«Нацизм ещё не побеждён!»

Беседовал Арсений Замостьянов

О том, чем грозит искажение исторической правды о Второй мировой войне, в интервью журналу «Историк» размышляет сотрудник израильского Национального института памяти жертв нацизма и героев Сопротивления «Яд Вашем» Арон Шнеер.

Одна из наиболее опасных современных тенденций — пересмотр отношения ко Второй мировой войне, к её виновникам и героям, к победителям и побеждённым. В некоторых странах Восточной Европы эта ревизия происходит параллельно с оправданием и даже героизацией военных преступников — коллаборационистов и пособников гитлеровского режима. Именно поэтому Арон Шнеер, историк, посвятивший несколько десятилетий изучению Второй мировой войны и Холокоста, уверен: «Нацизм не побеждён, во многом он возрождается в наше время, и об этом нужно говорить прямо». 

 

Идеология убийц 

Что для вас нацизм, та идеология, против которой сражалась Красная армия? 

— Для становления этой антигуманистической системы взглядов на мир, конечно, очень важны были экономические и социальные составляющие. Истоки любой войны кроются в предшествующей, поэтому ключевым оказалось наследие Первой мировой. В униженной, проигравшей Германии возникла жажда реванша. На это наложились такие тенденции, как воинствующий национализм, подчёркивание собственной исключительности («Германия превыше всего»). Настоящий ариец — сверхчеловек, остальные — унтерменши. Отсюда ненависть к другому, к «инакому» — и по национальным, и по политическим признакам. Безусловно, важен и вождизм с культом фюрера. У нацизма есть особые признаки, отличающие его от близких течений — итальянского или испанского фашизма. В Германии имела место абсолютная, тотальная юдофобия, что привело к чудовищным преступлениям, совершённым в годы войны против евреев. 

Как такое оказалось возможным на родине Иоганна Гёте, Фридриха Шиллера, Томаса Манна? У вас есть объяснение этому? 

— Эта проблема связана ещё с периодом поисков германской идентичности в нач. XIX века — с немецким романтизмом, возвеличиванием роли немецкого народа, воспеванием его традиционной патриархальности. Разумеется, в романтическом наследии был и заряд гуманизма, но идеологи нацизма его просто перечеркнули, исключили из обихода. Гёте, Шиллер, Манн, а тем более Генрих Гейне, Эрих Мария Ремарк оказались не нужны нацизму. Вспомним: когда Адольф Гитлер пришёл к власти, одним из первых публичных актов его партии стало сожжение книг в университетских городах Германии. Нацисты сжигали гуманистическую культуру. И участвовали в этой акции студенты, загипнотизированные нацистской идеологией… В огонь полетели книги не только Карла Маркса, Гейне и Льва Толстого, но и далеко не революционных немецких классиков, просто гуманистов. 

Я долго не понимал, почему это произошло. Но мне вспомнились слова моего недавно ушедшего учителя, профессора, знатока немецкой литературы Фёдора Полиевктовича Фёдорова: «Технические науки делают человека инженером, а литература превращает инженера в человека». Конечно, можно написать и «Майн кампф», и другие человеконенавистнические книги, однако основное предназначение словесности — нести гуманное начало, любовь к человеку. Сжигая книги, нацисты пытались перечеркнуть всё, что было наработано гуманистами. Им надо было создать поколение волков — молодёжи, готовой убивать. При этом сами нацистские вожди в большинстве своём не были абсолютно невежественными. 

Что вы имеете в виду? 

— Гитлер неплохо разбирался в живописи, сам рисовал, любил оперу, восторгался Вагнером, видя в нём идеологического союзника. Йозеф Геббельс прекрасно знал философию, литературу, включая русскую, писал пьесы, работал над романом. Рейнхард Гейдрих, именем которого был назван план уничтожения евреев, происходил из семьи композитора, был внуком директора консерватории, хорошо играл на скрипке. Не сомневаюсь, у них дома стояли многие тома, которые потом по их же приказу сжигали… 

Почему гуманизм проиграл? 

