Репутация в истории

Игорь Николайчук, Центр специальных медиаметрических исследований

Создание исторических репутаций есть очередной этап развития технологий управления прошлым за счёт создания мифов про «вчера», регулирующих поведение людей «сегодня». Для общего обозначения такой формы общественной активности, как управление прошлым, целесообразно ввести понятие «клиопедия». Клио (Kleio) в древнегреческой мифологии — муза, покровительница истории, в переносном смысле просто история; педия (от paideia) — воспитание, точнее, даже только правильное, одобряемое всеми воспитание. Клиопедия — специфическая практика, занимающаяся вопросами создания новых, актуальных исторических мифов, ревизии и корректировки мифов старых, а также их закрепления в общественном сознании в основном с помощью пропаганды и утверждения в обществе тех или иных политических концепций, взглядов, точек зрения, то есть построения системы смыслов.

Отметим важный момент. Управление прошлым постоянно, с самых первых опытов, являлось уделом высококвалифицированных профессионалов. Подобные люди всегда оставались как бы в тени сильных мира сего, однако их услуги высоко ценились, а заслуги высоко оценивались.

И древнеегипетские жрецы с их «герметическими знаниями», и гениально одарённые древнегреческие мифотворцы (сюда необходимо включать и скульпторов как создателей визуальных мифов), и средневековые схоласты, и представители Ренессанса, а также реализаторы революционных миросущностных проектов XVIII–ХХ веков, и даже сегодняшние представители гуманитарных наук, которые, несмотря на напор разновекторной общественной критики в свой адрес, выполняют заказы ангажированных политиков на переписывание истории, — все они могут считаться клиопедами, то есть представителями указанной специальности. Вспомним, например, слова из популярной советской песни 1920 года «Марш Будённого». Эта песня теперь, ровно через сто лет, может рассматриваться как типичный масскультурный героический миф. Данный миф в своё время многое значил для строительства советского общества, при этом роль клиопедов не только не скрывалась, но даже выпячивалась: «Мы красные кавалеристы, // И про нас // Былинники речистые // Ведут рассказ…»

Управление прошлым имеет целью воздействие на большие группы людей, а сегодня и на массы. Поэтому оно превратилось в достаточно распространённую профессию. Речь уже не идёт о немногочисленных кастах жрецов или «штучных» придворных историографах. Среди людей, спешащих на работу сегодня утром, наверняка найдётся немало тех, кто весь день посвятит творческим или организационным занятиям, связанным с переработкой исторического материала. Это может быть известный тележурналист, готовящий передачу на историческую тему с новой, актуальной трактовкой событий, скромный муниципальный служащий, которому дано поручение сделать так, чтобы местный аэропорт «по требованию жителей» назвали именем соответствующей исторической личности, крупный учёный-педагог, пишущий важную программную статью о новой концепции исторического образования, построенной на установлении сущности и характера связи между современным политическим процессом и содержанием курса истории, или вообще штатный сотрудник Института национальной памяти Польши, то есть исторический полицейский, занятый не столько разработкой теории «двух оккупаций — нацистской, а затем советской», сколько функциями, более свойственными спецслужбам: составлением дел по уголовному преследованию за преступления против польского народа или проверкой прошлого людей, занимающих государственные должности.

Примета настоящего времени — буквально ажиотажное использование персонологического модуса при решении широкого круга задач. Можно согласиться в этой связи со стопроцентным либералом, специалистом по технологиям влияния из Лондонского университета Петром Померанцевым в той части, что «политика сегодня превращается в борьбу за контроль над созданием идентичности. Все, от религиозных экстремистов до pop-up популистов, хотят создать новые версии "народа" — даже в Британии, стране, где самоопределение людей всегда казалось незыблемым». Излишне говорить, что в такой постановке «новая версия народа» и «лояльный электорат» суть синонимы.

