Ожививший историю

Елена Мачульская

180 лет назад, 28 января 1841 года, в селе Воскресеновка Пензенской губернии в семье священника родился великий русский историк Василий Ключевский.

Он первым в России заговорил о прикладном, сугубо практическом значении исторической науки: «История народа, научно воспроизведённая, становится приходно-расходной его книгой, по которой подсчитываются недочёты и передержки его прошлого. Достигнутый уровень народных сил, накопленный запас народных средств — это плоды многовекового труда наших предков, результаты того, что они успели сделать. Нам нужно знать, чего они не успели сделать; их недоимки — наши задачи, т. е. задачи вашего и идущих за вами поколений».

С ранних лет Иосиф Ключевский сумел привить сыну любовь к книгам. Кроме  церковных книг в домашней библиотеке были издания по древней истории, которыми мальчик очень увлекался. А когда Васе было всего два года, он любил сказки, которые рассказывала его бабушка, и внимательно их слушал. Его сестра вспоминала: «И, если бабушка пропускала слово или два, он "сейчас скажет: этого не говорили". За это бабушка всегда звала его "мой бакалаврушка". Даже провожая повзрослевшего внука в Москву, она приговаривала: "Прощай, мой милый бакалаврушка"». Эти слова оказались пророческими.

Когда Василию было девять лет, его отец трагически погиб. Отправившись на рынок за припасами, Иосиф Ключевский попал в сильную грозу. Его повозка заскользила на крутой дороге, перевернулась и придавила ездока. От потрясения мальчик надолго стал заикой.

Вдова Иосифа Ключевского с сыном и маленькими дочерями перебралась в Пензу — там друг покойного мужа отдал семейству небольшой дом. Содержание семьи взяла на себя Пензенская епархия. Приходилось нелегко. «Был ли кто беднее нас с тобой в то время, когда остались мы сиротами на руках матери», — писал Ключевский сестре, вспоминая о тех временах.

Мальчик подрос, и его отдали в духовное училище. Но перед Василием сразу встало серьёзное препятствие — «косноязычие» не позволило бы ему стать священником. Поэтому мать уговорила одного из старших учеников заниматься с мальчиком постановкой речи. И с заиканием удалось справиться. Манера Ключевского медленно и чётко произносить окончания слов перестала быть речевым недостатком, а позже стала узнаваемой особенностью. «Для внимательного слушателя не мог пропасть ни один звук, ни одна интонация негромко, но необыкновенно ясно звучащего голоса», — писал о Ключевском профессор Алексей Яковлев.

В 1856 году Василий окончил духовное училище и поступил в семинарию. Но на последнем курсе молодой человек принял неожиданное решение бросить учёбу и подать документы на историко-филологический факультет Московского университета. Духовное начальство возражало против отчисления студента, который практически завершил обучение, однако вмешался пензенский архиерей Варлаам: «Ключевский не совершил ещё курса учения, и, следовательно, если он не желает быть в духовном звании, то его и можно уволить беспрепятственно».

Чтобы лучше подготовиться, Ключевский взялся готовить к поступлению в университет сына фабриканта Маршева. Преподавательская деятельность помогла молодому человеку лучше усвоить все предметы и в 1861 году успешно сдать вступительные экзамены.

Ключевский вспоминал: «Когда зашёл я в такой большой зал, меня сразу охватила робость: смотрю, некоторые личности очень хорошо одеты, в пенсне с блестящей оправой, при часах. Смотрю и думаю: не профессора ли это? А потом, когда начался экзамен, смотрю, что эти господа явились сюда за тем же, зачем и я. А когда их начали спрашивать, некоторые из них молчат. Тогда обращались ко мне: "Ключевский! Отвечайте вы". Тут уже я вздохнул посвободнее, думая: "Такие-то вы господа, при пенсне, а молчаливые"».

