Схватка наследников Сталина

Филипп Астров

Возвращаясь домой 28 февраля 1953 года после ночного ужина на даче у Иосифа Сталина, первый секретарь Московского горкома, секретарь ЦК Никита Хрущёв вряд ли предполагал, что в ближайшее время его жизнь поменяется коренным образом.

Однако на следующий день Сталин не вышел к завтраку. Так продолжалось целый день. В окнах его полутёмной комнаты горел свет, но «великий вождь» не выходил и не отдавал никаких распоряжений. Наконец, поздно вечером охранники заглянули к нему и обнаружили шефа лежащим на полу. Они перенесли его на диван и сигнализировали министру госбезопасности Семёну Игнатьеву. Не желая брать на себя ответственность, тот поручил сталинским охранникам связаться с Георгием Маленковым и Лаврентием Берия. Именно Маленков оповестил остальных сталинских соратников о болезни вождя.  Вскоре они установили поочерёдное дежурство у постели умирающего Сталина. Никита Хрущёв и Николай Булганин дежурили по ночам.

В день смерти Сталина, 5 марта, было созвано совместное расширенное заседание Пленума Центрального комитета, Совета министров и Президиума Верховного Совета СССР. Его открыл Берия и предложил назначить Маленкова председателем Совета министров СССР. В ответ Маленков предложил назначить Берия на пост зампреда Совета министров и министра внутренних дел, объединив под его руководством МВД и МГБ. Хрущёв оставил пост в Московском горкоме и стал одним из восьми секретарей ЦК.

Первые три месяца, прошедшие с момента смерти Сталина, вошли в историю как сто дней Лаврентия Берия. Он приступил к масштабным реформам уже в марте. Берия действовал быстро, можно сказать, стремительно. Уже 9 марта, в день похорон Сталина, он распорядился выпустить на свободу жену Вячеслава Молотова Полину Жемчужину. Спустя несколько дней по его приказу пересматриваются сфальсифицированные процессы: «Дело врачей», «Мингрельское дело», «Дело авиапрома».

Георгий Маленков и Никита Хрущёв

 

Ещё через несколько месяцев Берия выступил с рядом предложений по реформированию ГУЛАГа. Сначала он предложил ликвидировать Особое совещание, созданное в нач. 1930-х годов и наделённое правом приговаривать к ссылке, высылке и заключению в лагеря. Затем последовали инициативы по передаче части индустриальных объектов МВД гражданским службам и о прекращении финансирования некоторых строительных объектов, на которых использовался труд заключённых. Наконец, Берия предложил ликвидировать ГУЛАГ как хозяйственную единицу, а лагеря передать в ведение Министерства юстиции. Эти предложения не нашли поддержки у других членов президиума, но массовую амнистию заключённых Лаврентий Павлович смог провести своим единоличным распоряжением.

Амнистия коснулась в первую очередь беременных женщин, женщин с детьми до 12 лет, престарелых, больных и несовершеннолетних заключённых. Наполовину были уменьшены сроки для заключённых, получивших наказание свыше пяти лет лишения свободы, кроме осуждённых за контрреволюционную деятельность, бандитизм, умышленные убийства и крупные хищения.

2 июня 1953 по инициативе Берия Совет министров принял распоряжение «О мерах по оздоровлению политической обстановки в ГДР».

Лаврентий Берия и Никита Хрущёв на трибуне Мавзолея

 

«Среди широких масс населения, в том числе среди рабочих, крестьян и интеллигенции, существует серьёзное недовольство проводимыми в ГДР политическими и хозяйственными мероприятиями, — говорилось в тексте распоряжения. — Это находит наиболее явное выражение в массовом бегстве жителей ГДР в Западную Германию. Так, с января 1951 года по апрель 1953 года бежало в Западную Германию 447 тыс. человек, в том числе только за четыре месяца 1953 года — свыше 120 тыс. человек. Значительную часть бежавших составляют трудовые элементы. В числе бежавших в 1953 году: рабочих — около 19 тыс. человек, крестьян-середняков и малоземельных, ремесленников и пенсионеров — около 9 тыс. человек, служащих и представителей трудовой интеллигенции — около 17 тыс. человек, домашних хозяек — свыше 24 тыс. человек. Из состава казарменной полиции сбежало в Западную Германию 8000 человек. Обращает на себя внимание, что среди бежавших в Западную Германию в течение четырёх месяцев 1953 года имеется 2718 членов и кандидатов СЕПГ и 2610 членов Союза свободной немецкой молодёжи».

Главной причиной массового бегства признали неправильно взятый курс на ускоренное строительство социализма в Восточной Германии без наличия для этого необходимых предпосылок, а также социально-экономические мероприятия. Признавалось ошибочным резкое ограничение частной инициативы, лишение частных предпринимателей продовольственных карточек и поспешное создание сельскохозяйственных кооперативов.

Для исправления сложившегося положения предлагалось признать неправильным курс на форсированное строительство социализма, а также обеспечить и расширить базу массового движения за создание единой демократической, миролюбивой и независимой Германии.

