Фаберже. Имя, которое обязывает

Виктория Пешкова

175 лет назад родился Карл Густавович Фаберже — непревзойдённый ювелир, из мастерских которого выходили не только роскошные диадемы для царственных особ, но и простенькие брошки для гувернанток.

Служить не роскоши, но красоте

В случае с Карлом Фаберже поверье, что имя определяет судьбу человека, сработало на все сто процентов: одно из значений латинского слова faber искусный ремесленник, а karol на одном из древнегерманских наречий означало «сильный властитель». Что ж, титул короля ювелиров принадлежит Фаберже по праву. Добавим к этому, что его полное имя Петер Карл, а Πέτρος на древнегреческом «камень». Его предки бежали из Франции в Германию ещё во времена гугенотских войн, а впоследствии переселились в Лифляндскую губернию Российской империи и стали подданными русской короны. В 1842 году Густав Фаберже открыл в Петербурге ювелирную мастерскую. Первенец появился на свет через четыре года, а когда подрос, отец, заботясь о процветании семейного дела, отправил его в Европу совершенствовать мастерство. Во главе фирмы Карл Густавович встал в 1870 году.

Нередко приходится слышать, будто Фаберже своими руками не сделал ни одной запонки, ни одной брошки. Это чистой воды миф: на первых порах Карл сам трудился, не покладая рук. К примеру, он возродил забытую к тому времени технику лиможских эмалей, доведя число оттенков с исходных восьми до 140.

Но, будучи настоящим художником, придумывать вещи ему было интереснее, чем работать над их воплощением, да и амбиции заставляли расширять семейное дело. Он умел искать и находить таланты. Чего стоил один только Михаил Перхин крестьянин-самородок, ставший впоследствии главным ювелиром и получивший право ставить на свои изделия именное клеймо. В период расцвета на фирму Фаберже работало более 600 мастеров самых разных национальностей.

В советские времена культивировалось представление о том, что Фаберже это «игрушки для сытых, богатых и знаменитых». Классовая идеология с лёгкостью фабриковала требуемые мифы. Однако основной доход фирма получала вовсе не от уникальных шедевров, а от предметов, которые предназначались для, говоря современным языком, рядового покупателя. Средний класс приобретал письменные и туалетные приборы, инкрустированные драгоценными камнями, посуду из серебра, а люди попроще запонки, галстучные булавки и броши из полудрагоценных камней или цветных эмалей, рамочки для фотографий. По случаю важных событий в жизни, скажем, свадьбы или юбилея, что-то «от Фаберже» могли себе позволить люди и вовсе небогатые. Скромный набор столового серебра на шесть персон ложки, ножи, вилки стоил порядка 50 рублей. Пресс-папье, украшенное фигуркой из серебра, от 10 до 20, серебряный портсигар — порядка 30 рублей.

Как писали в каталогах фирмы, её ювелиры «своим творчеством выражают стремление эпохи сделать быт искусством, а искусство ввести в быт». За всё время существования фирмы Фаберже её мастерами было создано 250 000 различных изделий. Это сегодня при этом имени первое, что всплывает в памяти,  знаменитые императорские пасхальные яйца, несмотря на то что их доля в наследии этого ювелирного дома ничтожна. Но золотой век фирмы начался именно с них.

 

Дорого яичко ко Христову дню

В Дании, на родине принцессы Марии Софии Фредерики Дагмары, будущей супруги Александра III, существовал обычай дарить на Пасху искусно украшенные «яйца» из различных материалов между прочим, не обязательно драгоценных,  внутри которых был спрятан миниатюрный цыплёнок. Одно из таких яиц, созданное ещё в XVIII столетии, хранилось в сокровищнице датского королевского дома. Император решил порадовать горячо любимую жену милой безделушкой, которая напоминала бы ей о покинутой родине, и заказал её Фаберже. Никаких точных указаний относительно «яичка» Александр не давал. Но Фаберже, обладавший необычайным чутьём, смог реализовать и невысказанные мечты монарха.  

Это первое яйцо так и назвали «Куриное». Выполненное из золота, оно было покрыто белой эмалью. Когда половинки разъединялись, внутри оказывался «желток» из матового золота, открыв который можно было обнаружить золотую же курочку. Внутри у неё была спрятана крошечная корона, украшенная бриллиантами. Восхищённый император присвоил Фаберже звание поставщика двора и право ставить на своих изделиях соответствующее клеймо с изображением императорской короны. 