— Идеология восторжествовала над образованностью вождей. Они постарались забыть о культуре, чтобы повести толпу за собой. Так случается и в наше время. Это очень опасное дело, когда радикальные идеи становятся главенствующими и их умело пропагандируют. Ведь идеологи сами не убивают — они учат убивать, готовят убийц. 

 

Правда о Холокосте 

Согласны ли вы с тем, что антисемитизм был неотъемлемой частью мировоззрения всей тогдашней Европы? 

— Да, антисемитизм в нач. ХХ века был характерен для большей части Старого Света. А в некоторых странах, например в Румынии, Венгрии, Польше, он даже оказался составляющей политической практики. В Румынии ещё в XIX столетии на религиозной основе возник антисемитский союз, ставивший целью создание невыносимых условий для евреев. В Венгрии в 1938–1939 годах были приняты антисемитские законы. И Румыния, и Венгрия активно участвовали в Холокосте. Проводило антисемитскую политику и Польское государство. Многие евреи были вынуждены бежать из Польши, покидать те места, где жили не один век. В Латвии довоенный антисемитизм носил прежде всего экономический характер: евреев притесняли как конкурентов. Так начинался путь к Холокосту. 

Кроме того, не нужно забывать: антисемитизм рос на представлении о том, что евреи якобы являются носителями большевистской идеологии, коммунистами, политически неблагонадёжными людьми. Появилось понятие «жидобольшевики», под которым подразумевались в первую очередь советские евреи. В Европе активно демонизировали Маркса: напирали на его еврейское происхождение, хотя он был крещён, а также на ряд его антисемитских статей, которые даже вызывали восторг у Гитлера… 

Нельзя говорить о государственных проявлениях антисемитизма во Франции, однако фашистская организация существовала и там. Французские фашисты разделяли нацистскую идеологию и после оккупации Франции охотно арестовывали и сдавали евреев в транзитные лагеря для отправки в лагеря смерти… Так что у всей Европы рыльце в пушку, и Германия здесь не уникальное явление. Просто Германия первенствовала в насаждении антисемитизма и доведении этой ненависти до уничтожения целого народа. В других странах имелись оттенки. В нацистском руководстве оттенков в отношении к евреям не было: только тотальное уничтожение. 

Часто можно услышать мнение, что евреи «носятся со своим Холокостом». Что бы вы ответили на это? 

— Ответить просто. Я горжусь, что сформулировал когда-то короткий, всем понятный ответ. Только евреи были обречены на уничтожение от мала до велика независимо от политических воззрений. Только евреи не имели шансов на спасение, даже став коллаборационистами. Хотя такие могли бы найтись теоретически (некоторые евреи изначально приветствовали приход Гитлера к власти), но и они были обречены. Еврейская полиция в гетто, которая, увы, существовала, подвергалась такому же уничтожению после исполнения своих вспомогательных функций. Евреи в отличие от других были приговорены к тотальному уничтожению. В этом особенность трагедии нашего народа. 

У большинства евреев есть личный счёт к немцам. Ваша семья многих потеряла в годы войны? 

Лагерь смерти Освенцим (Аушвиц) ежедневно принимал сотни еврейских женщин и детей, доставленных со всей Европы

Лидер коллаборационистов Степан Бандера стал одним из героев современной Украины

 

— Среди моих близких погибло больше 60 человек. В Латвии — в основном от рук местных убийц. Все мои родственники призывного возраста воевали. Я ношу имя старшего брата отца, который погиб на Синявинских высотах 2 сентября 1942 года. Он был командиром взвода разведки. Другой папин брат, Лазарь, вступил в формировавшуюся советскую латышскую дивизию. Сержант, сапёр-разведчик, он несколько раз был ранен. Мамин брат Исаак закончил войну капитаном, дошёл до Вены. Отец, уже после возвращения из эвакуации, в 16 лет, увидев, что произошло с родными в Латвии, вступил в истребительный батальон, а затем служил в отделе по борьбе с бандитизмом. Он воевал с теми, кого в современной Прибалтике подняли на щит и считают героями, — с так называемыми лесными братьями. 