Укажем на одну модную тенденцию. В рамках формирования новой идентичности в России стали популярны общественные проекты (последний пример такого рода — присвоение имён знаменитых людей российским аэропортам или соревнование за место на Лубянской площади в Москве между Феликсом Дзержинским и Александром Невским), так или иначе стимулирующие свободный выбор читателями, радиослушателями, телезрителями и пользователями Интернета значимых персоналий, связанных с историей государства. Выбор в этих случаях осуществляется путём голосования. Трудно переоценить важность подобных передач для популяризации исторических знаний. Однако попытки как-то использовать их для формирования национальной идентичности на ментальном ландшафте в такой вроде бы бесконфликтной медийно-сценарной форме наталкиваются на ряд препятствий. Главное из них — системная несовместимость журналистов с ментально (а следовательно, и политически) расколотой аудиторией, которая данный аттракцион воспринимает как некое публичное состязание, конкурс «болельщиков» или «поклонников». В таком состязании уровень экспрессии и агрессии самовыражения чаще всего задают незримые коллективы — «клубы фанов», сформированные сегодня (и это новое явление) социальными медиа. В этой связи аналитики почти всегда делают вывод, что проекты провалились или в любом случае не достигли своей цели, то есть не консолидировали общество.

Понятно, что создание новой (или разрушение старой) системы, да ещё в масштабе всей страны, дело достаточно дорогостоящее. Прежде всего надо создать соответствующую систему ритуалов, а для этого необходимы мобилизация средств массовой информации, коррекция программ начального, среднего и высшего образования, развёртывание интеллектуальных, экспертных и общественных диспутов для глорификации тех или иных лиц, событий и движений, пребывавших доселе в тени исторической памяти или вовсе табуированных. Нужна подготовка и реализация планов монументальной пропаганды (снос неприемлемых по каким-то причинам старых и установка новых памятников), целенаправленное изменение топонимики, подготовка артефактов массовой культуры, в первую очередь качественных телесериалов, и прочее.

Тем не менее весьма полезно предложить какие-либо методики для быстрой оценки социально-исторических характеристик большого числа мифов-морфоскульптур. Например, создать «понятный» для россиян рейтинговый список исторических персоналий. В дополнение к существующим подходам предлагается оценивать каждую морфоскульптуру как статичный объект, характеризующийся двумя параметрами: (1) популярностью и (2) консенсусом восприятия.

В первом случае речь идёт о числе обращений в поисковую систему по конкретной теме или фразе. Такая цифра хорошо отражает интерес к личности или другому объекту со стороны интернет-пользователей. Во втором случае то, что мы называем консенсусом восприятия, будет являться характеристикой равномерности популярности объекта, определяемой индексом региональной популярности (рассчитывается сервисами поисковых систем) по географическим локациям. Можно измерить, одинаково ли тот или иной человек интересен резидентам различных регионов, или же он изолированный «гений места». Консенсусность фигур целесообразно оценивать на основе такого статистического параметра, как среднеквадратичное (стандартное) отклонение. В теории вероятностей и статистике это наиболее распространённый показатель рассеивания значений случайной величины относительно её математического ожидания.

Смысл среднеквадратичного отклонения (СКО, σ) можно пояснить на следующем примере из физической географии. Положим, некий путешественник исследовал два района, где замерял высоту места своего нахождения над уровнем моря в большом числе точек. После обработки замеров оказалось, что средняя высота местности в первом и втором случаях составляет 1000 м над уровнем моря. Казалось бы, есть веские основания считать, что рельефы территорий идентичны. Однако выяснилось, что СКО для первого региона равно ± 20 м, а для второго — ± 200 м. Это со всей очевидностью указывает, что рельеф в первом регионе равнинный, а вторая территория может считаться сильно пересечённой — там высокие горы и глубокие ущелья. Между этими естественными ландшафтами мало сходства.

Теперь можно перейти к ментальным ландшафтам и их рельефам. Медиолог сравнивает популярность двух морфоскульптур, соотнесённых с конкретными персонами в разных регионах или городах той или иной страны. Пусть средняя популярность мифов будет одинаковой, обе персоналии набирают по 100 тыс. запросов в месяц. Но первый персонаж имеет СКО ± 0,5 тыс., а второй ± 5 тыс. Это означает, что первый одинаково популярен во всех регионах, а популярность второго по каким-то причинам сильно колеблется от города к городу. Малое СКО чаще всего наблюдается у сверхпопулярных персоналий, принадлежащих к миру шоу-бизнеса. Например, σ для певицы Аллы Пугачёвой равно (относительно среднего уровня популярности по городам РФ) всего 0,08, а для барда Владимира Высоцкого этот показатель существенно выше 0,21, что обусловлено, в частности, его относительно низкой популярностью сегодня в республиках Поволжья.

