фундамента на бревенчатых подкладках, и это спасло культурный слой. Он нарастал вроде бы неприметно, но вместе с тем очень интенсивно. В некоторых местах города мог нарастать в среднем почти по метру за сто лет! Конечно, говорить, что каждый год откладывалось по сантиметру, нельзя. Не будем забывать, что бич всякого древнерусского города — это пожары. Человек, который строил дом, знал, что на своем веку он еще будет строить дом, поскольку если пожар случится не у тебя, так у соседа, а не у соседа, так на ближайшей улице и все равно рано или поздно твой дом сгорит. Из-за большой тесноты, скученности построек ветер мог так разнести пламя, что Новгород выгорал целыми кварталами, а иногда и без остатка. Даже через Волхов огонь перемахивал в летнюю сухую погоду, когда уровень воды был низким и река была забита лодками и плотами. И тут нужно отметить еще один момент: когда после пожара люди рубили себе новые дома, то предпочитали остатки от строительства, щепки никуда не выбрасывать, а рассыпать у себя на участке, чтобы было чуть-чуть повыше, чем у соседа, чтобы вода немножко уходила. Вот поэтому за некоторые годы могло накопиться до десяти сантиметров культурного слоя.

Так и возник этот феномен — богатый город, веками стоявший на одном месте и всегда строившийся. Его можно назвать русскими Помпеями, но с одной оговоркой. Если Помпеи погибли от природной катастрофы, то Новгород никогда не прекращал своего существования. Постоянные отходы жизнедеятельности человека копились здесь столетиями, и в итоге слой многометровых отложений хранит в себе несметные сокровища для науки.

1. Грамота № 202, известная как одна из грамот мальчика Онфима. 40–60-е годы XIII века
2. Печать Симеона Гордого, княжившего в Новгороде с 1346 по 1353 год
3. Крест-энколпион. XI век
4. Находки на раскопе Дмитриевский-3: топор, писало, нательный крест, шахматная фигурка, шумящая привеска, грузило. Конец XIV
начало XV века

 

Послевоенная археология

С какого момента идут раскопки в Новгороде?

— Планомерные научные раскопки в древнерусских городах фактически начались в 1930-х. Арциховский свои первые работы в Новгороде провел в 1932-м и в первый же год понял их перспективность. И это несмотря на то, что его раскопки пришлись на такое место, где культурный слой был не самым мощным и жили там не бояре, а ремесленники. В итоге он нашел мастерские игрушечника и кожевенника. Позже он выбрал для работ Ярославово дворище, потому что хотел раскопать княжескую резиденцию.

В довоенное время в городе активно работал и Новгородский музей, но война все эти раскопки остановила. В 1947 году Арциховский возобновил работы на Ярославовом дворище, а также начал копать на Софийской стороне, в самом центре города, на месте строительства здания областного комитета КПСС, в котором сейчас располагается администрация Новгородской области. Эти участки были археологически не то что неинтересные, но не самые важные.

В 1949–1950 годах в силу разных причин Арциховский не работал в Новгороде и даже подумывал переместить свои исследования в Псков. Однако в 1951-м при прокладке коммуникаций к северу от Новгородского кремля была обнаружена средневековая деревянная улица, и Арциховский решил там заложить раскоп. И он попал в такое место, где культурный слой оказался наиболее мощный — восемь метров. Это Неревский конец, место жительства крупных боярских семей, многие представители которых были посадниками. Здесь Новгородская экспедиция провела исследования на крупнейшем в городе Неревском раскопе. Работы длились 12 лет. Изучен почти гектар средневекового Новгорода — с тремя улицами и двенадцатью усадьбами. Именно этот раскоп принес Арциховскому мировую славу как первооткрывателю древнего Новгорода и новгородских берестяных грамот.

