Что прочитать и что увидеть в декабре

Нина Калембет, Варвара Рудакова

Журнал «Историк» рекомендует. 

Визель М. Пушкин. Болдино. Карантин. Хроника самоизоляции 1830 года. — М.: Бослен, 2020. 

«В кризис открывается окно возможностей», — цитирует автор книги Михаил Визель мотивационных спикеров, проводящих тренинги по всему миру, и тут же «переводит» эту фразу на русский язык: «Всякий карантин может обернуться Болдинской осенью». И действительно, если разобраться, это же просто удивительно, как краткая и сугубо хозяйственная поездка в нижегородское имение осенью 1830 года неожиданно стала для 31-летнего Пушкина трехмесячной «творческой командировкой». Одним словом, Александр Сергеевич той осенью попал в такую же ситуацию, как и мы с вами весной и осенью 2020-го, однако ай да Пушкин — сколько же он всего успел! С 5 сентября по 1 декабря 1830 года им был дописан «Евгений Онегин», созданы «Маленькие трагедии», «Повести Белкина», поэма «Домик в Коломне», не говоря уже про несколько десятков лирических стихотворений. 

Изолированный от невесты, родных, друзей, получая от них лишь редкие письма, находясь в крайне раздраженном состоянии, он все же смог воспользоваться ситуацией, повернув ее на пользу себе — и нам. Нужен ли более яркий пример того, как воля человека, вдохновение и желание творить способны превратить ограничения в подарок судьбы? 

У Михаила Визеля образ поэта необычайно живой и понятный: «Александр Пушкин, старший сын небогатого помещика, решает жениться. Он политически неблагонадежен… знаменит, ему платят огромные гонорары, он лично общается с царем…» Комментарии автора к письмам Пушкина («До нас дошло 19 писем разным корреспондентам — в первую очередь, разумеется, невесте — m-lle Гончаровой, 18-летней Наташе») позволяют нам воспринять его переписку с Натальей Николаевной иначе, как если бы мы читали ее, открыв собрание сочинений поэта. Как отмечает Визель, «в нашем распоряжении теперь оказалось что-то вроде "Инстаграма" или "Фейсбука", по которому мы можем восстановить: чем именно занимался Пушкин в свою Болдинскую осень? Как она оказалась Болдинской? Письма Пушкина и дают понять — как». 

Пушкин пишет будто про нас. Чего стоит эта запись в дневнике: «…карантины остановили всю промышленность, заградили путь обозам, привели в нищету подрядчиков и извозчиков… Покамест карантины тут… народ будет более беспокоиться о своем продовольствии, о угрожающей нищете и голоде, нежели о болезни неведомой». 

Автор замечает: для Пушкина «Болдино стало не просто "островком спокойствия", импровизированным домом творчества, но местом переосмысления и пересборки самого себя». В итоге он сумел воспользоваться карантином «на все сто». Вот, оказывается, в чем еще можно Пушкину подражать. 

 

Редькова И.С. Город глазами средневекового монаха (по экзегетическим текстам первой половины XII в.). — М.; СПб.: Центр гуманитарных инициатив, Петроглиф, 2020. 

Город как новый феномен социальной жизни Средневековья возник в Европе в XII веке: первые попытки осмыслить данное явление были предприняты интеллектуалами той эпохи. В книге кандидата исторических наук Ирины Редьковой показано, как в комментариях к Священному Писанию находили отражение темы, которые волновали людей того времени: взаимоотношения со светскими и церковными властями, ремесленниками и купцами, контакты с иноверцами, проживавшими в городе, трудности с торговлей, налоги, бедность и богатство, роль и место женщины, городские развлечения. В итоге сквозь очертания библейских городов — прежде всего Вавилона и Иерусалима — начинает просматриваться облик средневековых городов с их подъемами и спусками, улочками и площадями, укреплениями и башнями, рынками и храмами. Хотели ли добиться этого эффекта средневековые книжники? Кто ж теперь знает… 

 

Эскин Ю.М. Иван Никитич Хованский. — М.: Квадрига, 2020. 

Известный историк, замдиректора Российского государственного архива древних актов Юрий Эскин написал книгу о крупном государственном деятеле XVII века Иване Хованском (?–1656). «Хованщина», увековеченная в опере, к нему не относится, да и умер он за много лет до переломных событий в истории страны. «Королевичев приход», Смоленская война, Балашовщина, несчастливое сватовство датского принца к русской царевне, Новгородское и Псковское восстания 1650 года, поход будущего патриарха Никона за мощами святого митрополита Филиппа на Соловки, начало Тринадцатилетней войны и сопутствовавшая ей страшная чумная эпидемия — вот основные вехи служебно-политической биографии царского воеводы. И во всех этих событиях проявляется незаурядная индивидуальность Хованского, который даже в свое жестокое время всегда стремился к наименее болезненному решению, предпочитал компромисс конфронтации и войне. 