Использование такой методики позволяет лучше понять, какие морфоскульптуры могут считаться объединяющими символами при формировании национальной идентичности. Рассмотрим результаты соответствующих расчётов для ярких фигур, активно присутствующих в исторической памяти россиян и формирующих их самоидентификацию. Сделаем это в формализованной форме в виде соответствующих «рапортичек». Укажем, что данные в большинстве случаев соответствуют периоду за май 2019 года. Мы даже не пытались их освежить, поскольку статистика достаточно устойчива.

 

Борис Николаевич Ельцин

Не учитывались города, откуда было менее 1,3 тыс. запросов в месяц.

Интерес к Ельцину сегодня можно обозначить как средний. Ельцин весьма активен в коммуникативной памяти, он актуален.

Первый президент РФ является ярко выраженным «гением места» для Екатеринбурга. Там его популярность в 5,56 раза выше, чем осреднённо по другим запросам.

За исключением городов, находящихся в поле ментального притяжения столицы Урала, популярность Ельцина в регионах заметно ниже средней.

Борис Николаевич не является консенсусной фигурой для россиян по популярности, что естественно для «гениев места»; СКО весьма высоко и равно 1,07.

 

Георгий Константинович Жуков

Не учитывались города, откуда было менее 0,4 тыс. запросов в месяц.

Популярность Маршала Победы достаточно высока, хотя его и нельзя включить в кластер раскрученных идолов масскультуры.

Жуков единственный из полководцев прошлого, региональная популярность которого в столицах может считаться очень высокой: Москва — 1,92, Санкт-Петербург — 2,45.

Обратим внимание на то, что пики популярности советского полководца наблюдаются в военных городках Московской области: Одинцово — 7,36, Наро-Фоминск — 9,29.

Крайне интересно, что в Одессе региональная популярность Георгия Жукова самая высокая на Украине (5,36), хотя в Киеве этот показатель равен всего 0,5. Как представляется, данный факт связан не столько с тем, что Жуков возглавлял после войны Одесский военный округ, сколько с наличием такого допинга для исторической памяти, как телесериал «Ликвидация» режиссёра Сергея Урсуляка (2007 год). В сериале, в частности, отражён широко распространённый миф о том, как маршал Жуков ликвидировал одесскую преступность путём бессудных арестов криминальных авторитетов и специально организованного «отстрела» уличных грабителей. Впрочем, этот «компромат» только добавил популярности Жукову у современных телезрителей.

1 ноября 2019 года радикалы демонтировали памятный знак маршалу Жукову на стене здания Одесского облвоенкомата. Националисты оправдали свои действия письмом Минобороны Украины. Ведомство не возразило против демонтажа памятного знака, который якобы подпадает под закон о декоммунизации, действующий с мая 2015 года. В то же время Жуков не должен подпадать под декоммунизацию, поскольку считается героем Второй мировой войны, для которых закон делает исключение. Но националисты проигнорировали это положение, ссылаясь на то, что Жуков был членом ЦК КПСС и министром обороны Советского Союза. На этом месте планируется установка мемориальной доски в честь погибших в Донбассе военнослужащих, жителей Одесской области.

В РФ есть крупные города с аномально низкой популярностью Жукова: Казань — 0,26; Саратов — 0,30; Новосибирск — 0,27. И вообще СКО для маршала высоко (равно 2,0), что исключает Жукова из числа консенсусных фигур.

 

Константин Константинович Рокоссовский

Не учитывались города, откуда было менее 0,5 тыс. запросов в месяц. 

Знаменитый маршал в целом соответствует той модели, по которой в российской исторической памяти сохраняется миф о Жукове.

Рокоссовский сверхпопулярен в Пскове (14,38), Волгограде (11,64).

Неожидан перечень городов, где этого персонажа вспоминают редко: Санкт-Петербург — 0,32; Ростов-на-Дону — 0,37, Новосибирск — 0,29. Совсем слабая популярность Рокоссовского в Екатеринбурге — 0,19.