Считается, что успех раскопок связан в том числе с тем, что по Новгороду прошла война. Это была беда, с одной стороны, а с другой многие районы города оказались свободными от построек и можно было вести обширные археологические работы…

— Конечно, такого значительного по площади Неревского раскопа просто не было бы, если бы город сохранился. Вы правы, многое было бы по-другому. Арциховский очень переживал за судьбу разоренного Новгорода, потому что хорошо знал его до войны. Он был, в общем-то, маленьким и очень уютным. Большая советская энциклопедия указывает, что в 1937 году в нем проживало 46 тыс. человек. Это был районный центр Ленинградской области. Новгородская область была образована только в июле 1944 года: именно потому, что Новгород так сильно пострадал во время войны, правительство решило, возрождая его, построить здесь промышленные предприятия и сделать его областным городом…

В первые годы после войны уже была практика археологических изысканий перед строительством?

— С программой изучения культурного слоя Новгорода, предваряющего послевоенное строительство, выступил академик Алексей Викторович Щусев — автор проекта восстановления города. Однако из-за неизбежных дополнительных финансовых затрат восстановление пошло без всяких предварительных археологических работ. Рылись котлованы, строились дома — и это можно понять. Город был полностью разрушен, и людям попросту негде было жить. Сейчас послевоенная застройка (если это, разумеется, не масштабные объекты типа здания областной администрации или управления внутренних дел), когда эти дома отслуживают свой век, подвергается сносу, и теперь уже есть законодательство, согласно которому без археологических изысканий строитель не имеет права возводить новые здания.

Так что строительство в первые годы после войны, безусловно, нанесло вред археологии Новгорода, но в целом не тотальный, не катастрофический. А Неревский раскоп стал эталонным: многие использовали и используют методические наработки археологических исследований в Новгороде, проводя раскопки в Пскове и других городах.

 

Процент изученности

Какой процент новгородской территории на сегодня уже исследован? Я имею в виду, конечно, средневековый Новгород.

— Если брать территорию внутри вала Окольного города конца XIV века на обоих берегах Волхова, то это около 300 гектаров. Точного подсчета у нас нет, но я думаю, что сейчас в Новгороде изучено около 60 тыс. кв. м культурного слоя. Получается, примерно два процента. Это, разумеется, немного, но большой город и не может быть изучен на четверть или на половину. Новгород и в наши дни живет, растет и развивается. Здесь трудно добиться каких-то огромных процентов.

Возникли ли в последние годы какие-нибудь способы, методики изучения археологического материала, которые дают новые возможности для изучения Новгорода?

— Методика исследований, несомненно, меняется. Например, появились металлодетекторы. С одной стороны, это беда, потому что их используют все кому не лень. В итоге пышным цветом расцвела нелегальная археология, которую называют «черной». Но, с другой стороны, применение этих приборов археологами в несколько раз увеличило количество мелких металлических находок. Если раньше на раскопах у нас, включая новгородские, любая монета, любая печать были редкостью, то сейчас число найденных монет, печатей, пломб и других металлических предметов выросло многократно.

Конечно, сегодня мы не работаем без антропологов. Их наука очень продвинулась: они по одному зубу могут определить и пол, и возраст, и болезни человека. Затем радиоуглеродное датирование — это такой метод, который позволяет датировать остатки древесины, древние угли и другие находки. Развиваются также биологические дисциплины. Изучаются останки паразитов и даже, представьте себе, мышиный помет. Оказывается, по мышиному помету можно установить, какое зерно ела мышь, узнать его сорт. Наконец, большое развитие получило изучение древней металлургии. Речь идет прежде всего об определении химического состава металла, а по нему вычисляются и рудники, откуда этот металл брался. Так что можно уверенно говорить о том, что в последние годы качество археологических работ значительно повысилось.

Грамота № 1122/1123, найденная в сезоне 2020 года. Первая половина XV века

Печати. XII начало XIII века

Амулет-змеевик. XIII век

Фрагмент берестяной грамоты

 

Что представляет собой сегодняшняя Новгородская экспедиция?