 

Рецидивы нацизма 

Как вы оцениваете попытки реабилитации пособников нацизма в Прибалтике и на Украине? Что движет этими людьми? 

— Для многих это реванш за своё прошлое и прошлое отцов. Я думаю, сегодня этим в значительной степени занимаются потомки коллаборационистов. В послевоенное время именно в западных районах Советского Союза были самые сильные националистические настроения, формировавшиеся во многом теми, кто жил в оккупации, а также пособниками нацистов, вернувшимися домой после отбытия сроков наказания. Понятны соответствующие настроения в их семьях, включая молодое поколение. В 1960–1980-е годы большую часть колхозников и рабочих, властных и партийных структур низшего и среднего звена составляли люди, выросшие на оккупированной территории, знакомые с нацистской пропагандой и впитавшие её яд. Все эти люди, дожившие до перестройки, и их потомки первыми включились в борьбу за демонтаж СССР и были в составе народных фронтов в Прибалтике и соответствующих объединений в других советских республиках. При первой же возможности эти люди вернулись к прежней русофобской и антисемитской идеологии и воспитали смену. 

Я написал книгу «Профессия — смерть». Недавно она вышла в Москве. Это исследование о коллаборационистах, проходивших специальный курс в учебном лагере СС. Так вот известно, что, когда во Львове набиралась дивизия СС «Галичина», требовалось 15 тыс. человек, а добровольцев оказалось более 80 тысяч. И они никуда не исчезли. Их направили во вспомогательные и полицейские части. Кем стали их потомки? 

Вот фотография некоего Ткачука с пистолетом в руке в форме вахмана СС. Рядом в такой же форме — его друг Марченко, машинист газовой камеры в Треблинке по кличке Иван Грозный. На карточке — надпись: «Любимому сыну Коле, март 1943 года». Конечно, дети за отцов не отвечают. Но кем стал этот сын, когда Ткачук был арестован, приговорён и расстрелян? Он искренне любил советскую власть и Красную армию? Он помнил своего отца в форме СС? Он, вероятно, жил потом под фамилией матери, но эта фотография после войны хранилась в семье. Кем стали все эти люди? 

У нас в музее есть жуткая фотография: Львовский погром 1941 года, бежит растерзанная полуобнажённая женщина. И её гонит подросток с палкой в руке. Кем он вырос? В чьих руках оказался? Думаю, это именно его дети и внуки выступают против той Украины, которая могла и должна была стать другом России. 

Высочайший уровень коллаборационизма был и в Прибалтике. Во время борьбы прибалтийских республик за независимость там параллельно усилились антисоветские и пронацистские настроения. Вы думаете, случайно в сегодняшней Латвии русские оказались в роли евреев — в роли притесняемого народа? 

Фашизм, как выяснилось, куда более живуч, чем нам порой кажется. Ядовитый посев удалось внести в будущее, в молодое поколение. И мы черпаем это полной чашей. Таковы реалии наших дней. Но прославление нацизма в любом виде — неприемлемое явление, и в своей работе я не стесняюсь это подчёркивать. Для меня солдат Красной армии — герой, спаситель на все времена. Это то, что является непреложным. 

Есть ли угроза того, что со временем вся Европа будет судить о Второй мировой войне по польским, прибалтийским или украинским лекалам, и можно ли этому противостоять? 

— Глубокие корни нацистской идеологии сказываются и будут сказываться, но в ренессанс гитлеризма и победу фальсификаторов я не верю. Уничтожение мемориалов, посвящённых воинам Красной армии, в Польше — это идеология, искусственно прививаемая нынешними политиками. Однако руководство сменяемо, и рано или поздно оно должно стать более вменяемым. 