Маршала чтут в Беларуси: Минск — 7,5.

Показатель СКО для Константина Рокоссовского очень высок: 3,74. С ролью всехпримиряющего символа идентичности маршал вряд ли справится.

 

Юрий Алексеевич Гагарин

Не учитывались города, откуда было менее 11 тыс. запросов в месяц. 

Первый в мире космонавт занимает одно из первых мест по популярности в российской Сети. Это самая живая и обсуждаемая морфоскульптура на сегодняшний день.

Статистические оценки затруднены богатой топонимикой с употреблением имени Гагарин. Например, Юрий Гагарин является «гением места» в Смоленске (относительная региональная популярность 5,06), хотя это связано с наличием в Смоленской области города Гагарин — родины космонавта.

Гагарин стал артефактом массовой культуры, но как символ идентичности он неоднозначен: есть регионы, где его популярность сильно занижена; например, Новосибирск — 0,6. С другой стороны, его фигура не вызывает отчуждённости в национальных республиках. В Уфе, к примеру, популярность равна 1,71.

СКО равно 0,86, то есть вариации популярности по регионам весьма большие.

 

Наполеон І Бонапарт

Не учитывались города, откуда было менее 3 тыс. запросов в месяц.

Наполеон Бонапарт набрал большую популярность в России в результате использования технологий масскультуры.

Бонапарт особенно популярен в Крыму: Симферополь (1,48); Севастополь (1,49) и в Краснодарском крае: Краснодар (1,42); Сочи (1,22).

За Уральским хребтом и в автономиях Наполеон «не котируется». В Европейской России эта фигура популярна также в основном только там, где имели место сражения Отечественной войны 1812 года.

Тем не менее разброс популярности персонажа по регионам России можно обозначить как средний: СКО = 0,21. Разумеется, речь о выдвижении «императора всех французов» в символ российской идентичности не идёт. Важно оценить укоренённость Наполеона в нашей исторической памяти. Она высока.

 

Пётр Великий

Не учитывались города, откуда было менее 1,0 тыс. запросов в месяц.

Абсолютная популярность Петра I оказалась весьма невысокой, хотя это может быть связано с неудачным выбором ключевой фразы из двух слов, что резко снижает выдачу. К сожалению, этого ограничения избежать не удалось.

На результатах выдачи сказались топонимические факторы. Это относится к случаю Великого Новгорода (4,62) и более объяснимо к случаю Владивостока (2,04), который расположен на берегах залива Петра Великого.

Пётр I законно занимает пост «гения места» для Санкт-Петербурга, где его относительная популярность равна 2,85. Популярен первый российский император и в Липецке (3,75). Хотя из-за аномальных выбросов относительной популярности СТО в рассматриваемом случае сравнительно высок и равен 0,27, всё-таки можно сделать вывод того характера, что Пётр Великий достаточно однородно популярен по регионам РФ. Это объясняется тем, что данная морфоскульптура существует сегодня практически только в культурной памяти. В качестве объединительного символа её вряд ли можно рассматривать.

 

Николай II 

Не учитывались города, откуда было менее 0,2 тыс. запросов в месяц. 

Последний российский император на сегодняшний день вряд ли может быть признан сильной морфоскульптурой на российском ментальном ландшафте. Запросов по этой персоналии немного, хотя это в какой-то степени связано с «неудобной» поисковой фразой.

Николай II более всего заметен в столицах: Санкт-Петербург (1,35); Москва (1,26), а также в Ростове-на-Дону (1,44) и Омске (1,28). Однако такие близкие к 1,0 показатели не дают права на объявление его «гением места» в этих городах.

Николай II «почти консенсусная фигура» в культурно-исторической памяти россиян: СКО = 0,20. Однако, несмотря на все усилия политиков монархического толка по продвижению его фигуры в ментальном пространстве страны и мира, в коммуникативной памяти он фактически не присутствует: активность обсуждения его личности «в оперативном режиме» интернет-пользователями незначительна. Зато интерес к нему как к исторической фигуре достаточно устойчив. Его биография и соответствующие подробности пользуются постоянным онлайн-вниманием.

