23 февраля — победа или…

Дмитрий Беличенко

Среди батальных полотен, посвящённых революции и Гражданской войне, одно стоит особняком. До сих пор оно вызывает где-то раздражённые, а где-то язвительные комментарии в Сети, причём с каждым годом напряжение возрастает. «Образованные» (то есть начитавшиеся текстов Виктора Резуна и Марка Солонина) блогеры насмехаются как над картиной, так и над темой. Доводы несокрушимые: «этого не было», «было не так», «вывсёврёте». Когда доводы не работают, в ход против защитников картины и, собственно, самого события идут оскорбления с переходом на личности. Дебаты в основном разгораются вокруг двух утверждений:

  1. Если не было победы, значит, это поражение. Как можно праздновать поражение, которое к тому же закончилось позорным миром?
  2. Все события придуманы. На самом деле 23 февраля 1918 года вообще ничего не происходило, кроме немецкого наступления. А раз так — не о чем говорить в принципе.

О какой картине речь? «Рождение Красной армии», или «Первый бой с немцами под Псковом 23 февраля 1918 года» — батальная картина, написанная в 1954 году тремя живописцами из Студии военных художников имени М.Б. Грекова: Виктором Дмитриевским, Иваном Евстигнеевым и Геннадием Прокопинским.

Виктор Константинович Дмитриевский родился в 1923 году, уже после изображённых на картине событий. Он участвовал в другой войне и память о ней отражал в групповых полотнах, в частности, панораме «Сталинградская битва» и диораме «Форсирование Днепра» для Музея Победы. У Ивана Васильевича Евстигнеева, лауреата Сталинской премии (родился в 1899 году), также были военный опыт (с Великой Отечественной он принёс альбом фронтовых зарисовок), множество работ и практика реставрации больших батальных полотен: так, он восстанавливал пострадавший после войны фрагмент панорамы «Бородинская битва» вместе с третьим участником их творческой группы Геннадием Ивановичем Прокопинским (1921 г.р.).

Судьбы всех троих живописцев были во многом схожи. Возможно, это и сыграло свою роль, когда в 1954 году Студия военных художников получила творческое задание нарисовать картину о первом бое РККА в феврале 1918 года.

Что же происходило под заснеженным Псковом в далёком 1918 году? И почему это вызывает столько эмоций и по сей день?

Обратимся к истории.

Первая мировая война. Революция. Большевики своей властью разогнали Учредительное собрание, которое отказалось легализовать их диктатуру и подписать Декларацию прав трудящегося и эксплуатируемого народа — основу будущей советской Конституции. Несмотря на эту акцию, население, в общем, пока поддерживало новую власть: ведь Владимир Ленин с товарищами приняли два важных декрета: «О мире» и «О земле». В первом говорилось, что необходимо незамедлительно заключать мирный договор и выходить из войны «без аннексий и контрибуций». Во втором — что земля становится государственной собственностью и раздаётся тем, кто её обрабатывает.

Если с землёй всё было более или менее ясно (хотя множество вопросов возникло чуть позже), то на предложение о мире откликнулась одна Германия. Правда, тот мир, который она предлагала, сильно напоминал капитуляцию. К тому времени были захвачены Прибалтика, Польша, Украина. Немцы продвигались к Петрограду и Пскову. Германия хотела все захваченные территории, а также деньги. Шесть миллиардов золотых марок.

Недели в Бресте проходили в бесплодных переговорах. Владимир Ленин выступал за то, чтобы подписать мирный договор, даже ценой потери территории. Ему было прекрасно известно о разбежавшейся по деревням армии, об убитых офицерах, брошенных позициях. «Приказ № 1» по Петроградскому совету передал власть в руки солдатских комитетов, а те желали только одного — вернуться домой. Однако Николай Бухарин, представитель молодого крыла в коммунистической партии, уговаривал продолжать войну «до победного конца», а проводящий переговоры Лев Троцкий и вовсе занял выжидательную позицию. Он ждал, что вот-вот, со дня на день, в Германии начнётся революция, и всё разрешится само собой. Немцы настаивали на ясности. И тогда Троцкий произнёс роковые слова: «Мира не подписываем, но войну не продолжаем».

В ответ 16 февраля советскому правительству было сообщено, что с 12 ч. 18 февраля 1918 года Германия будет считать себя в состоянии войны с Советским государством.

Наступление немецких и австрийских войск на Восточном фронте началось 18 февраля на всех фронтах.

Немецкие отряды передвигались на поездах и автомобилях; шли по дорогам, выслав вперёд разведку, и почти нигде не встречали сопротивления. Старая армия фактически уже не существовала, а свежесформированная на добровольной основе РККА не представляла серьёзной угрозы. Укомплектованная солдатами, которые не разбежались по домам только потому, что не видели для себя иного занятия, чем война; революционными матросами, которые понимали дисциплину весьма своеобразно; рабочими, чей военный опыт состоял в сборке-разборке винтовки. Как следствие дезертирство в РККА достигло ужасающих масштабов. Например, Двинск был взят одной германской ротой.

Но уже 23 февраля в 1516 км от Пскова немцы получили первый отпор и остановились. Город защищали 2-й красноармейский полк штабс-капитана Александра Черепанова, отряды латышских стрелков, псковских красногвардейцев, петроградских рабочих, а также остатки 70-й пехотной и 15-й кавалерийской дивизий. С ними вместе сражались офицеры 15-го украинского гусарского, 15-го татарского уланского и Копорского пехотных полков. Командовал ими бывший полковник Генерального штаба царской армии Г. Пекливанов.

Не все из них горячо поддерживали советскую власть, но вот нелюбовь к немцам была общей. В результате тяжёлых и кровопролитных боёв Псков три раза переходил из рук в руки, и окончательно германская армия была остановлена только под станцией Торошино.

Ленин писал в те дни: «Неделя 1824 февраля 1918 года, от взятия Двинска до взятия (отбитого потом назад) Пскова, неделя военного наступления империалистской Германии на Советскую социалистическую республику, явилась горьким, обидным, тяжёлым, но необходимым, полезным, благодетельным уроком…» («Тяжёлый, но необходимый урок». — Полное собрание сочинений, том 35).

23 февраля 1918 года было опубликовано воззвание СНК от 21 февраля «Социалистическое отечество в опасности».

Именно тогда, в те дни, и рождалась РККА, приобретая всё новые качества, учась на своих ошибках, опыт которых позволял ей побеждать в дальнейшем.

На картине изображён момент боевого соприкосновения Красной армии с противником. В первых рядах видны солдаты в шинелях и папахах с красными лентами, матросы, рабочие; офицер с красной повязкой на рукаве. Пожилой усач в белом полушубке (явный комиссар, по мысли авторов картины) вдохновляет бойцов. Во втором ряду вместе с бойцами бежит железнодорожный рабочий в фуражке и чёрной шинели с винтовкой наперевес и спешит сестра милосердия в пуховом платке, завязанном на груди крест-накрест. Далеко позади, в правом углу картины, виден Псковский собор. Низкие тучи, бледный лимонный закат, одинокое дерево на склоне; трупы на измолоченном ногами снегу. Искажённые лица сошедшихся в рукопашной людей с той и с другой стороны и спокойно-уверенный взгляд красноармейца, перепоясанного пулемётными лентами, идущего в атаку. Таким увидели первый бой РККА советские художники.

 

Начиная с 1957 года картина «Рождение Красной армии» художников Виктора Дмитриевского, Ивана Евстигнеева, Геннадия Прокопинского находится в собрании Псковского музея-заповедника.

Читайте дальше