 

Козлов В.Ф., Смирнова А.Г. Жемчужина Замоскворечья. Усадьба Аверкия Кириллова на Берсеневке в истории и культуре Москвы и России. — М.: ИЦ «Краеведение», 2020. 

Книга посвящена уникальному историко-архитектурному памятнику Москвы — усадьбе XVI–XVIII веков думного дьяка Аверкия Кириллова (1622–1682) на Берсеневской набережной. Кандидаты исторических наук Владимир Козлов и Александра Смирнова проследили историю памятников усадьбы, а также общественных организаций и учреждений, находившихся в этих зданиях с середины XIX века, — дореволюционного Московского археологического общества, советских и современных научных учреждений, связанных с изучением, реставрацией, охраной памятников, музейным делом, краеведением и историей культуры. 

 

Пчелов Е.В. Дамский век русской истории. — М.: ГИМ, 2020. 

XVIII век — удивительное время в истории России. Первая четверть столетия ознаменовалась грандиозными преобразованиями Петра Великого, поставившего страну на рельсы европейского развития. 25 лет трудов, поражений и триумфов, невероятного напряжения сил и блестящих побед увенчались созданием нового государства и стали памятником гениальности одного человека. После смерти Петра на протяжении почти всего XVIII столетия у руля империи находились женщины. Этот «дамский век» представлял собой череду царствований четырех императриц, которые в общей сложности держали бразды правления огромной страной на протяжении 66 лет из 75. Мужчины же занимали трон на короткий срок: три года — подросток Петр II, один год — младенец Иоанн Антонович (при регентстве своей матери), полгода — неудачливый Петр III и четыре с небольшим — его чуть более везучий сын Павел I. Ни до, ни после в истории России ничего подобного не случалось. Кандидат исторических наук Евгений Пчелов попытался понять, как и почему женщины оказались на вершине власти и какую память по себе они оставили. 

 

Ростиславлев Д.А. Политические идеи французской эмиграции в конце XVIII начале XIX века и Россия. — М.: Книгодел, 2020. 

Монография Дмитрия Ростиславлева посвящена анализу политических идей французских эмигрантов, которые не признали результатов революции конца XVIII века и не приняли бонапартистский режим в своей стране и чьи судьбы так или иначе оказались связаны с Россией. Автор исследовал переписку, проекты, сочинения и другие документы известных деятелей эмиграции: Людовика XVIII и его представителей при петербургском дворе; генерала Дюмурье, принца Конде, герцога Ришельё, Жозефа де Местра и других, в том числе и не столь именитых персон. 

 

Александр III. Русский государь/Сост. А.Д. Яновский, Н.А. Каргаполова, С.С. Сергушкин.  М.: ГИМ, 2020. 

Великолепно изданный альбом — это нечто большее, чем просто каталог открывшейся в октябре в Государственном историческом музее выставки, приуроченной к 175-летию со дня рождения Александра III (1845–1894). Скорее это иллюстрированная биография предпоследнего русского императора, позволяющая нам не только еще раз вспомнить основные этапы его жизненного пути, но и прикоснуться к подлинным документам эпохи и его личным вещам, вглядеться в произведения живописи, отразившие неповторимый облик самого царя-миротворца и его времени. Из последних царствований Романовых правление Александра III было самым непродолжительным — 13 лет 7 месяцев и 20 дней. Александр I занимал престол без малого четверть века, Николай I — более 29 лет, Александр II — 26 лет, и даже Николай II сумел удержаться на троне свыше 22 лет. А самому могучему из этой пятерки, царю-богатырю, судьба отвела самый краткий срок правления. При этом ему пришлось решать сверхсложную задачу: после трагической гибели Александра II новому монарху было необходимо сберечь и укрепить самодержавную власть, сдержать нараставший натиск революционной стихии. И в конце 13-летнего царствования Александра III позиции России на мировой арене были крепки как никогда. Из всей когорты русских императоров такое удавалось лишь Петру I и Екатерине II, которые в немалой степени именно благодаря этому вошли в историю как «Великие». О жизни, о деяниях, возможно, «самого русского» за всю историю России императора — царя-миротворца Александра III — рассказывает новая книга. Она снабжена богатым иллюстративным рядом. В итоге читатели, которые из-за санитарных ограничений не смогли посетить саму выставку «Император Александр III. Царь-миротворец» в ГИМе, смогут познакомиться с ее главными экспонатами без всякого риска для здоровья. 

 

Монарх и монархия: к 150-летию со дня рождения императора Николая II и 100-летию убиения царской семьи/Отв. ред. А.В. Анашкин. — М.: Издательство ПСТГУ, 2020. 