Своими предложениями по развитию внешней политики СССР Берия слишком рано раскрыл соратникам все карты. Конечной целью его политики, возможно, был арест Хрущёва, Маленкова, Молотова и остальных представителей сталинской гвардии, а также проведение над ними судебного процесса как над организаторами репрессий.

Через несколько лет некоторые его методы возьмёт на вооружение Никита Хрущёв. Пока же секретарь ЦК Хрущёв решил возглавить заговор против министра МВД, о чём откровенно сообщил в своих воспоминаниях: «Мы видели, что Берия стал форсировать события. Он уже чувствовал себя над членами Президиума, важничал и даже внешне демонстрировал своё превосходство. Мы переживали очень опасный момент. Я считал, что нужно срочно действовать, и сказал Маленкову, что надо поговорить с другими членами Президиума по этому поводу. Видимо, на заседании такое не получится, и надо с глазу на глаз поговорить с каждым, узнать мнение по коренному вопросу отношения к Берия. С Булганиным я по этому вопросу говорил раньше и знал его мнение. Он стоял на верных позициях и правильно понимал опасность, которая грозила партии и всем нам со стороны Берия. Маленков тоже согласился: "Да, пора действовать". Мы условились, что я прежде всего поговорю с Ворошиловым, поеду к нему. Приехал я к Ворошилову в Верховный Совет, но у меня не получилось того, на что я рассчитывал. Как только я открыл дверь и переступил порог его кабинета, он очень громко стал восхвалять Берию: "Какой у нас, товарищ Хрущёв, замечательный человек Лаврентий Павлович, какой это исключительный человек!" Я ему: "Может, ты зря так говоришь, преувеличиваешь его качества?" Но я уже не мог говорить с ним о Берия так, как было задумано.

Мы договорились с Маленковым, что далее я поговорю с Молотовым. Поэтому, как только я заговорил с Молотовым, он полностью со мной согласился. "Да, верно, но хочу спросить, а как держится Маленков?"  "Я разговариваю сейчас с тобой от имени и Маленкова, и Булганина. Маленков, Булганин и я уже обменялись мнениями по этому вопросу".  "Правильно, что вы поднимаете этот вопрос. Я полностью согласен и поддерживаю вас. А что вы станете делать дальше и к чему это должно привести?"  "Прежде всего нужно освободить Берия от обязанностей члена Президиума ЦК, заместителя председателя Совета министров СССР и от поста министра внутренних дел". Но Молотов сказал, что этого недостаточно: "Берия очень опасен, и я считаю, что надо пойти на более крайние меры". — "Может быть, задержать его для следствия?"

Тогда же мы условились, что я должен поговорить с Сабуровым, тоже членом Президиума. Сабуров очень быстро ответил мне: "Я полностью согласен". И тоже спросил: "А что Маленков?" Об этом спрашивали все, с кем я заговаривал. Кагановича в то время в Москве не было, он находился на лесозаготовках, проверял, как идут там дела. Когда Каганович вернулся, я попросил его заехать в ЦК… Он поставил так вопрос, чтобы разведать, каково соотношение сил. Я сказал, что Маленков, Булганин, Молотов и Сабуров согласны, так что, собственно говоря, и без него у нас имеется большинство.

Таким образом, у нас со всеми членами Президиума дело было обговорено, кроме Ворошилова и Микояна. И мы с Маленковым решили начать действовать в день заседания Президиума Совета министров СССР».

События развивались молниеносно. 26 июня был издан указ Президиума Верховного Совета СССР «О преступных антигосударственных действиях Берия», которым Берия обвинялся в попытке государственного переворота, лишался всех постов, а также званий и наград. Его планировали арестовать во время заседания Президиума Совета министров, куда он должен был прибыть из Берлина.

Но на всякий случай наркома ждали и на Малой Никитской улице, где он проживал. Сын Берия Серго и многие историки, склонные восхвалять Берия, считают, что Берия был убит у себя дома во время задержания. В обоснование этой гипотезы приводятся показания свидетелей, видевших, как из особняка Берия выносили тело, накрытое брезентом, пропитанным кровью. Скорее всего, подобный сценарий предусматривался, и если бы Берия был дома, то был застрелен. Но он прибыл на заседание Президиума Совета министров и там был арестован. Арестовывала министра МВД небольшая группа военных, среди которых были маршал Георгий Жуков, генерал-полковник Кирилл Москаленко и генерал-майор Леонид Брежнев. Берия увезли сначала на гарнизонную гауптвахту, а затем поместили в штабной бункер Московского военного округа. 23 декабря 1953 года его расстреляли по приговору суда.

В тот же день 26 июня были арестованы близкие соратники Берия: Всеволод Меркулов, Богдан Кобулов, Павел Мешик, Сергей Гоглидзе, Владимир Деканозов и Лев Влодзимирский. 23 декабря они также были расстреляны. Берия больше не представлял опасности для Хрущёва, который постепенно укрепил свои позиции в ЦК и фактически (но пока ещё не формально!) стал руководителем партии. 

Читайте дальше