Ставить знак равенства между Адольфом Гитлером и Иосифом Сталиным, между нацизмом и коммунизмом, на мой взгляд, неприемлемо. Некорректно. Стыдно, что отрицание роли Красной армии как армии, разгромившей нацизм, сегодня имеет место. Для некоторых стран это запоздалое сведение счётов с прежней историей, которая вырвала, как им кажется, их из цивилизованного европейского мира и навязала коммунистический строй. Они пытаются не вспоминать своё позорное прошлое, когда отдельные их представители вместе с немцами боролись с коммунистической идеологией. Но это всего лишь слабо завуалированное оправдание гитлеризма. Однако я верю, что скоро и в Польше, и на Украине появятся более дальновидные политики, которые сумеют увидеть всё позитивное, что было при социализме — в той политике, экономике. Которые поймут, что нельзя жить прошлыми обидами и педалировать сложные страницы совместной истории, а надо искать точки соприкосновения. За этим будущее. Я не верю в гитлеризацию идеологии этих стран и смотрю в завтрашний день с оптимизмом. 

 

Продуманный камуфляж 

Как вы относитесь к попыткам представить дело так, что решающий вклад в победу над нацизмом внесли Соединённые Штаты? 

Участники шествия ветеранов Латышского легиона СС в Риге

 

— Когда речь идёт о великих исторических свершениях, каждая страна всегда хочет отметиться, доказать свой приоритет. И Америка не исключение. И тут начинается хитрая игра, цель которой — умалить значение Советского Союза в войне. Вот вице-президент США Майкл Пенс, побывавший у нас в «Яд Вашеме», заявил, что Освенцим (Аушвиц) был освобождён союзниками. Формально это правильно, поскольку Красная армия — это тоже часть антигитлеровской коалиции. Но это продуманный камуфляж, ведь он намеренно ни слова не сказал о вкладе России. На Западе сознательно скрывается решающая роль Красной армии и СССР в противостоянии с нацизмом. Это наследие холодной войны, которая в последнее время активизировалась с новой силой и в новых условиях. 

Неужели возрождение объективного отношения к истории Второй мировой войны в Америке невозможно? 

— Им просто нужно вернуться к основам. Вспомнить, что во время войны в американских и британских газетах о роли Красной армии говорилось иначе, гораздо правдивее. И американские генералы неоднократно подчёркивали ни с чем не сравнимую доблесть советских войск, и британский король Георг VI подарил Сталинграду меч, отмечая мужество и героизм защитников города. Сталинград стал переломным, главным сражением войны, и все современники это знали и понимали. Помнят об этом знающие люди и в наше время. Например, есть известный, ставший теперь уже классическим американский фильм «Соломенные псы» 1971 года. Там главный герой, математик (его играет Дастин Хоффман), упоминает Сталинград, а в ремейке 2011 года этот герой неслучайно работает над сценарием картины о Сталинграде, называя его «крупнейшей битвой Второй мировой». Потом возникает прямая параллель, когда ему приходится оборонять свой дом от хулиганов, — это его Сталинградская битва. 

Уничтожение мемориалов, посвящённых воинам Красной армии, в Польше стало нередким делом

 

Западный мир противостоял СССР и странам социалистического блока. Такова была тенденция. В соответствии с ней стали переписывать и историю Второй мировой, которую, кстати, в Европе и США знают откровенно плохо. Но замечу, что специалисты, те немногие люди, которые в этой истории разбираются, прекрасно понимают, кто спас мир от гитлеровской чумы. 

К сожалению, в последние годы влияние политиков, а не историков становится всё ощутимее. Усиливаются тенденции не просто фальсификации, а манипулирования историей. Это печально. Однако внимательное изучение фактов поможет восстановлению справедливости. 

 

Европейская слепота 

Есть ли, на ваш взгляд, связь между сегодняшним извращением исторической памяти в тех или иных странах и масштабом принятия нацизма в этих государствах в годы Второй мировой? 

— Связь прямая. С одной стороны, фальсификация истории направлена на снижение роли СССР в победе над нацизмом, с другой — Европа не хочет вспоминать своё постыдное поведение в годы Второй мировой. В этом желании спрятать голову в песок едины и политики, и народы. Им хочется накинуть на себя флёр невинности: «Мы не знали, не участвовали в преступлениях». 