 

Пётр Аркадьевич Столыпин

Не учитывались города, откуда было менее 0,2 тыс. запросов в месяц.

Пётр Столыпин является сравнительно крупной морфоскульптурой на российском ментальном ландшафте, что обеспечивается активной коммеморационной практикой, особенно в тех региональных центрах, где имеет место замещение коммунистических мифов монархическими.

Столыпин, безусловно, «гений места» в Саратове (региональная популярность равна 3,7), где он был губернатором. Установить ему здесь памятник — правильное решение, чего не скажешь о Челябинске и Москве.

Вообще в столицах Пётр Аркадьевич Столыпин малопопулярен: Москва — 0,79, Санкт-Петербург — 0,70.

Как объединительный символ Столыпин вряд ли подходит, поскольку интерес к нему (популярность) сильно колеблется от региона к региону. СКО равно 0,65.

 

 

Александр Невский

Не учитывались города, откуда было менее 1,5 тыс. запросов в месяц.

Александр Невский, новгородский князь и полководец, святой Русской православной церкви, олицетворяет собой живую и полноценную морфоскульптуру современного российского ментального ландшафта. Князь к тому же один из символов масскультурной истории.

Хотя, по официальным оценкам, Александр Невский исторический деятель, особо почитаемый русскими людьми, более правильное утверждение состоит в том, что его популярность фактически высока только на северо-западе и на западе. Невский — «гений места» в Пскове (региональная популярность 4,91), Великом Новгороде (3,24), Санкт-Петербурге (2,68). По непонятным для нас причинам пик популярности князя приходится на подмосковный Зеленоград. Юг и восток России интересуются Александром Невским в гораздо меньшей степени. Например, в Саратове индекс популярности равен всего 0,79, в Ростове-на-Дону — 0,63. Сказанное определило тот факт, что консенсусность Александра Невского невысока, СКО равно 0,69.

 

Никита Сергеевич Хрущёв

Не учитывались города, откуда было менее 1,0 тыс. запросов в месяц.

Никита Хрущёв всё ещё активен в исторической памяти граждан России, хотя он и не является масскультурным персонажем.

Следует также учитывать отсутствие связанной с его именем топонимики и (даже в сравнении с Львом Троцким) памятных мероприятий и массмедийных публикаций, так или иначе возвращающих в публичное пространство его фигуру.

Советский лидер — ярко выраженный «гений места» у себя на родине в Курске, где его популярность в 9,45 раза выше средней по всем запросам.

Интерес к Хрущёву достаточно ровный по всем регионам Российской Федерации, если исключить Курск. Однако с учётом аномально высокого значения его популярности в Курске СКО оказалось очень большим, равным 1,75.

 

Лаврентий Павлович Берия

Не учитывались города, откуда было менее 0,5 тыс. запросов в месяц.

В настоящее время «чёрный» миф о Берии как о палаче и средоточии всех пороков постепенно меняется на позитивный. Процесс этот идёт без поддержки государственной пропаганды, хотя масскультура проявляет к этому персонажу определённый интерес. Лаврентий Павлович имеет своих «фанатов» среди людей среднего и пожилого возраста. Реабилитация Берии происходит поэтому фактически только в ходе дискуссий в блогах и на других аналогичных интернет-ресурсах, а не в общенациональных СМИ или в продуктах масскультуры. Однако в силу указанных причин общая популярность легендарного «эффективного менеджера» даже ниже, чем у Троцкого.

Лаврентий Берия наиболее популярен в Москве (1,29), наименее — в Тюмени (0,72).

Вариация относительной популярности по регионам России для данной фигуры мала. СКО составляет всего 0,13, что говорит о консенсусности этой морфоскульптуры на ментальном ландшафте нашей страны.

 

Леонид Ильич Брежнев

Не учитывались города, откуда было менее 3,0 тыс. запросов в месяц.

Леонид Брежнев — одна из величественных морфоскульптур российского ментального ландшафта. Анекдот о том, что после смерти Брежнева о нём будут говорить как о посредственном политическом деятеле времён Аллы Пугачёвой, со всей очевидностью опровергнут. Сегодня популярность легендарного генсека выше, чем у знаменитой певицы.