В основу сборника легли материалы научной конференции «Монарх и монархия», которую провел в ноябре 2018 года Православный Свято-Тихоновский гуманитарный университет при участии журнала «Историк». Конференция была приурочена к 150-летию со дня рождения императора Николая II (1868–1918) и 100-летию расстрела царской семьи. Целью мероприятия было осмысление исторических событий царствования Николая II, роли императора в них, а также феномена монархии, ее символической и политической сущности. Сборник состоит из семи разделов. Среди них — «Образ правителя и идея монархии: от раннехристианской эпохи к Новому времени», «Образы монархии в общественной и исторической мысли России XVIII–XIX вв.», «Идея монархии в русском богословии XVIII–XX вв.». Следующие разделы посвящены восприятию Николая II в русском обществе, деятельности царя в годы Русско-японской и Первой мировой войн, взаимоотношениям последнего русского императора и Русской православной церкви. Последний раздел касается истории 1917 года, периода ссылки и казни царской семьи, а также вопросов, связанных с ее канонизацией. Статьи для сборника написало более 30 исследователей, в числе которых и постоянные авторы журнала «Историк» — доктора исторических наук Игорь Курукин, Федор Гайда, Зинаида Перегудова, Галина Ульянова, Александр Полунов, Василий Цветков, Вадим Демин, Александр Пученков. Сборник посвящен памяти организатора конференции — доктора исторических наук протоиерея Георгия Ореханова (1962–2020). 

 

Антонов В.С., Прокофьев В.И. Сахаровский. — М.: Молодая гвардия, 2020. 

К столетию Службы внешней разведки России выпущена биография генерал-полковника Александра Сахаровского (1909–1983) — незаурядного человека и выдающегося чекиста, проработавшего на посту начальника Первого главного управления КГБ СССР (внешняя разведка) более 15 лет — с 1956 по 1971 год, в самый разгар холодной войны. Ветераны внешней разведки так характеризовали своего руководителя: «Сахаровского отличала внешняя и внутренняя строгость. К людям он относился требовательно, но без мелочной придирчивости. Работал Александр Михайлович допоздна, во все старался вникать сам. Говорил он просто, ясно, мысли выражал четко и лаконично, отчего слова его надолго запоминались». Когда Александр Михайлович покидал разведку, прощаясь с коллегами, он сказал: «Я оставил здесь все — здоровье, друзей и любимую работу!» Биография генерала Сахаровского — последняя книга недавно ушедшего историка спецслужб, писателя и журналиста Владимира Антонова (1943–2020). 

 

Бондаренко А.Ю. Юрий Дроздов: Начальник нелегальной разведки.  М.: Молодая гвардия, 2020. 

Участник штурма Берлина генерал-майор Юрий Дроздов (1925–2017) вошел в историю прежде всего как руководитель нелегальной разведки — легендарного Управления «С» Первого главного управления КГБ СССР. Несмотря на то что должность требовала во всех смыслах тишины, он пришел на нее громко, под автоматно-пулеметные очереди и разрывы гранат, поскольку первой операцией, которой руководил Дроздов на этом посту, был штурм президентского дворца в Кабуле 27 декабря 1979 года. Почему начальник нелегальной разведки возглавил боевую операцию? И почему он сам вычеркнул свою фамилию из списка участников штурма, представленных к званию Героя Советского Союза? Чем занимался после того, как ушел в отставку буквально за полгода до распада СССР? На эти и ряд других вопросов ответил в своей книге Александр Бондаренко. 

 

3 декабря 2020 года  31 января 2021 года 

Больше чем архив. К 100-летию ГА РФ 

Выставочный зал федеральных архивов 

Москва, Большая Пироговская улица, 17 

В 2020 году Государственный архив Российской Федерации (ГА РФ) отмечает вековой юбилей. Этому событию посвящена выставка, основу которой составляют уникальные документы и предметы, хранящиеся в архиве. Среди них — серебряный ларец, изготовленный для хранения Акта о престолонаследии императора Павла I, ларец, созданный для хранения Конституции Царства Польского, подписанной Александром I в 1815 году. В экспозиции представлены также записные книжки российских императриц, украшенные драгоценными камнями и вышивкой. Они хранят сведения о многих исторических событиях и известных людях. Например, в альбоме великой княгини Елены Павловны сохранилось стихотворение Александра Пушкина «Полководец», записанное рукой поэта. Не обойдена вниманием и новейшая история России. О ней расскажут подлинники советских Конституций и Договора об образовании СССР, материалы о расследовании смерти Адольфа Гитлера и другие уникальные документы. На выставке можно увидеть рукопись воспоминаний балерины Матильды Кшесинской, ее балетные туфельки и платье, сшитое для занятий в балетном училище. Многие из представленных артефактов прежде не демонстрировались широкой публике, так что посетителей ждут неожиданные открытия.

Читайте дальше