Надо помнить, что Европа не пережила ту оккупацию, которая была на территории СССР. Даже сравнивать нельзя то, что происходило там, и то, что творилось на захваченной нацистами советской земле. Конечно, мы никогда не забудем жертвы, понесённые мирным населением во Франции или в Бельгии, но режим оккупации соотнести невозможно. Вспомним более 9 тыс. деревень и посёлков, сожжённых в одной только Белоруссии. Негоже мериться трагедиями, но и историческую правду забывать нельзя. Французы говорят о погибшей деревне Орадур-сюр-Глан, сожжённой немцами летом 1944-го в наказание за то, что неподалёку от неё была обстреляна проходившая мимо часть СС. Но это одна деревня. И всё. В Чехии были посёлок Лидице и ещё одна деревенька, уничтоженные после убийства Гейдриха. Но это две деревни! А в целом к чехам нацисты относились с определённым снисхождением, ценили в них примесь арийских кровей. Гитлеровцы считали Центральную Европу единым с Германией культурно-историческим пространством. Там не вешали, не расстреливали на улицах городов, как в Минске, Волоколамске, Днепропетровске, не топили в болотах, не сбрасывали в шахты и не замуровывали в них, как на Донбассе… 

В большинстве стран Европы население просто не столкнулось с откровенной нацистской жестокостью, неприкрытым террором. Да, приказы о казнях публиковались в печати, но публичных казней в Центральной Европе не было. Там понятия не имели о преступлениях нацистов на востоке и не представляли окончательную судьбу евреев. Да, свидетелями депортации евреев на восток европейцы были, но что там происходит с евреями — они знать не хотели. И сегодня европейцы исходят из своего, ограниченного знания о нацизме! 

Только три страны пережили настоящий террор: Польша, Сербия и СССР. Почему? Это славянские страны. А славяне по нацистской классификации — унтерменши, они всего лишь на одну ступень выше евреев. И даже для славян у них имелась внутренняя градация, по которой русские были на низшей ступени. Поэтому в этих трёх странах царили жесточайший неприкрытый террор, преступления, натравливание народов друг на друга, хотя допускалось сотрудничество со славянами-коллаборационистами. И только на территории этих стран шла настоящая война с немцами. Советский Союз вёл с Германией всенародную войну. В Сербии также была по-настоящему народная борьба против нацизма. Поляки сражались в различных антигитлеровских формированиях, в Армии людовой, крайовой и других. Оккупацию они не приняли. Правда, в отношении к евреям многие из поляков, к сожалению, нашли общий язык с нацистами. И это их беда и позор. 

А как вы оцениваете масштабы Сопротивления в оккупированных странах Западной Европы? 

— Французское Сопротивление — это в известной степени миф. На самом деле Франция коллаборационировала. Почти вся полиция перешла на службу к немцам. Слава богу, нашёлся генерал де Голль, у него появились последователи, но это было ничтожно малое меньшинство. Сопротивление не носило народного характера. Как и в других странах Европы, где действовали лишь небольшие группы патриотов. Почти все государства легли под немцев, вся оккупированная Европа коллаборационировала. 

Наиболее цинично в этом смысле выглядит позиция Австрии. С каких пор она оказалась оккупированной страной? Более 90% австрийцев голосовало за присоединение к гитлеровской Германии. Вся их армия добровольно вошла в вермахт. В верхушке СД, СС было полно австрийцев. Они абсолютные соучастники всех преступлений, а сейчас объявляют себя жертвой агрессии. Австрия присоединилась к нацистской Германии, полностью разделяя её идеологию. Добровольно! Именно поэтому правда о войне для сегодняшней Европы весьма и весьма неудобна… 

 

Народный праздник 

В Израиле День Победы государственный праздник. Что обычно происходит в этот день, какие традиции сложились в вашей стране за эти годы? 

