«За веру и верность». Орден Святого апостола Андрея Первозванного

Максим Лаврентьев

В день памяти апостола Андрея Первозванного мы вспоминаем о первом русском ордене. 

Само понятие «орден» (от лат. ordo «ряд», «порядок»; отсюда же и нем. ordnung) в своём первоначальном значении нашему Отечеству не просто несвойственно (помните сакраментальное: «Земля наша велика и обильна, а порядка в ней нет»?), но прямо-таки враждебно.

Пётр I со знаком ордена Святого Андрея Первозванного на голубой андреевской ленте и звездой на груди. Ж.-М. Натье, 1717

 

Ливонский и Тевтонский (Немецкий) рыцарские ордена несколько столетий представляли реальную угрозу для православной Руси, гораздо более опасную и долговечную, чем Золотая Орда (от тюрк. ordu — «лагерь», «стан». Это тоже подразумевает порядок, не правда ли?). Иван Грозный, которого в нынешнее время прозвали бы скорее либеральным, пожалуй, первым из русских самодержцев (по-настоящему первым из них он и был) попытался организовать некую привилегированную корпорацию на западный манер.

 

Иван Грозный, пожалуй, первым из русских самодержцев попытался организовать некую привилегированную корпорацию на западный манер.

 

То, что ему удалось, известно нам как опричнина. Члены этой серьёзной организации носили одинаковые чёрные одеяния, шапки и кафтаны и напоминали бы типичный орден братьев во Христе, когда б не пёсьи головы, притороченные спереди к седлу, да нечто вроде метёлки, носимой вместе с колчаном. Стоит ли удивляться, что «либеральный корпоративчик» быстро перерос в бесовскую вакханалию?..

Но нас интересует орден в более распространённом теперь значении, то есть носимый на груди почётный знак отличия, в который превратились кресты с рыцарских плащей. Собачьи головы и мётлы, конечно, нонсенс. Тот же царь по традиции жаловал приближённых золотыми цепями на шею. В цепь иной раз вставлялась либо закордонная золотая монета — «корабельник» (голландская копия английского розенобля: на одной стороне — роза, на другой — король, стоящий в лодке), «португалок» (тут всё, кажется, понятно), либо «московка». О последней во времена правления Фёдора Иоанновича писал неудачливый английский дипломат Джильс Флетчер: «Тому, кто отличится храбростью перед другим или окажет какую-либо особенную услугу, царь посылает золотой с изображением святого Георгия на коне, который носят на рукавах или шапке. И это почитается самою большою почестию, какую только можно получить за какую бы то ни было услугу». И всё-таки это скорее относится к истории медалей. А что же собственно ордена? Их появление в России связано с деятельностью следующего либерального реформатора — Петра I.

Возвратившись в 1698 году из Великого посольства, царь (урядник Преображенского полка Пётр Михайлов, как он пожелал называться в путешествии) привёз из Европы помимо прочего идею высшей государственной награды. Не любивший откладывать задуманное в долгий ящик, в том же году герр Питер учредил орден Святого апостола Андрея Первозванного — первый в своём роде и некоторое время единственный. Причина монаршего выбора проста: согласно популярной легенде, апостол Андрей занимался распространением христианства на территории будущей России (ещё до всяких славян, разумеется) и потому считался её покровителем. Святой был распят на необычном Х-образном кресте, что и отражено в дизайне орденского знака. Кроме фигуры распятого на кресте с четырёх сторон имеются латинские буквы S. A. P. R. (Sanctus Andreas Patronus Russiae — «Святой Андрей — покровитель России»). Знак-крест полагалось носить возле бедра на перекинутой через плечо голубой ленте. Восьмилучевая орденская звезда — то, что мы сейчас принимаем за сам орден, — крепилась на левой стороне груди выше всех прочих наград, учреждённых впоследствии. Внутри звезды, сперва матерчатой, а не металлической, на центральном медальоне изображался Андреевский крест, заменённый при Павле на двуглавого императорского орла, и девиз по кругу: «За веру и верность». Поначалу живых и здравствующих кавалеров ордена из россиян должно было быть 12 по числу апостолов, а с кавалерами-иностранцами — 24. Кто же вошёл в узкий круг избранных? Назовём первых двух, чей пример показателен для всей истории этого ордена.