Параллельно с учёбой он подрабатывал репетитором, чтобы содержать себя и помогать матери и сёстрам, оставшимся в Пензе.

В 1865 году Ключевский окончил университет и защитил кандидатскую диссертацию «Сказания иностранцев о Московском государстве». За эту работу его наградили золотой медалью и оставили при кафедре «для приготовления к профессорскому званию».

Работа над магистерской диссертацией «Древнерусские жития святых как исторический источник» заняла пять лет. После защиты диссертации Ключевский получил право преподавать в высших учебных заведениях. Он читал историю в Александровском военном училище, на Высших женских курсах, в Московской духовной академии и в Училище живописи, ваяния и зодчества. С 1879 года Василий Осипович возглавил историческую кафедру Московского университета, став преемником своего научного руководителя Сергея Соловьёва. После защиты докторской диссертации «Боярская дума Древней Руси» Ключевский получил звание профессора.

Студенты очень любили лекции Ключевского: он увлекательно рассказывал об исторических событиях, вовлекал слушателей в дискуссию и отвечал на все вопросы. Потому в аудиторию пытались попасть даже те, у кого занятий профессора не было в расписании. Многие занимали места с раннего утра. Так что к кафедре Василий Осипович пробирался через толпу и начинал лекцию ещё на ступеньках. Он говорил медленно и отчётливо, чеканно произнося фразы.

Неудивительно, что Ключевского пригласили преподавать историю сыну императора — великому князю Георгию Александровичу. Но, несмотря на занятость, историк продолжал исследовательскую работу.

Ключевский называл свой подход к истории культурно-историческим. Действительно, русская культура постоянно присутствует в его трудах. Это зарисовки и картины нравов, быта, уклада народной жизни, характеристики общественной мысли. Литературные персонажи для Ключевского тоже были частью истории. Через эти образы он изучал разнообразные типы российской действительности и утверждал, что без них «пустеет история нашего общества». Обращаясь к литературе, Ключевский проникал в «дивную глубину человека» и в нравственную историю общества.

Над своим главным научным трудом — пятитомным «Курсом российской истории» — Василий Ключевский работал 30 лет. Его «Курс» был первой попыткой проблемного подхода к изложению российской истории. Принципиальная новизна его периодизации заключалась в том, что он вводил в неё ещё два критерия: политический (проблема власти и общества) и экономический. Человеческая личность представлялась ему первостепенной силой в людском общежитии: «…человеческая личность, людское общество и природа страны — вот те три основные исторические силы, которые строят людское общежитие».

Ключевский выделил в истории России четыре периода. Первый из них — Днепровская Русь: основой экономики в ней была торговля, а всё управление сосредоточилось в нескольких крупных городах. Затем начался период Верхневолжской Руси: государственная власть перешла к князю, а главным экономическим фактором стало земледелие. Далее, по Ключевскому, наступало время великой Руси, когда государством управляли царь и Боярская дума. А последним этапом истории была императорская Россия: правящим сословием в ней стали дворяне, а экономика развивалась за счёт земледелия, работы заводов и фабрик.

Причём всё это было изложено очень простым и понятным языком. Ключевский говорил: «Мудрёно пишут только о том, чего не понимают». Литературный блеск его публикаций ещё при жизни принёс ему признание как одному из лучших мастеров изящной словесности. «В обращении со словом Ключевский может найти себе равных только среди символистов ХХ столетия при всём различии их художественных средств», писал о нём историк и публицист Георгий Федотов.

Главный труд Василия Ключевского получил всемирную известность. Он был переведён на многие языки мира и, по признанию зарубежных историков, послужил базой и ключевым источником для изучения русской истории во всём мире.

Василий Осипович отличался поразительной работоспособностью. Сам учёный говорил, что с детских лет привык трудиться по 16 часов в сутки. Ключевский отличался большой скромностью в быту. В его доме царил строгий порядок. Близкие с большим трудом уговорили учёного купить дорогой шкаф для его любимых книг. 

