Катынь

Ирина Великанова, генеральный директор Государственного центрального музея современной истории России

30 октября в России отмечается День памяти жертв политических репрессий. Для Музея современной истории России этот день имеет особое значение, и не только потому, что страшное время, именуемое Большим террором, — часть современной истории нашей страны. Мемориальные комплексы на месте массовых расстрелов репрессированных советских граждан — «Катынь» в Смоленской области и «Медное» в Тверской — являются филиалами нашего музея.

Как известно, на территории МК «Катынь» расположено польское военное кладбище, на котором покоятся останки 4415 польских офицеров. Однако далеко не все знают, что на большей части катынского леса, на территории, называемой «Долина смерти», находится более 200 захоронений наших соотечественников. Их могилы обозначены символически, потому что назвать точное количество покоящихся здесь советских людей пока не представляется возможным.

На протяжении многих лет территория советских захоронений не была до конца благоустроена. Только в августе 2017 года благодаря поддержке Министерства культуры Российской Федерации в «Долине смерти» начались работы по благоустройству, в том числе эксгумация останков наших соотечественников, ставших жертвами репрессий.

Фактически за два года Музей современной истории России совместно с Российским военно-историческим обществом провёл полномасштабную реконструкцию «Катыни»: был реконструирован входной павильон, построено новое здание музейно-выставочного центра, в «Долине смерти» появились Стена Памяти и скульптурная композиция «Расстрел» (автор — народный художник России Андрей Ковальчук).

Однако главная работа — поисковая — ещё не завершена.

Первые плановые раскопки в «Долине смерти» прошли перед началом реконструкции и только на участке, предназначенном для установки памятника репрессированным советским гражданам, Стены Памяти и мостков, ведущих вглубь «Долины смерти». Участники сводного поискового отряда Смоленской областной общественной организации «Поисковое объединение "Долг"» изучили 10 захоронений и обнаружили в них останки 333 советских граждан, от 3 до 77 человек в каждом раскопе.

Удалось идентифицировать только одного человека, да и то лишь благодаря подписанной зубной щётке, найденной рядом. Это Александр Яковлевич Клявс-Клявин, директор Вяземской льночесальной фабрики, арестованный в августе 1936 года и расстрелянный 12 ноября 1937-го.

Летом 2019 года поисковые работы продолжились уже на южной стороне Мемориального комплекса «Катынь» — и были найдены останки 559 человек. То, что открылось взглядам поисковиков, никого из них не могло оставить равнодушным. Тела, уложенные ровными рядами, ногами к центру ямы, иногда даже в четыре или пять слоёв, кое-где пересыпанные опилками. Часто черепа были обмотаны верхней одеждой, что с высокой степенью вероятности позволяет предположить, что бо́льшую часть приговорённых казнили в других местах, а затем транспортировали сюда. Поверх останков были сброшены личные вещи. Так, поисковики находили очки и флаконы из-под духов, туфли, зубные щётки, табакерки, мыльницы, кружки…

Буквально в первый же день работы был обнаружен «говорящий предмет» — женский гребень с надписью «Волкова О.И.». Установить его владелицу оказалось несложно: в книге «По праву памяти. Книга памяти жертв политических репрессий. Смоленский мартиролог» указана единственная Волкова Ольга Ивановна — домохозяйка, арестованная в декабре 1937 года за «участие в контрреволюционной организации евангелистов», расстрелянная в январе 1938-го. Реабилитирована в 1989 году.

Имена Александра Яковлевича Клявс-Клявина и Ольги Ивановны Волковой увековечены на Стене Памяти. Как и в 2017 году, найденные останки советских граждан перезахоронены на территории мемориала «Катынь» в День памяти жертв политических репрессий, 30 октября 2019 года.

В этом году, несмотря на трудности, связанные с пандемией коронавируса, поисковая работа продолжилась. Вот строки из отчёта участников экспедиции — членов смоленского добровольного поискового отряда «Честь и долг» и поискового отряда «Спас»: «В период экспедиции, с 21 сентября по 6 октября 2020 года, отрядами исследовано 14 расстрельных ям, в которых обнаружены останки порядка 541 человека. Абсолютное большинство (99,9 %) найденных останков имеет следы насильственной смерти в результате выстрела в область головы».

