«Театр уж полон...»

Виктория Пешкова

28 марта настоящий праздник для театралов России. 245 лет со дня основания театра, который мы сегодня почтительно называем Большим, первого профессионального постоянного театра в Москве.

 

Его предприимчивое сиятельство

Сегодня, когда в столице работает более 80 театров, трудно представить, что были времена, когда в городе не было ни одного. Частные крепостные театры знатных вельмож не в счёт, ибо предназначались они для публики избранной. Остальным приходилось довольствоваться выступлениями заезжих гастролёров, преимущественно иностранных, арендовавших малопригодные помещения для театральных представлений.

Русская антреприза полковника Николая Титова продержалась только три года. В 1767 году рисковый отставной военный взял в казне 1725 рублей и основал так называемый Московский театр. Несмотря на любовь старой столицы к такого рода развлечениям, сделать предприятие самоокупаемым не получилось. Титов разорился: «Сие содержание причинило мне истинную погибель. Я вошел в долг, разрушающий совершенно мое состояние. Все деревни мои заложены, и без человеколюбия некоторых моих кредиторов лишился бы я уже давно не только деревень, но и дневной пищи».

Спустя несколько лет на московском театральном поле появилась куда более весомая фигура — губернский прокурор князь Пётр Урусов. В июне 1774 года их сиятельство нанял в доме своего родственника полковника графа Алексея Салтыкова «для содержания воксалов нижний этаж со всеми покоями да верхнем этаже одну большую комнату со всею в них мебелью, кухню и погреб». Воксалами в те времена именовались летние празднества с театрализованными представлениями, фейерверками, иллюминацией и балами-маскарадами. Московский воксал князя Урусова проработал с июня по сентябрь и принёс предприимчивому вельможе неплохой доход.

Не исключено, что Петром Васильевичем двигала не одна только любовь к искусству, но и весьма прагматичный расчёт. На следующий год он расширил предприятие и задумался о том, как отвадить конкурентов. Вот тогда-то, по всей видимости, и пришла ему в голову мысль обратиться с прошением к государыне Екатерине Алексеевне, дабы никто, кроме него, устраивать увеселений в Первопрестольной не мог. Документ уцелел и обретается ныне в Центральном государственном архиве древних актов. Из него следует, что князь намеревался не просто «завести хороших русских актёров... а со временем, если на то обстоятельства дозволят, и хороший балет», но выстроить для театра специальное здание.

28 марта (17-го по старому ст.) 1776 года Урусов получил всемилостивейшее разрешение «содержать ему театральные всякого рода представления, а также концерты, воксалы и маскарады, а кроме его, никому никаких подобных увеселений не дозволять во все назначенное по привилегии время, дабы ему подрыву не было». Эта дата и считается днём основания Большого театра, наследника и правопреемника княжеского предприятия.

 

Погоревшая затея

Урусовская труппа была поначалу невелика: 13 актёров, 9 актрис, 3 танцовщика, 4 танцовщицы, балетмейстер и оркестрик из 12 музыкантов с дирижёром. История сохранила имена некоторых первопроходцев: Егор Залышкин, Надежда Калиграф, Андрей Ожогин, Василий и Анна Померанцевы, Сила Сандунов, сёстры Александра, Мария и Ульяна Синявские, Яков Шушерин. В драматические артисты подавались в основном выпускники Московского университета. Танцовщиков набирали из учеников балетной школы, которая с 1773 года существовала при Московском императорском воспитательном доме. Все артисты независимо от «специализации» принимали участие как в драматических, так и в хореографических постановках.

Новая труппа начала давать представления в июне 1776 года в одном из зданий усадьбы графа Романа Воронцова на Знаменке, которое столичные меломаны окрестили Знаменским оперным домом. А тем временем полным ходом шла подготовка к строительству театрального здания. Князь Урусов пригласил в компаньоны Майкла Меддокса — английского инженера и страстного поклонника театра. Компаньоны приобрели земли князя Александра Лобанова-Ростовского на правом берегу реки Неглинки, там, где Петровская улица пересекается с Охотным Рядом. 26 февраля 1780 года «Московские ведомости» сообщили: «Контора Знаменского театра, стараясь всегда об удовольствии почтенной публики, через сие объявляет, что ныне строится вновь для театра каменный дом на Большой Петровской улице, близ Кузнецкого мосту, который к открытию окончится нынешнего 1780 года в декабре месяце... что же касается до внутреннего расположения театра, то оно будет наилучшее в своем роде».

Александр Сумароков

 

По иронии судьбы вечером того же дня во время представления пьесы Александра Сумарокова «Димитрий Самозванец» от «неосторожности нижних служителей» в Знаменском театре вспыхнул пожар, и здание выгорело дотла. Эти самые нижние служители отвечали за сохранность верхней одежды привилегированной публики. Гардеробные размещались в полуподвале, отсюда и «нижние» в отличие от «верхних», следивших за рассадкой публики в зале. Помещения эти считались подсобными, а потому там не только никакого убранства, но даже освещения не было обслуга пользовалась сальными свечами. Забытый в углу непогашенный огарок и привёл к беде. Огорчённый понесёнными убытками князь Урусов решил более не рисковать и уступил полученную от императрицы привилегию (вместе со всеми обязательствами) своему компаньону.

 

Безумство храбрых

Майкла Медокса катастрофа энтузиазма не лишила. Наоборот, заставила действовать ещё решительнее. Каменное в три этажа под тесовой крышей здание было возведено с невиданной для того времени скоростью за пять месяцев вместо пяти лет, предусмотренных императорским повелением. Строительство обошлось Меддоксу в 130 тыс. рублей серебром.

Разработал проект и, насколько известно, руководил строительством архитектор Христиан Розберг. Увы, ни одно из спроектированных им зданий время не пощадило. Главный фасад театра выходил на Петровку, отчего и называть его стали Петровским. Внешне непримечательное здание поражало, однако, своими размерами. 30 декабря 1780 года «Московские ведомости» писали: «В удовольствие почтенной публике, которой предварительно при сих листах объявлено уже было о сегодняшнем открытии новопостроенного Петровского театра, за нужное считаем сообщить для сведения, что огромное сие здание, сооруженное для народного удовольствия и увеселения, которое вышиной в 8, длиной в 32, а шириной в 20 сажен (сажень равняется 2,1336 м. — В.П.), умещающее в себе сто десять лож, не считая галерей, по мнению лучших архитекторов и одобрению знатоков театра, построено и к совершенному окончанию приведено с толикою прочностью и выгодностью, что оными превосходит оно почти все знатные Европейские театры. Что же до желаемой безопасности публичного сего дому касается, то в рассуждении оной, кажется, взяты все возможные меры и ничего не опущено, что могло бы служить к совершенному доставлению оной. Почтенная публика, которая удостоит сегодняшнее открытие помянутого театра, сама в оном удостовериться сможет, когда она увидит 12 разных дверей для подъезду, 3 каменные лестницы, ведущие в партер и ложи, и сверх того еще 2 лестницы деревянные».

30 декабря 1780 года публике, впервые заполнившей Петровский театр, было показано представление, включавшее аллегорический пролог «Странники», написанный композитором Евстигнеем Фоминым на стихи Александра Аблесимова, и балет-пантомиму «Волшебная школа», поставленный танцовщиком и хореографом Леопольдом Парадизом на музыку Йозефа Старцера. Первая страница фантастической истории Большого театра была перевёрнута…

 

 

Читайте дальше