— До 1991 года — до краха Советского Союза — ситуация в Новгородской экспедиции, как и вообще во всей археологии, была в целом благополучной. Экспедиция несколько десятилетий являлась консорциумом трех организаций разных ведомств (так исторически сложилось): Академии наук СССР, Московского университета и Новгородского музея-заповедника. Координация этих трех организаций давала нам возможность работать эффективно, а бюджетное финансирование позволяло проводить очень крупные исследования.

После 1991-го ситуация резко изменилась. Бюджетное финансирование сильно урезали. В итоге последние 20 лет научные раскопки в Новгороде проводились за счет грантовых средств, которые выделял Российский гуманитарный научный фонд, а потом Российский фонд фундаментальных исследований. Но теперь и эта возможность закрывается, поскольку РФФИ перепрофилируется, и в этом году он не объявил никаких конкурсов. Поэтому фактически бюджетного финансирования нет.

С другой стороны, после того как земельные участки стали отдавать в частное пользование, довольно широкое распространение получила коммерческая археология — хоздоговорная или спасательная. Институт археологии РАН во многом за счет заключения договоров с различными организациями и частными собственниками проводит работы по всей стране, и в том числе в Новгороде.

 

Псалтырь и буллотирий

Помимо грамот на бересте какие находки запомнились вам из недавних открытий?

— Вы знаете, их масса. Археологи очень не любят слова «сенсация», «уникальный», хотя иногда приходится их употреблять, потому что уникальные находки действительно встречаются.

Как известно, ценность Новгорода еще и в том, что с годами раскопок копится определенная коллекция тех или иных категорий древностей, которая со временем пополняется и в итоге дает некую новую сумму знаний. Допустим, актовые печати. Эта традиция пришла на Русь из Византии: металлические печати привешивались к документам и удостоверяли их подлинность. Документ рано или поздно терялся или его уничтожали, а печать отрывалась. В Новгороде мы находим довольно много таких печатей — целых или их частей. Речь идет о нескольких сотнях новгородских печатей, а если включить сюда и раскопки на Рюриковом городище, княжеской резиденции в двух километрах от города, то счет переходит уже на тысячи. Собранная коллекция позволяет изучить функционирование всего государственного механизма Новгорода. Здесь и церковная власть (архиепископ с его штатом, который тоже имел печать; печати различных монастырей), здесь и власть светская (посадник, тысяцкий, тиун). Княжеские печати — это отдельная категория. Кроме того, есть печати Господина Великого Новгорода — городского Совета господ, коллегиального органа, от имени которого привешивались печати на международные договоры. Мой учитель, академик Валентин Лаврентьевич Янин, много лет занимался этим вопросом и в 1970 году издал двухтомное исследование «Актовые печати Древней Руси X–XV вв.», которое и сегодня является настольной книгой специалистов, невзирая на то что количество печатей с тех пор увеличилось многократно.

А если говорить об отдельных ярких находках, то начало этого века ознаменовалось одной из них. Как 1951 год связан с открытием первой берестяной грамоты, так 2000-й — с находкой знаменитой Новгородской псалтыри, написанной на навощенных (то есть покрытых воском) дощечках. Это три деревянные (липовые) таблички, представляющие собой своеобразную книгу. Две из них односторонние, а средняя исписана с обеих сторон. Получаются четыре страницы с записью псалмов. Новгородская псалтырь датируется первой четвертью XI века и считается древнейшей известной книгой восточнославянского мира.

Очень яркой была находка 2011 года: в колодце XIV века обнаружили инструмент, напоминающий современные щипцы. Когда реставраторы его очистили и раскрыли, то на цилиндрических рабочих поверхностях удалось реконструировать надписи: «Печать Есифова» и «Печать Захарьина». О такой находке нельзя было даже мечтать! Это первый древнерусский буллотирий — инструмент для оттискивания печатей. Известны четыре византийских буллотирия XI–XII веков, но, к сожалению, мы не знаем, где они были найдены, они оторваны от контекста. Новгородский буллотирий на 200 лет моложе византийских. Это чрезвычайно редкая находка. Дело в том, что, как только человек умирал или сходил с политической арены (например, посадник), его буллотирий тут же уничтожали, чтобы он не попал в чужие руки и от имени умершего не стали делать фальшивые печати. Этот бросили в XIV веке в колодец, и он таким образом сохранился!