Впервые с начала работ в расстрельных ямах были найдены не только обувь, одежда и предметы личной гигиены. Члены поисковых групп извлекли из ямы государственные награды Российской империи — медали «В память коронации Императора Николая II» (коронован в Москве 14 мая 1896-го), «В память царствования императора Александра III» (1881–1894) и «За труды по первой всеобщей переписи населения» (1897), завёрнутые в вицмундир статского советника с обшлагами, обшитыми золотой нитью.

Были обнаружены также петлицы военного техника НКВД и фрагменты формы старшего лейтенанта государственной безопасности НКВД (с петлицами и нарукавными вышитыми звёздами). В списках реабилитированных граждан, подвергшихся репрессиям на территории Смоленской области, есть сведения только о двух старших лейтенантах госбезопасности: это Пётр Фрицевич Блигзне (1897 г. р., латыш, особоуполномоченный УГБ УНКВД по Смоленской области) и Крытьян Мартынович Даболин (1896 г. р., латыш, начальник 12-го отделения УГБ УНКВД Смоленской области). Они были расстреляны в один день — 28 апреля 1938 года.

В том же раскопе, где были обнаружены остатки формы, найден и женский гребешок с надписью «Лёля Скиргайло». В другом раскопе среди останков 99 человек обнаружена зубная щётка с надписью «З.Е. Кривелев». Однако женщины по фамилии Скиргайло, как и человека с именем «З.Е. Кривелев», в списках реабилитированных жертв политических репрессий Смоленской области не значится.

Кем же были эти люди? Нам это пока не известно, но, исходя из логики и механизмов Большого террора, очевидно, что в одной могиле могли оказаться как невинные жертвы, так и реальные преступники. По ряду находок проводится экспертиза — возможно, будут установлены и другие имена. После исследования всех найденных предметов и подведения итогов экспедиции сотрудники мемориала подготовят запрос в Управление ФСБ Смоленской области для получения справочной информации.

По результатам работ была составлена электронная карта с обозначением возможных захоронений, в том числе и мест раскопок 2019–2020 годов. На карту нанесены 112 мест предполагаемых захоронений, а также 15 захоронений, исследованных в 2019 году, и 14 захоронений, раскопанных в 2020 году, — всего 141 захоронение.

В ходе трёх экспедиций в 39 раскопах обнаружены останки 1433 человек, в среднем по 37 человек в каждом захоронении. Исследованная на этот день территория составляет примерно треть всей «Долины смерти»…

Продолжение поисковых работ необходимо, ведь до сих пор неизвестно, сколько советских граждан из более 8 тыс. расстрелянных в 1930-х годах в Смоленской области захоронено в катынском лесу. И мы продолжаем эту работу.

Два года, прошедшие после открытия Стены Памяти, показали, что для потомков жертв репрессий очень важно, что теперь есть место, куда можно прийти и поклониться своим предкам. В эти годы в МК «Катынь» стали поступать обращения от родственников репрессированных, не нашедших на Стене Памяти имён своих близких. Вот почему на ней оставлены свободные таблички.

В 2019 году на ней появилось имя Якова Христофоровича Ангелика — крестьянина с хутора Рыжово Смоленской области, арестованного 1 декабря 1930 года, расстрелянного 23 марта 1931 года (реабилитирован 17 мая 1989 года).

А 30 октября 2020 года здесь появится ещё одно имя — Адольфа Игнатьевича Пучко, шофёра колхоза имени Дзержинского деревни Зыколино Смоленской области. Он был арестован 8 сентября 1937 года, а уже 26 сентября 1937 года расстрелян (реабилитирован 20 сентября 1957 года).

С этим именем связана долгая история. Родные и близкие 58 репрессированных жителей деревни Зыколино ещё в 1959 году установили памятник жертвам политических репрессий — первый в Смоленской области. Все 58 человек были представителями одного рода. На плите не поместились все имена, но имя Адольфа Игнатьевича Пучко там есть. Теперь оно появится и на Стене Памяти Мемориального комплекса «Катынь».

И как бы ни была горька эта страница нашей истории, мы обязаны помнить о ней, ведь историческая память народа состоит не только из парадных, героических страниц.

Читайте дальше