— 9 Мая стало в Израиле официальным праздником всего лишь несколько лет назад, но отмечали мы его на протяжении многих десятилетий. Достаточно вспомнить, что ещё в 1952 году в окрестностях Иерусалима был заложен парк Красной армии. В День Победы туда приходили фронтовики, которых тогда в Израиле было немало, родственники погибших. В небе реяли красные флаги, как, впрочем, и в наше время… 

С сер. 1990-х парад ветеранов и уже около семи лет шествие «Бессмертного полка» проходят по всем городам Израиля. В них принимают участие ветераны, которых становится, увы, всё меньше, но главное — их потомки, граждане Израиля, солдаты Армии обороны Израиля. Широко отмечается День Победы и в нашем музее. Самая важная часть праздника — возложение цветов к Вечному огню, который зажжён у мемориала в честь воинов-евреев, сражавшихся во Второй мировой войне. Там есть надписи на четырёх языках: иврите, русском, английском, французском. В этой церемонии принимают участие министр обороны, депутаты кнессета (парламента Израиля), послы различных стран, военные атташе, дипломаты, ветеранские организации. Поднимаются флаги стран антигитлеровской коалиции. На праздничном концерте звучат песни «Священная война», «День Победы». Всё это стало традицией задолго до того, как кнессет принял закон об этом празднике, ставшем сейчас в Израиле по-настоящему народным. 

В отличие от западных стран, отмечающих День Победы 8 мая, в Израиле, как и в России, праздник приходится на 9 мая? 

— Да, мы сегодня одна из немногих стран, где празднуется именно 9-е, а не 8 Мая. Тем самым мы отдаём дань уважения Красной армии, говорим о её роли в разгроме нацизма. Для нас, и в особенности для наших ветеранов, это очень важно. Мы помним, что Аушвиц был освобождён именно советскими войсками. А 9 мая 1945 года был освобождён и Терезиенштадт в Чехии, где было спасено около 14 тыс. евреев. Вот такой это день. Разве можно его на что-то променять? При этом если День Победы выпадает на субботу — праздник по нашим законам, его переносят на 10 мая. 

Кстати, израильтянам несоветского и даже неевропейского происхождения раньше трудно было понять суть Дня Победы. Но в последние годы их всё больше в праздничных шествиях. Что же касается нас, потомков победителей в Великой Отечественной войне, то День Победы — это ещё и семейный праздник, часть нашей общей истории. Мы ещё живы, мы это помним и передаём своим детям и внукам. Время уходит, и уходят настоящие ветераны. Это наша боль. Однако праздник Победы остаётся, его величие не меркнет и не померкнет никогда. 

 

 

Защита общей памяти 

Россия и Израиль неоднократно предпринимали совместные шаги по сохранению памяти о героях и жертвах Второй мировой войны. Одна из наиболее запомнившихся акций — обращение российской Госдумы и кнессета Израиля к парламентам Европы в связи с оскорблением памяти советских воинов-освободителей и жертв Холокоста, принятое три года назад, в июле 2017-го. В нём стороны признали недопустимыми героизацию нацистов и коллаборационистов, а также принижение решающей роли Красной армии в разгроме гитлеровской Германии. Такие действия в будущем приведут к «появлению в Европе молодого поколения, не знающего правду о самой страшной войне XX века», — отмечалось в документе. Совместное заявление парламентов двух стран стало реакцией на принятие в Польше поправок к так называемому закону о декоммунизации, предусматривавших снос около 500 памятников, в том числе воинских мемориалов. Польские политики мотивировали это тем, что монументы погибшим красноармейцам являются «данью памяти лицам, организациям, событиям или датам, символизирующим коммунизм». 

На международном форуме «Сохраняем память о Холокосте, боремся с антисемитизмом» Владимир Путин заявил о долге политиков «защищать имена живых и павших героев, мирных жителей, жертв нацистов и их пособников». Иерусалим, январь 2020 года

Фото: HTTPS://HSSS.SPBSTU.RU, LEGION-MEDIA, РИА «Новости», HTTP://WWW.RADIOPIK.PL, РАХИЛЬ ПОЗНЕР/ЯД ВАШЕМ, EPA/ТАСС

Читайте дальше