Мать и мачеха Ярославича

Антон Горский, доктор исторических наук

За рамками скупых летописных строк осталась немалая часть биографии Александра, в том числе история его семьи.

Александр Невский был сыном князя Ярослава Всеволодовича, о котором известно, что он родился в 1190 году. Получив после смерти отца — Всеволода Великое Гнездо — Переяславль-Залесский, Ярослав скоро сумел стать правителем богатого Новгорода. В 1236 году при помощи новгородцев он ненадолго утвердился в Киеве, но после нашествия Батыя вернулся в разрушенный Владимир и занял великокняжеский престол, опустевший после гибели его старшего брата Юрия.

В 1243 году Ярослав первым из русских князей был вызван в Золотую Орду к Батыю и сумел добиться ханской милости, получив признание как «старейший из русских князей», что означало передачу под его власть помимо владимирского стола также Киева — номинальной столицы всей Руси. Спустя три года Ярослав Всеволодович вновь приехал к Батыю и был отправлен им в столицу Монгольской империи Каракорум для участия в церемонии возведения на великоханский престол Гуюка (двоюродного брата Батыя). Там русский князь умер 30 сентября 1246 года, вероятно, отравленный матерью нового великого хана Туракиной.

В связи с этим заслуживает внимания сообщение посла римского папы Иоанна де Плано Карпини, общавшегося с Ярославом в ставке Гуюка незадолго до его кончины: «На обратном пути в земле бесермен, в городе Яникинт, мы встретили Колигнева, который по приказу жены Ярослава и Батыя ехал к вышеупомянутому Ярославу». Встреча произошла во время возвращения францисканцев из Каракорума в ставку Батыя, примерно в середине пути (Яникинт располагался в низовьях реки Сырдарьи), в феврале-марте 1247 года. Из приведенного текста следует, что в момент смерти великого князя (30 сентября 1246 года) в ставке Батыя в низовьях Волги находилась его жена.

Из русских источников известно о двух женитьбах Ярослава. Первый брак был заключен в 1206 году с дочерью половецкого князя Юрия Кончаковича (о дальнейшей ее судьбе сведения отсутствуют). Второй брак — в середине 1210-х годов с дочерью князя из смоленской ветви Мстислава Мстиславича. Мы знаем имя второй жены Ярослава Всеволодовича — Феодосия (это ее крестильное имя, в быту же ее звали языческим именем Ростислава). Именно она стала матерью всех сыновей Ярослава. Новгородская летопись сохранила подробное известие о кончине Ростиславы (Феодосии) с точной датой — 4 мая 6752 (1244) года. Таким образом, в сообщении Плано Карпини речь идет не о ней. А значит, можно предположить, что после ее смерти князь женился в третий раз.

Отъезд Ярослава Всеволодовича с семьей из Новгорода в Переяславль в 1228 году. Миниатюра из Лицевого летописного свода. XVI век

 

Ярослав отправился к Батыю, скорее всего, зимой 1245–1246 годов. У него было полтора года пребывания на Руси, чтобы вновь вступить в брак, но это представляется маловероятным. Во-первых, из позднейших многочисленных данных о поездках князей в Орду следует, что жен с собой брали исключительно редко. Во-вторых, третий брак запрещался каноническим правом. В 1347 году на него пошел праправнук Ярослава великий князь Семен Иванович, и это привело к серьезному конфликту с митрополитом (вплоть до того, что пришлось обращаться за разрешением в Константинополь). Семен имел резоны для столь рискованного шага: у 30-летнего князя не было сыновей. Но зачем понадобилось спешно нарушать установленные правила перешагнувшему 50-летний рубеж Ярославу, имевшему семерых сыновей? Вопросы снимаются при принятии предположения, сформулированного польским историком Дариушем Домбровским: в брак великий князь вступил во время пребывания в ставке Батыя, при этом его новой супругой стала женщина, приближенная к хану. В качестве основания для этой версии служат те самые слова Плано Карпини, что гонец Колигнев отправился в путь по поручению как жены Ярослава, так и Батыя (de mandato uxoris Ierozlai et Bati), что указывает на согласованность их действий.

Кончина Ярослава Всеволодовича. Миниатюра из Лицевого летописного свода. XVI век

 

Можно привести и дополнительные аргументы, склоняющие к тому, что третья супруга князя была не просто приближенной Батыя, а его близкой родственницей. Факты выдачи монгольскими ханами родственниц замуж за местных князей, признавших свою зависимость, известны. На сестре Батыя был женат Карбон — военачальник, в чьих кочевьях возле Дона Плано Карпини встретил по пути из Киева к Батыю князя Даниила Галицкого. Другую сестру Батый выдал за Инальчи из племени ойрат. Оба эти его зятя были рангом ниже Ярослава, и выдача за него, признанного главным из русских князей, менее близкой родственницы или тем более представительницы другого знатного рода выглядит не вполне логичной. В пользу версии о близком родстве новой жены великого князя с правителем улуса Джучи (Золотой Орды) говорит и еще одно свидетельство Плано Карпини. Во время курултая, избравшего (в августе 1246 года) великим ханом Гуюка, Ярославу Всеволодовичу предоставлялось «высшее место» (locum superiorem) среди иноземцев, притом что помимо него там присутствовали китайские и корейские князья, два претендента на престол Грузии и несколько ближневосточных султанов. Это вполне объяснимо, если Ярослав имел статус зятя Батыя.

Таким образом, представляется очень вероятным, что третья жена Ярослава Всеволодовича относилась к ханскому роду и, возможно, была сестрой Батыя. В первый приезд князя к хану (1243 год) тот не мог закрепить его зависимость браком, поскольку Ярослав был женат. Но в начале 1246 года великий князь приехал в Орду вдовцом, и Батый имел возможность сделать ему «предложение, от которого нельзя отказаться». В этом случае у Ярославичей появилось свойство с Батыем и вообще Чингисидами. Известный бесспорный случай такого рода — брак сестры хана Узбека Кончаки (Агафьи) с московским князем Юрием Даниловичем (тоже вдовцом), заключение которого в 1317 году сопровождалось передачей ему (вопреки «старейшинству») великого княжения. Если аналогичная коллизия имела место в 1246-м с Ярославом, то становится понятной последующая поддержка владельческих претензий его сыновей, и прежде всего Александра Ярославича как старшего из них, в Каракоруме и Сарае (столице Золотой Орды). Вполне возможно, что третья жена Ярослава, которая могла быть внучкой Чингисхана, предпочитала находиться в положении мачехи нынешнего великого князя, а не просто вдовы прежнего. И поэтому активно поддерживала своих пасынков в борьбе за власть.

 

Фото: LEGION-MEDIA

Читайте дальше