Головин Фёдор Алексеевич (1650—1706) с 1700 г. Копия Ивана Шпринга с неизвестного оригинала нач. XVIII века. Государственный музей истории Санкт-Петербурга

 

Граф Фёдор Алексеевич Головин — личность масштабная. Ближайший сподвижник Петра, родовитый боярин (говорят, первым из бояр сбрил бороду), игравший при царе на первых порах гораздо более важную роль, чем безродный «полудержавный властелин» Алексашка Меншиков (тоже, конечно, андреевский кавалер). Именно он, руководя Посольским приказом, отвечал за внешнюю политику России — «прорубал окно в Европу». Первый русский фельдмаршал. Первый генерал-адмирал флота, созданного при его непосредственном участии. Справедливо, что он первым и удостоился ордена с милым сердцу русского моряка голубым Андреевским крестом.

Меншиков в возрасте 25 лет. Михиль ван Мюссер / Michiel van Musscher (16451705). Портрет Александра Даниловича Меншикова, 1698 год

 

А вот вторым кавалером стал небезызвестный малороссийский гетман Иван Мазепа. Личность противоречивая и сумбурная, но в координатах нашей истории — явный злодей и предатель. Правда, теперь на «незалежной» Украине его всячески оправдывают и героизируют, тиражируют изображение на денежных купюрах (мелкого, как и сам гетман, достоинства). Ох уж этот некстати помянутый поэтом «спор славян между собою»! Впрочем, недолго музыка играла, недолго звезда «За верность» красовалась на груди предателя. Орден демонстративно сорвали с гетманского кафтана, в который за отсутствием сбежавшего оригинала был обряжен изображавший Мазепу манекен. С тех пор так и повелось: главным орденом России нет-нет да наградят какого-нибудь её врага. Но к этим случаям ещё вернёмся.

 

Вторым кавалером стал небезызвестный малороссийский гетман Иван Мазепа. Личность противоречивая и сумбурная, но в координатах нашей истории явный злодей и предатель.

 

Гораздо позднее, в 1720 году, при участии царя был создан первый статут ордена — точное его описание, порядок награждения и ношения. Вот характерный отрывок из этого документа: «…одним за верность, храбрость и разные нам и отечеству оказанные заслуги, а другим для ободрения ко всяким благородным и геройским добродетелям; ибо ничто столько не поощряет и не воспламеняет человеческого любочестия и славолюбия, как явственные знаки и видимое за добродетель воздаяние».

Орден Святого апостола Андрея Первозванного

 

Любопытно, что сам Пётр Великий был лишь седьмым человеком, удостоившимся ордена Святого Андрея. Причём за боевые заслуги: он руководил захватом шведских кораблей в устье Невы. Скромно держался «урядник Преображенского полка». Среди его более славолюбивых наследников стало доброй традицией украшать себя высшей наградой сразу по восшествии на престол. Заодно не забывали «ободрить» особо приближённых. Так, императрица Анна Иоанновна пожаловала орденом своего фаворита, пресловутого Эрнста Иоганна Бирона. Елизавета Петровна отличила Алексея Разумовского — по-семейному, если верить преданию об их тайном браке. Екатерина Алексеевна точно так же облагодетельствовала Григория Потёмкина (по заслугам) и Платона Зубова (тоже понятно за что). Особняком в этом дамском мирке стоит супруг Екатерины. Сумасброд Пётр III начал своё недолгое и бесславное правление с возложения голубой ленты на графа Романа Воронцова, папаши любовницы новоиспечённого императора Елизаветы. После вполне закономерного цареубийства граф Воронцов, как водится, попал в опалу, но через некоторое время снова вошёл в милость и, служа в разных местах губернатором, остался в истории под красноречивым прозвищем Роман Большой Карман.