Назову еще одну яркую находку — из раскопок 2014 года. На Торговой стороне недалеко от Волхова под современные коммуникации прокладывалась траншея. Здесь археологами и было обнаружено огромное бревно — метров 15 длиной и сантиметров 50–55 в диаметре. На нем заметны следы строительства, но не древнерусского, а североевропейского. То есть на этом берегу Волхова явно были какие-то причалы или пристани, и бревно сюда доставили с Немецкого или Готского двора (территорий ганзейской конторы), которые располагались неподалеку. Так вот, под этим бревном были найдены два крупных лепешкообразных слитка меди. Весом 12 и 16 кг!

Новгородский буллотирий. XIV век

Надписи на цилиндрических рабочих поверхностях буллотирия: «Печать Есифова» и «Печать Захарьина»

 

И что это было?

— Такие лепешки сырой меди — полуфабрикаты, которые мастера после разбивали на куски, переплавляли, убирали оттуда примеси и использовали для ювелирного производства. То есть это ярчайшее свидетельство ганзейской торговли в Новгороде. Видимо, разгружали партию товара, пришедшую откуда-нибудь из Любека или Риги, и два эти слитка потерялись, а скорее всего, были кем-то специально спрятаны. Кусочки подобной черновой меди разного размера (с ладонь или с пол-ладони и меньше), отбитые от таких больших лепешек, в новгородских раскопах встречаются часто, но целые слитки были найдены впервые.

Деревянные створки и восковые страницы Новгородской псалтыри. Первая четверть XI века

Настилы средневековой улицы Михайловой в Великом Новгороде. Раскопки в квартале, где ранее находился Немецкий двор

 

Что сейчас в планах?

— В прошлом году Институт археологии РАН совместно с Новгородским музеем-заповедником и Новгородским университетом имени Ярослава Мудрого начал масштабный проект. Я говорил уже про ганзейскую торговлю, про Немецкий двор, который существовал в Новгороде, и его место известно — это квартал рядом с Ярославовым дворищем, если двигаться в сторону Спаса на Ильине. Поблизости располагалась каменная церковь Иоанна Крестителя XIV века, тоже упоминающаяся в источниках, но разобранная после пожара в XVIII столетии. А на территории Немецкого двора была построена католическая церковь Святого Петра. Она была тут доминантой, главным пунктом: ганзейские источники сам этот двор называют двором (или подворьем) Святого Петра. То есть исторически это известное место, а археологии никакой. Мы задались целью провести разведочные археологические работы. Сложность изысканий здесь в том, что квартал очень плотно застроен каменными домами, а проезды между ними заасфальтированы. Мы с гендиректором Новгородского музея Натальей Григорьевой два года назад были с проектом создания в этой части города историко-археологического квартала у губернатора Новгородской области Андрея Никитина, рассказали ему о перспективности и важности такого музейного квартала, и он нас в этом поддержал. Вслед за губернатором нас поддержал и мэр Великого Новгорода Сергей Бусурин, и мы уже провели там первые работы. До самого двора нам пока не удалось добраться, но топографию средневековых улиц на этой территории мы уточнили. Разобравшись немного в ситуации, в этом году планируем начать раскопки внутри Немецкого двора. В перспективе тут будет создан музейный квартал, рассказывающий о тысячелетней истории Новгорода от его возникновения до наших дней.

 

Фото: НАТАЛЬЯ ЛЬВОВА, LEGION-MEDIA, © ИНСТИТУТ АРХЕОЛОГИИ РАН, РИА «НОВОСТИ»

Читайте дальше