Так появилась традиция, просуществовавшая до самой гибели Российской империи. Александр III каждый год заказывал жене пасхальный подарок, сын, последовавший его примеру, дарил два яйца: одно — матери, другое — супруге. Всего по царским заказам было изготовлено 52 яйца и ещё два, про которые нет достоверных сведений, когда и для кого они были сделаны. До наших дней дошло 46. Размеры некоторых существенно превосходят «оригинал»: высота вместе с подставкой доходит до 20 см. На изготовление одного такого яичка от разработки и утверждения эскиза до воплощения у мастеров фирмы Фаберже уходил почти год. Впрочем, всего через несколько лет венценосные заказчики перестали вмешиваться в творческий процесс и сами с нетерпением гадали, чем же удивит их на этот раз искусный мастер. Самым дорогим считается яйцо 1904 года, заказанное к десятилетию свадьбы Николая II и Александры Фёдоровны. Из-за начала Русско-японской войны было решено не предавать огласке такой дорогой подарок, несмотря на то что заказан он был в ещё мирном 1903-м, и о его существовании долгое время было известно лишь очень ограниченному кругу лиц.

У каждого яйца всегда была своя «тема», никогда не повторявшаяся: миниатюрные портреты, копии великих статуй и зданий, царских экипажей и яхт, цветы, растения и животные фантазия Карла Густавовича не знала предела. Последняя императорская чета считала его своим другом и отвела в Зимнем дворце особую кладовую для его шедевров. Вслед за российскими монархами к услугам Фаберже стали прибегать королевские дома и знатные семейства всей Европы. Николай II преподнёс кайзеру Вильгельму изготовленную фирмой Фаберже 17-сантиметровую точную копию Царь-пушки из нефрита с золотым декором. В 1910 году Леопольд Ротшильд, один из самых богатых людей того времени, преподнёс английскому королю Георгу V по случаю восшествия на престол оправленную в золото вазу из горного хрусталя.

 

Когда говорят пушки, ювелиры молчат

В 1900 году фирма переехала в новое четырёхэтажное здание на Большой Морской улице, построенное специально по заказу главы фирмы: на первом этаже размещался магазин, над ним мастерские, а на верхнем 15-комнатные апартаменты его многочисленного семейства. В том же году работы мастерской получили Гран-при на Всемирной выставке в Париже, а сам Карл Фаберже удостоился ордена Почётного легиона. Филиалы фирмы располагались в Москве и Одессе, а магазины в большинстве крупных городов империи.

Всё стало катиться под откос в августе 1914 года, но тогда ещё никто об этом даже не подозревал. С началом Первой мировой войны фирма освоила новое поприще, изготавливая военные награды, знаки отличия и утварь для полевых кухонь, начиная с простых котелков и чайников до хитроумных походных самоваров, в которых можно было сварить и чай, и кашу, и даже суп. Отложив до лучших времён пинцеты и лупы, ювелиры превращали гильзы от снарядов в керосиновые лампы и ставили на стекло то же клеймо, что ещё недавно украшало броши и пепельницы. Впрочем, до 1916 года Фаберже продолжал придумывать пасхальные яйца, причём в духе времени. Последним стало минималистичное «Стальное», напоминавшее формой артиллерийский снаряд.

После революции фирма была закрыта, а её имущество национализировано. Чутьё не подвело старика-ювелира и на этот раз. В ноябре 1918 года он вместе со своим семейством покинул Россию. Через Ригу они добрались до исторической родины, но в Германии тоже вспыхнула революция, и в итоге свой последний приют Карл Густавович нашёл в Швейцарии. Лишённый любимого дела, он умер в Лозанне. Четверо его сыновей пытались возродить семейное дело за границей, но организаторскими талантами отца они, увы, не обладали. Со смертью последнего из сыновей Карла Фаберже Евгения в 1960 году фирма юридически прекратила существование. Права на товарный знак ныне принадлежат акционерному обществу Faberge Limited, зарегистрированному на Каймановых островах.

 

 

Читайте дальше