Василий Осипович жил своей работой. Он оставил после себя не только множество научных трудов, но и целые поколения замечательных учеников, ставших выдающимися учёными-историками. Свои успехи на ниве просвещения Ключевский объяснял просто: «Чтобы быть хорошим преподавателем, надо любить то, что преподаёшь, и любить тех, кому преподаёшь».

Именно Василий Ключевский помог Фёдору Шаляпину подготовиться к роли царя в «Борисе Годунове». «Идёт рядом со мною старичок, — писал Шаляпин в автобиографии об одной из первых встреч с Ключевским, — подстриженный в кружало, в очках, за которыми блестят узенькие мудрые глазки, с маленькой седой бородкой, идёт и, останавливаясь каждые пять — десять шагов, вкрадчивым голосом, с тонкой усмешкой на лице передаёт мне, точно очевидец событий, диалоги между Шуйским и Годуновым, рассказывает о приставах, как будто был лично знаком с ними, о Варлааме, Мисаиле и обаянии самозванца. Говорил он много и так удивительно ярко, что я видел людей, изображаемых им. Особенное впечатление произвели на меня диалоги между Шуйским и Борисом в изображении Ключевского. Он так артистически передавал их, что, когда я слышал из его уст Шуйского, мне думалось: "Как жаль, что Василий Осипович не поёт и не может сыграть со мною князя Василия!"»

Ключевский обладал феноменальной памятью. Один раз, поднимаясь на кафедру, он споткнулся, и заготовленная заранее речь на листах бумаги разлетелась. Присутствующие бросились собирать листы, но перепутали их ещё больше. Тогда жена Ключевского, Анисья Михайловна, сказала: «Не волнуйтесь, он всё помнит наизусть». Она не ошиблась.

Анисья Ключевская, в девичестве Бородина, тоже происходила из духовного сословия и была старше мужа на три года. Они поженились в 1869 году. А через десять лет у Ключевских родился сын Борис. Он был единственным ребёнком, но семья воспитывала и племянницу историка — Елизавету Корневу. Всю жизнь супруги сохраняли глубокую привязанность друг к другу: Ключевский в переписке ласково называл жену «поверенная души моей».

Анисья Михайловна скончалась в 1909 году. И учёный, и его взрослый сын тяжело переживали эту потерю. Ученик Ключевского Степан Веселовский писал о них: «Остались осиротевшими, беспомощными, как малые дети».

Василий Осипович пережил Анисью Михайловну всего на два года его не стало в 1911 году. Прощание с Ключевским собрало такое количество его почитателей, что университетская церковь не смогла вместить всех желающих присутствовать на отпевании. Процессию из церкви до кладбища сопровождало множество людей. Гроб несли на плечах студенты. Очевидцы считали, что похороны Ключевского собрали до пяти тыс. человек.

Научно-педагогическая деятельность Василия Осиповича Ключевского продолжалась около 50 лет.

В 1991 году — к 150-летию со дня рождения великого историка — в Пензе, в доме, где прошли детские и юношеские годы Василия Ключевского, открыли мемориальный музей. А с 1994 года авторы выдающихся научных работ по отечественной истории получают премию Ключевского.

Сегодня трудно представить изучение отечественной истории без работ Василия Ключевского. Его называли мастером «стиля обобщающего изображения», тонким исследователем. Милица Нечкина, один из крупнейших исследователей научного творчества Ключевского, писала: «Он дал русской науке одну из самых ярких концепций исторического прошлого страны — противоречивую, недосказанную, но полную проблем... Он заставил тысячи голов думать над множеством вопросов, на многие из которых он сам не мог ответить. Он обогатил этими вопросами и тех, кто был согласен, и тех, кто спорил с ним. Мало этого, он нарисовал на основе своей проблематики такие живые, художественные картины и образы людей минувших веков, которые запоминались на всю жизнь».

Читайте дальше