Брежнев существует в масскультуре, в коммуникативной и культурной памяти.

Многолетний лидер СССР заслужил очень ровную популярность по географическим локациям. Небольшой пик в Курске (1,34) связан, вероятно, с привязкой фактов его биографии к судьбе Хрущёва. СКО для Брежнева крайне мало (равно 0,11), правда, консенсусность «дорогого Леонида Ильича» чуть-чуть, но хуже, чем у Пугачёвой (СКО = 0,08).

 

Феликс Эдмундович Дзержинский

Не учитывались города, откуда было менее 200 запросов в месяц.
Статистику по популярности Феликса Дзержинского мы исследовали в самый разгар голосования москвичей по поводу возвращения памятника ему на Лубянскую площадь, а именно 26.02.2021. Мы сознательно выбрали поисковую фразу «Феликс Дзержинский», дабы отсечь огромный топонимический пласт запросов: в России по состоянию на 2013 год имя Дзержинского носили 1342 площади, улицы, проспекта и переулка. В нашей стране за январь 2021 года по фразе «Дзержинский» состоялось гигантское число показов — 1 млн 419 тыс., а по фразе «Феликс Дзержинский» — 43 тысячи. Кстати, «памятник Дзержинскому» собрал 27 тыс. заходов в Яндекс.

Дзержинский «сам по себе» сегодня достаточно скромная морфоскульптура на российском ментальном ландшафте. Существует он в основном только в культурной памяти. Наша небольшая частная дискуссия с филологами и культурологами выявила тот момент, что «Железный Феликс» нашёл себе место в современной масскультуре как герой детективных романов и телесериалов — этакий комиссар Мегрэ или Шерлок Холмс. С этим можно согласиться только отчасти. Феликсу Дзержинскому ныне предоставлено, как нам кажется, амплуа Холмса-государственника, а именно — роль всесильного, всезнающего и обладающего неограниченными административными ресурсами старшего брата Холмса — Майкрофта. Позитивный персонаж тем не менее. Но это к слову.

«Рыцарь революции» имеет очень высокую популярность в Москве и во всех городах Московской области, хотя топонимика Дзержинского в столице сведена на ноль — всё успели переименовать. Провинция к Феликсу прохладна. Особенно это касается республик Поволжья.

Как объединительный символ для «всей России» Феликс Дзержинский подходит слабо: СКО равно 0,47, но это ниже (то есть лучше), чем у Александра Невского.

 

Климент Ефремович Ворошилов

Не учитывались города, откуда было менее 200 запросов в месяц.

На мысль оценить современную популярность «первого красного офицера» Клима Ворошилова нас навела понравившаяся нам статья с сайта «Историка», приуроченная к 140-летию со дня его рождения.

Хотя морфоскульптура Ворошилова подверглась достаточно сильной эрозии и исчезает из нашей исторической памяти, это происходит гораздо медленнее, чем должно было бы быть исходя из теоретических посылок. Конечно, огромную роль играет сохранившееся богатство топонимики (улицы, санатории и прочее), но, как оказалось, сохранились и поддерживаются достаточно активные коммеморационные практики, связанные с изучением жизни и деятельности легендарного наркома. Даже российские школьники весьма бойко посещают Интернет для сбора информации при подготовке докладов и презентаций на уроках истории по этой исторической фигуре. В январе 2012 года показов по фразе «Климент Ворошилов» в России было всего 9 тыс., а по «чувствительной» к топонимике фразе «Ворошилов» существенно больше — 250 тысяч.

Клим Ворошилов выдающийся «гений места». В Луганске (бывший Ворошиловград) его попурярность в 31 раз выше, чем в среднем в мире. Такое явление характерно, кстати, для всей декоммунизированной Украины. Рекорд здесь держит Одесса, где местный «гений места» Григорий Котовский в 62 раза популярнее среднемирового уровня.

Хотя Клим Ворошилов имеет заметные и хаотические колебания популярности по регионам России, отношение к нему спокойное, дискуссий по его персоне не предвидится. Все памятники ему пока стоят на месте, даже в Анкаре.

Читайте дальше