8 марта: весна зимой

Дмитрий Беличенко

Россия обладает удивительной особенностью осваивать и переделывать под себя любую традицию, делая среднестатистический европейский праздник абсолютно непохожим на первоисточник. Так произошло и с 8 марта, который у нас идёт сегодня в связке с 23 февраля. В нынешнем истолковании 23 февраля — День защитника Отечества — праздник сугубо мужской. А 8 марта — женский. Но почему?

Обычай тянется как минимум с 1908 года, когда женский состав Социал-демократической партии США устроил митинг за равноправие прекрасного пола. Интересно: пятнадцать тысяч женщин с плакатами, требующие сокращения рабочего дня и достойной оплаты, хоть немного догадывались, что именно сейчас они делают будущую кассу всем цветочным магазинам России 8 марта на долгие годы вперёд? Вряд ли. Традицию выходить с плакатами и бороться за женские права тем не менее американские социалистки закрепили как полезную. За ними — Клара Цеткин, немецкая коммунистка, на конгрессе Второго интернационала заявила, что неплохо бы учредить международный женский день. Правда, предполагалось не получать подарки, а, напротив, устраивать митинги и шествия и бороться с оголтелым мужским сексизмом во всех его проявлениях. С 1911 года Германия, Дания, Австрия и Швейцария также устраивали у себя шествия. Правда, то в феврале, то в марте, то в мае. В 1914-м это явление накрыло заодно США, Великобританию, Нидерланды и Россию. Причём в России это имело роковые последствия: именно демонстрация 8 марта (по нов. стилю это 23 февраля) в Петербурге дала тот толчок, который привёл к свержению самодержавия. Николай II спустя всего четыре дня поспешно подписал указ о даровании женщинам права голоса, но, увы, это не спасло монархию. Ещё три дня — и она рухнула.

В результате в 1921 году было решено, что 8 марта — праздник мужественных женщин — не менее славный день, чем 23 февраля, который принято считать днём рождения РККА. С 1966 года его сделали нерабочим.

Так вышло, что в 1920-х годах 8 марта отмечали только в СССР. Практичные европейцы рассудили, что если равноправие достигнуто, то и в празднике смысла нет. Потом к нам присоединились китайские коммунисты (и до сегодняшнего дня 8 марта для женщин Китая — неполный рабочий день). А с 1975 года и ООН в связи с международным годом женщин объявила 8 марта Международным женским днём. Правда, для России это больше, чем просто дата.

Удивительно, что картин, посвящённых собственно празднику, достаточно мало (не считать же таковыми, например, картины Ивана Владимирова, посвящённые Февральской революции).

В связи с этим хотелось бы обратить внимание на работу Анастасии Кичигиной.

Художник и дочь художника Георгия Кичигина, преподаватель, кандидат философских наук из Омска, любит рисовать, по её собственному утверждению, под влиянием ассоциативного ряда. Такова и картина «8 марта». Оконный проём, в котором с высоты примерно третьего этажа виден покрытый снегом дворик, зажатый между панельными двенадцатиэтажками. По-видимому, это окраина, о чём свидетельствует обширный бугристый пустырь на заднем плане, окаймлённый длинным зданием, которое в народе называют «китайской стеной». Во дворе по свежему снегу люди активно выбивают ковры. К нам спиной стоит, уперев руки в боки, плотная женщина в платке, вероятно, из тех, которые не понаслышке знают про горящие избы. А на подоконнике за парящей занавеской чуть розовеют на слабом солнце тугие бутоны роз в синей стеклянной вазе. Такие вазы были в моде в 60–70-е годы прошлого века. Всё это вызывает чувство ностальгии. И томительное ожидание праздника, так знакомое нам и более сильное, чем само торжество.

Картина Кичигиной «8 марта» находится в Омске в личном собрании художницы.

Читайте дальше