Антидиктатор

Джульетто Кьеза, публицист и политический деятель (Италия)

Отношение к Владимиру Путину со стороны политических элит Запада отличается от отношения к нему тех, кого принято называть простыми людьми. Элиты его старательно демонизируют, а обычные люди относятся к нему с симпатией.

С самого начала — в первое время президентства Путина — отношение к нему со стороны политических элит Запада было скорее положительное. Или, лучше сказать, выжидательное. Запад считал, что Владимир Путин — наследник и продолжатель предыдущего десятилетия, ельцинского. Он действительно был наследником эпохи, которую я называю эпохой колонизации России со стороны Запада, и в частности со стороны Соединённых Штатов Америки. И до тех пор, пока на Западе думали, что Россия и дальше будет оставаться в состоянии зависимости, там были довольны Путиным. Но потом выяснилось, что наследник Бориса Ельцина — это необязательно продолжатель его политики. После этого отношение к Путину стало меняться. 

Мне кажется, я знаю, что явилось водоразделом для самого Путина, когда он всерьёз осознал, что Запад не хочет договариваться. Это был 2001 год: тогда президент США Джордж Буш-младший принял решение об одностороннем выходе из Договора по противоракетной обороне (ПРО). Я помню, как Путин выступил по телевидению и очень чётко сказал, что с Россией так поступать нельзя. Я думаю, что сразу после этого он понял, что должен начинать воссоздание оборонной мощи страны, потому что доверять Соединённым Штатам Америки больше нельзя. 

Однако на Западе не осознали изменения в его отношении. И поэтому, когда в 2007 году Путин выступил со знаменитой Мюнхенской речью и сказал западным лидерам, как обстоят дела в действительности, именно в этот момент он и стал их врагом. С этого момента начинается демонизация Путина — попытка создать образ нового диктатора, нового врага демократии и всего коллективного Запада. 

На мой взгляд, столь жёсткая реакция была вызвана тем, что западные элиты не предвидели такого развития событий. После распада СССР в США прониклись уверенностью, что Россия больше не представляет опасности, а значит, и интереса. И надо просто её использовать. На Западе были уверены, что Россия уже у них в кармане, а тут вдруг появляется человек, который говорит, что категорически не согласен с этим. 

Ещё одним рубежом стало нападение Грузии на Южную Осетию, когда США попытались выставить Москву в качестве агрессора. А после событий на Украине и перехода Крыма к России развернулась самая настоящая, как теперь говорят, «гибридная» война против вашей страны, которая продолжается до сих пор… 

Впрочем, важно иметь в виду, что, несмотря на позицию элит, обычные люди Путину симпатизируют. Среди них он имеет намного больше сторонников, чем некогда популярные советские лидеры — Леонид Брежнев и особенно Михаил Горбачёв. Конечно, Горбачёв был очень популярен на Западе, и это очевидно. Но сейчас Путин завоевал симпатии другого рода. 

Я бы это назвал так: симпатия людей, которые не имеют иной надежды. Попробую пояснить свою мысль. Горбачёв понравился руководящим элитам Запада, и те — прежде всего через СМИ — транслировали это отношение населению. Он был первым (и, как потом выяснилось, последним) советским лидером, который хотел примириться с Западом, нёс надежду на завершение конфронтации. А Путин — это лидер, который также готов сотрудничать с Западом, но при этом он не хочет смиряться с его диктатом, с диктатом тех ценностей, которые навязывает современный Запад. И именно поэтому, как мне представляется, простые люди испытывают к нему симпатию. Им тоже не нравится этот диктат, они тоже не согласны со своими элитами. 

Есть и другая причина: Путин — сильный руководитель в отличие от наших, которые часто показывают себя очень слабыми лидерами. Сильный руководитель плюс лидер, который готов сохранять культуру и традиции, — вот образ Путина для простых людей на Западе.

 

Фото: Наталья Львова

Читайте дальше