 

Пётр Великий был лишь седьмым человеком, удостоившимся ордена Святого Андрея. Причём за боевые заслуги: он руководил захватом шведских кораблей в устье Невы.

 

Разумеется, помимо этих были и другие кавалеры, несравненно более достойные ордена. Прежде всего герои-полководцы Пётр Румянцев-Задунайский и Александр Суворов-Рымникский (награждён в 1787-м за сражение под Кинбурном, а ещё через два года получил к ордену бриллиантовые знаки — за Рымник), адмиралы Самуил Грейг, Василий Чичагов, Алексей Сенявин. Первым духовным лицом, в котором решено было «воспламенить любочестие», стал в 1796 году митрополит Новгородский и Санкт-Петербургский Гавриил. Да, список громкий, но… Как явствует из обновлённого статута, «никакие точные заслуги не определяются законом для достижения сего ордена, и удостоение оным зависит единственно от Монаршего внимания к службе и отличиям высших чиновников государственных». А раз «никакие точные заслуги не определяются законом», то наградить в принципе можно было кого и за что угодно. Хоть бы и смертельного врага. Так, например, поступил в 1807 году Александр I после поражения под Фридландом и заключения позорного для России Тильзитского мира. «Удостоение» получили Наполеон Бонапарт и его брат Жером, маршалы Луи Бертье и Иоахим Мюрат, политический авантюрист и прохвост Шарль Морис Талейран, чьё имя стало нарицательным и выражает чуть ли не всю суть западноевропейского мировоззрения. Узнав об этом «удостоении», возмущённый шведский король Густав IV Адольф снял и вернул свой Андреевский орден. Интересно, а французские маршалы разъезжали по Бородинскому полю с русской звездой на мундире?

Орден Святого апостола Андрея Первозванного

 

Кстати, в Отечественную войну с её обилием наград «Святого Андрея» выслужил только генерал Александр Тормасов за сражение под Красным. Но светлейший князь Михаил Илларионович не мог быть на него за это обижен. Он-то, Кутузов, свой орден получил ещё раньше.

С эпохи Павла апостольским крестом наделялись великие князья (по факту рождения) и князья императорской крови (по достижении совершеннолетия). Забавно, но всем известный обычай перевязывать новорождённых мальчиков голубой лентой, а новорождённых девочек — розовой восходит именно к павловскому времени (красной была лента «женского» ордена Святой великомученицы Екатерины, второго по старшинству в иерархии русских наград до 1917 года. Его автоматически удостаивались все великие княжны). Логично, что в этом «детском саду» следовало навести орднунг, а посему с 1855 года к Андреевскому кресту начали добавлять мечи — за военные подвиги. Вообще в XIX веке орденская звезда стала важнейшим элементом полковых значков гвардейских частей, а затем и некоторых армейских полков. Солдаты крепили её на головные уборы, патронташи-лядунки и даже конские попоны.

 

Всем известный обычай перевязывать новорождённых мальчиков голубой лентой, а новорождённых девочек розовой восходит именно к павловскому времени.

 

Последним андреевским кавалером в Российской империи (за всю историю их было чуть больше тысячи) стал князь императорской крови Роман Романов. Пришедшее к власти в феврале 1917-го Временное правительство удалило с ордена короны (правда, «Андреем» с республиканским орлом, созданным по эскизу известного художника Ивана Билибина, никого наградить не успели), а вскоре большевики ликвидировали и сам орден. Сохранился он только за рубежом — как династическая награда рода Романовых, которую выдавали редко и по самым мирным поводам, например к свадьбе. С первой волной русской эмиграции многие орденские знаки «За веру и верность» разошлись по миру. На европейских аукционах цена за иной из них доходит до 5 млн долларов.

Указом первого президента России под номером 757 от 1 июля 1998 года орден Святого апостола Андрея Первозванного был восстановлен в качестве высшей награды Российской Федерации.

 

 

Читайте дальше